Чыныбай Акунович ушел, приоткрыв завесу над многими вещами

30 октября 2017
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Быстрый уход по собственному желанию со сдачей должности спикера Жогорку Кекнеша Чыныбая Турсунбекова подтвердил: в политике бывает многое, не понравишься кому-то – быстро уйдешь с должности. Хотя Чыныбай мырза сказал о своем уходе по собственному желанию, но последние слова доказали принудительность ухода из-за многих игр. Сколько бы ни суетился лидер фракции СДПК Иса Омуркулов, приговаривая: «На Чыныбая Акуновича не было никакого давления и принуждения уходить с должности», - но всем известно, эта игра была давно задумана. На съезде партии было сказано «шефу не понравилось сказанное Чыке перед выборами, что выдвижение двух человек от партии это признак демократии, и до самого конца пытался выдвинуть свою кандидатуру». Уже тогда начали отодвигать Чыке со словами «кто не уважает решение партии, тому нет места в партии». Это стало основным фактором, повлекшим плохие последствия на спокойное пребывание Турсунбекова спикером. Позже кому-то не понравилось, что во время выборов спикер парламента держался честности, не пел песни власти. Третье, когда противостояние Атамбаев-Текебаев достигло апогея, он (Турсунбеков) назвал противника президента учителем:  «У меня в политике есть два учителя. Один Атамбаев,  второй Текебаев». Вот эти три явления сняли Турсунбекова со спикерской должности.

Чыныбай тоже не просто так ушел, своим выступлением подбросил пищу многим раздумьям. Обратившись к депутатам, он сказал: «Я относился ко всем вам честно, объективно, не допускал внутреннего раскола. Возможно, эта моя позиция кому-то понравилась, а кому-то могла не понравиться. Но моей главной целью как поддерживающей демократию личности было соблюдение закона. В частности, никакому депутату, никакому сотруднику аппарата не было дано задания сверх закона в зависимости от политической ситуации», - эти его слова как бы подтвердили, что кому-то не понравилось. Очевидно, доказательством вынужденной сдачи должности стало сказанное: «Я сдаю должность с выражением благодарности за поддержку большинства моих коллег, их просьбу продолжать мою службу. Но я продолжу свою политическую деятельность, работая депутатом парламента».

Кажется, кроется многое за выражением «продолжу свою политическую деятельность». Стало также неожиданностью сказанное им о мирном уходе с поста: «Я думаю, и на других ветвях власти должна быть привычка мирной передачи власти. Нет никакой необходимости в создании общественной напряженности. Мы должны превратить в традицию передачу должности в соответствии с ситуацией».  Если не было силы, велевшей Чыныбаю Акуновичу сдать должность в парламенте, то в соответствии с какой ситуацией он бросает должность? Что он хотел сказать, говоря «нет никакой необходимости в создании общественной напряженности?». Есть ли правда в том, что когда Чыке сильно приступил с засученными рукавами участвовать в выборах, сверху ему сказали: «Если соберешься выдвигаться самостоятельно, то на тебя будут возбуждены уголовные дела по делам, о которых говорит Азимбек Бкназаров»? Не сдал ли добровольно должность Турсунбеков после подобных запугиваний?

Источник: газета «Жаны ордо» №28 от 27.10.2017/стр.2

  https://www.gezitter.org/zhogorku_kenesh_vi/64734/ Ссылка на материал: