Баткен: Мама утонувшего в канале ребенка рассказала подробности случившегося

Автор: Гульшат Ысамамат кызы
SUPER.KG SUPER.KG

До этого сообщалось, что в результате агрессивного нападения таджикской стороны на Баткен в селе Арка-2 пятилетний мальчик упал в канал и утонул. Пресс-секретарь УВД Баткенской области Дамира Юуспова подтверждала эту информацию, заявив, что «Абидин Турсунбаев 2016 года рождения умер, упав в канал».

Портал SUPER.KG побеседовал с Динарой Исабай кызы — матерью скончавшегося Абидина Турсунбаева. Переживающая горечь утраты мать рассказала о случившемся.

—  Выражаем свои соболезнования, самое тяжёлое — это потерять ребёнка. Звучит информация, что Абидин упал в канал, когда вместе с  матерью бежал от обстрела таджикской стороны. Что произошло на самом деле? Сын на ваших глазах упал в канал?

—  Я везде стараюсь донести точную информацию. Но в большинстве случаев идёт неправильная информация, не соответствующая действительности. Где-то в 19:00 мы с мужем находились на работе. Ещё до этого начали распространяться слухи, что таджики что-то готовят и что надо делать. Мы не придали им особого значения, работали как обычно. Где-то в 7:00 вечера на работу с плачем прибежала кайын эже (сестра мужа), сказав, что наш мальчик упал в канал и его унесло течением. Мы с мужем сразу побежали к каналу, а там муж моей кайын эже вытаскивал из канала нашего сына. Оказывается, он всплыл ниже по течению.

Мы стали предпринимать усилия по спасению, делали, что могли. Затем в машине скорой помощи доехали в больницу села Достук, где Абидину оказали всю возможную помощь: поставили капельницу, делали массаж, горячие ножные ванны. Потом сказали, что в Достукской больнице возможности ограниченные, и позвонили врачу Кулундинской больницы, и по его указаниям продолжали оказывать помощь моему сыну, но безрезультатно. Оказывается, уже в то время сердце его не билось, хотя пульс был, периодически замедляясь. Затем врач дала указание доставить в Исфану, в Кулундинскую больницу. Мы выехали в машине скорой помощи, продолжая по дороге делать Абидину искусственное дыхание.

Остановились в одном селе. В тот момент со стороны с. Максат машины возвращались и люди бежали. Потом в «60 жылдык» кто-то остановился и сказал, что там идет обстрел и нам надо возвращаться обратно. Мы решили доехать до Исфаны в объезд по горам. Но так как аппарата ИВЛ не хватило бы до туда, мы вернулись в больницу Достука, где около часа боролись за жизнь Абидина. В конце нам сказали: «Пульс есть, но сердце не бьется, распрощайтесь с надеждой». У нас разрывается сердце из-за того, что не смогли проехать до дороге. Я думаю, что если бы проехали, то смогли бы спасти сына.

—  Вы сказали, что были слухи о предстоящем обстреле. Скажите, какой была ситуация, когда вы вытаскивали сына из воды? Звучали выстрелы?

—  До того, как сын мой упал в канал, никакой стрельбы не было. Но люди уже уезжали в панике, а мы этого не заметили. Когда в больнице в Достуке нам сказали, что сына уже не спасти, я взяла тело на руки нашего мальчика и мы прибежали к каналу, который находится в верхней части Достука. Там уже собрался народ, люди садились в машины и уезжали. Таким образом, я с холодным телом моего сына на руках отправилась в сторону горы.

— Ваш сын до того, как утонул, был в детсаде или не ходил в тот день? Кто дома смотрел за ребёнком?

—  Абидин вернулся из детского сада где-то в 17:00. Вместе с младшим братиком катался на самокате на улице. По словам младшего сына, Абидин пошел к каналу и играл, бросая туда камешки.

— Вы говорите, что в то время, когда вытаскивали из воды, стрельбы не было. Примерно в какое время она началась?

—  Мой сын играл у канала, но его смерть тоже связна с этим конфликтом. Когда его несло течением и мы его вытаскивали из воды, тоже не было перестрелки. Кажется, она началась где-то часов в восемь вечера, я не могу точно сказать.

—  Кто в тот день ты смотрела за ребенком?

—  Взрослые присматривали за детьми, но как раз в тот день  в дом пришли дааватчы. Моя свекровь была занята дааватчы. Сестра моего мужа вышли из дома, чтобы принести что-то из магазина, и по дороге встретила моего плачущего младшего сына, который сказал, что Абидин упал в канал.

—  Сколько лет вашему старшему сыну, сколько у вас всего детей?

—  Нашему сыну три с половиной года, Абидину бы исполнилось 5 лет в июне. Но я восприняла смерть моего сына как гибель в канале, обстрел здесь не был причиной. Единственное —  не смогли своевременно оказать помощь, не смогли доехать до больницы, не смогли проехать по дороге, это ещё больше усугубляет нашу боль. Возможно, если бы проехали по дороге и дохали до Кулундинской больницы, то сына бы спасли и он был бы жив, не знаю... В основном распространяется очень много неверной информации. Например, в отдельных изданиях написали, что у меня есть дочь. Но у меня два сына: старший Абидин, младший —  Эльхан.

— Вы сейчас сказали, что во время трагедии были на работе. Чем вы занимаетесь?

—  Работаем с мужем в магазине. Мы приходим на работу с раннего утра. Утром оставляем детей в детском саду, затем идем на работу и возвращаемся домой вечером. Детей из детского сада забирал свекр, за детьми присматривали он и свекровь. В тот день детей по возвращении из детского сада переодели и они вышли на дорогу поиграть. Они играли каждый день, но никогда не переходили на  нижнюю сторону дороги, потому что там очень опасно. До этого тоже были случаи, когда маленькие дети падали в канал.

Источник: super.kg