Советбек Арбаев, председатель ГСИН при правительстве: «С реализацией службы пробации на 50% сократится число заключенных»

Автор: Сымбат МАКСУТОВА
Эркин Тоо Эркин Тоо
16 февраля 2015
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

- Советбек Асанович, насколько вы сумели улучшить положение в тюрьмах в течение года?

- Репутация Службы исполнения наказаний сильно пострадала в прошлые годы освобождением Батукаева, делом о мародерствах. Это затруднило и работу сотрудников, отвлекало их. Моя нынешняя цель – не втягиваться в политику, работать по закону, добиться точного выполнения своих обязанностей каждым отделом, управлением.

Не сменил и не сдвинул с места ни одного сотрудника, привык тесно работать с теми, кто и раньше работал. Но среди сотрудников были четко не понимающие дисциплины или замешанные в коррупции. Мы избавились от одного-двух таких руководителей, других изменений не было. Обладающую юридическим образованием молодежь мы адаптируем к специальному отделу, обучаем. При нас имеются двухмесячные курсы, где обучаем работников и вновь принятых. Есть планы направлять на учебу в Турцию сотрудников.

В этом году начнутся большие реформы в случае внесения изменений, дополнений в Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовно-исполнительный кодекс, Гражданский кодекс, и их принятия. Надеюсь и верю, что реформы будут. В развитых странах есть такая служба «Пробация». Совершившего преступление человека она с первого дня берет в свое ведение, знает о нем все, дает заключение, берет на себя обязательство «после осуждения не направлять в закрытое пенитенциарное учреждение, контролировать с целью обращения его в полезного для общества человека». Суд смотрит на степень тяжести совершенного человеком преступления, если преступление легкое, то передает в ведение службы пробации. У нас все лица, совершившие мелкие преступления попадают в закрытые учреждения, их психология нарушается еще больше. В тюрьмах сейчас вообще нет такого, как воспитание. Если за 80 человек отвечает один человек, то как он воспитает и как этого достигнет? Совершившие мелкие преступления сидят вперемешку с совершившими тяжкие преступления, мы их охраняем, чтобы они не устроили взаимную поножовщину. При внедрении службы пробации мы бы воспитали, исправили и снова передавали семьям людей, совершивших мелкие преступления.

- Когда приступит к работе служба пробации? Сколько средств надо для нее?

- При внедрении этой службы произойдут прогрессивные перемены. Если в законы внесут изменения, то вскоре мы создадим ее на базе инспекции. Данная служба возьмет на регистрацию людей, совершивших мелкие преступления. Эти люди продолжат учиться, работать, ходить как обычно, но всегда будут под контролем. С запуском в работу этой службы число сидящих в колониях людей сократится на 50%

- Известно, сидящие в СИЗО №1 Бишкека лица путем обмана, запугивания находящихся на свободе людей только за один 2014 год смогли собрать около 15 млн сомов. Говорят, что среди сидящих там происходит много случаев сбора денег под разными отговорками. В какой степени вы смогли привести в порядок внутреннюю дисциплину?

- Судьба сидящих в СИЗО №1 должна решаться в течение одного года. После признания человека виновным или невиновным он осуждается или на тюремное заключение, или оправдывается. У нас есть сидящие в СИЗО до 5-6 лет в ожидании судебного решения. Некоторым очень нравится сидеть в СИЗО. Дело в том, что 1 день пребывания в СИЗО засчитывается за 2 дня, если отсидел здесь 6 лет, то засчитывается как отсидевший 12 лет. Поэтому некоторые преступники тянут время, не хотят выходить оттуда. Если человека осудили на 5 лет и он отсидит в СИЗО 1 год, считается отсидевшим 2 года, он идет в исправительную колонию на 3 года. А если зацепится за амнистию, то выходит уже через 6 месяцев. Многие такими путями выходят на свободу уже через 2-3 года, оттого народ удивляется «что-то быстро вышел». Мы установили во всех тюрьмах видеонаблюдение для обзора снаружи и изнутри. В камерах все видно: кто ходит внутри, кто открыл дверь и вышел, кто вошел, куда едет машина, как работает конвой.

Это правда, были телефонные мошенничества. Мы установили в тюрьмах аппараты по заглушке телефонной связи, но из-за поступивших жалоб от расположенных близко к тюрьмам домов мы были вынуждены снова убрать аппараты. По этой причине мы не можем внутри города установить подобные аппараты, наталкиваемся на сопротивление. Теперь устанавливаем в тюрьмах, расположенных вдали от домов. Через камеры мы провели специальный рейд, собрали у преступников более 4 тысяч телефонов. Сейчас начиная с меня как с руководителя, ни один сотрудник не может войти в тюрьмы с телефоном. По видеонаблюдению все открыто видно.

- Урегулировано ли обеспечение работой тюрем?

- По итогам 2013 года все тюрьмы были обеспечены работой на 9%, а в 2014 году тюрьмы обеспечились работой на 25%. С таким показателем мы подытожили год. В колониях главным образом работают: швейный цех, цеха по производству мяса, хлеба, проволоки для границы, обработке металла, дерева. И фабрике по производству золота мы предоставляем 500 человек. Мы просили помощи у Турции, при поступлении оттуда оборудования также начнутся работы. Тем самым мы даем сидящим в колониях людям профессию, после выхода из тюрьмы они будут пригодны к работе, смогут содержать семьи.

- Как проходят тендеры по предоставлению тюрьмам питания? Я к тому, что говорят: вместо мяса дают другое, или экономят на питании.

- Слава богу, нет жалоб на питание. На одного осужденного в день выдается питание более чем на 80 сомов, а больным туберкулезом на 146 сомов. Оказалось, по тендерам раньше были нарушения закона, сейчас нет. В тендере все смотрят: комиссия, члены наблюдательного совета. Мы полагаем, не избавиться ли нам постепенно от закупок, чтоб самим взять в руки производство сельскохозяйственной продукции, обеспечение тюрем макаронами, лапшой из муки.

- Насколько правдивы слова, что Нариман Тюлеев отремонтировал, улучшил тюрьму, в которой сам сидит?

- Есть и правда, он сделал футбольное поле в колонии №47, где сам сидит. Это окажет большую помощь в укреплении здоровья, получении воспитания сидящим в заключении людям. В тюрьмах очень много проблем, одному человеку все их устранить невозможно.

- Сколько в общей сложности имеется в стране мест заключения?

- 6 СИЗО, 11 исправительных колоний и 14 мест поселений, теперь их количество увеличится. Только в одном прошлом году построено 3 тюрьмы, такого не было в союзные времена. В колонии №31 в Молдовановке мы построили трехэтажную больницу по европейским стандартам. Такой больницы вообще нет в Кыргызстане. Внутри установлено все необходимое медицинское оборудование, мягкая мебель и надлежащее оснащение. Ее профинансировало международное общество «Красного полумесяца».

Кроме того, в течение 7 лет не завершалось строительство тюрьмы для пожизненно осужденных, оно практически закончено. Она резко отличается от других тюрем, там есть видеокамеры, строятся канализация и очистительные сооружения. С глубины 150 метров мы вывели чистую воду, ею начали пользоваться и близлежащие села. В будущем в каждой области должны быть места временного содержания. Хотя в южном регионе есть три области, но всех людей до суда привозили и содержали в городе Оше. Да и то СИЗО совсем устарело, едва вмещает 800 человек. В каждой области есть суды, каждый день проходят судебные процессы, например, если суд идет в Баткене, то надо привезти туда и увезти сидящего в СИЗО в Оше человека. Для устранения подобных трудностей мы построили СИЗО в Джалал-Абаде, скоро сдадим в работу. В Баткене выделили землю под СИЗО, за два года начнем его строительство.

- Какого количества достигли пожизненно осужденные?

- Всего 297 человек, число еще растет. Скоро к ним присоединятся еще двое.

- Пожизненно лишенные свободы тоже работают внутри тюрьмы?

- Есть право работать, но мы не можем создать им условия. Могут в камерах заниматься ручным ремесленничеством.

- Каков возраст подавляющего большинства их?

- От 20 до 40 лет.

- Происходит обмен опытом с другими странами?

- В сентябре этого года Всемирная организация здравоохранения ознакомится с положением мест заключения в Кыргызстане. В Бишкеке проведут большую конференцию министры здравоохранения стран Европы, их заместители с участием лучших медиков мира. У нас есть «Чистая зона». Мы размещаем и лечим там обращающихся с искренним намерением бросить употребление наркотиков. Там работают по программе «Атлантис». Это особая зона, там абсолютно не говорится о наркотиках или пьянстве. Созданы хорошие условия, есть библиотека, столярный цех, установлено все оборудование европейского стандарта. В том месте мы окончательно вылечили 50 человек, отобранных в тюрьмах, отдавшихся наркотикам. Среди них есть работавшие на больших должностях лица. Мы контролируем их во избежание рецидива. Такого опыта нет в Центральной Азии, даже в мире нет. В «Чистую зону» никто кроме сотрудников не может входить. В других зонах тоже лечат больных, но эта зона последняя по очистке. Мы тоже думаем пригласить для обмена опытом сотрудников служб исполнения наказаний и глав тюрем из Казахстана, Турции, Азербайджана, Китая и других стран.

Источник: газета «Эркин тоо» №12 от 13.02.2015/стр. 13

  https://www.gezitter.org/vyvoz_aziza_batukaeva/37352/ Ссылка на материал: