В открытой базе данных чиновников-коррупционеров не оказалось самых громких имен

22 февраля 2019
Версия для печати

В июне прошлого года на сайте Генеральной прокуратуры КР появился реестр госслужащих, осужденных за совершение должностных преступлений, связанных с коррупцией и хищением государственной или муниципальной собственности, с 2015 года. Такая единая база данных чиновников-коррупционеров была создана решением Совбеза, как одна из мер новой антикоррупционной стратегии, призванная обеспечить гласность по подобным уголовным делам.

Иначе говоря, чтобы страна знала своих антигероев, и вернуть себе безупречную репутацию, утаив позорное пятно на биографии, они уже не могли. Вот только при пристальном рассмотрении актуального реестра оказалось, что попали в него почему-то далеко не все выявленные коррупционеры из числа тех, чьи имена давно и прочно на слуху.

Заподозрить неладное в так называемой «Единой базе данных» осужденных за коррупцию и хищения государственного добра можно еще на уровне общих цифр и простых подсчетов. На сегодняшний день в списке, размещенном на сайте Генпрокуратуры, находятся 745 человек. Некоторые имена и фамилии, по не вполне понятным причинам, попали в него не единожды.

Так, к примеру, за №207 значится ответственный офицер штаба в/ч № 708 Национальной гвардии КР Бекназаров Айбек Базарбаевич, и он же проходит под №219. Должность и статьи УК, по которым он осужден, полностью совпадают, за исключением упоминания в графе «судебных актов и назначенных наказаний» одной судебной инстанции. То есть человек очевидно один и тот же, данные те же самые, зачем его дважды внесли в реестр – непонятно. Логичнее всего списать на ошибку. Подобных, видимо случайных, дублей-пустышек набралось два десятка, и на самом деле в реестре значатся 725 человек. С этой цифрой и будем производить расчеты.

В начале 2017 года Генпрокуратура, отчитываясь об итогах работы за предыдущий год, сообщила, что в 2016-ом за должностные преступления были осуждены 375 чиновников. Поскольку база данных охватывает период с 2015 года по настоящее время, все упомянутые лица должны были в нее попасть. Следовательно, на оставшиеся три года, 2015-ый, 2017-ый и 2018-ый, приходится всего 350 выявленных коррупционеров – это более чем в три раза меньше, если считать в среднем за год, чем в одном только 2016 году. Довольно странная разница, учитывая, что органы каждый год уверенно рапортуют о множестве раскрытых коррупционных схем, и та же Генпрокуратура сообщала, что в 2017-ом было возбуждено 812 уголовных дел коррупционной направленности.

Ответ, который здесь напрашивается сам собой - что, вероятно, не все коррупционеры попали в «позорный список» - верный и легко подтверждается фактами. Действительно, многих не хватает. Причем, не попали в него как раз самые высокопоставленные и «блатные» из чиновников-мздоимцев.

Необходимо сразу уточнить, что в реестр вносятся и оправдательные приговоры, и уже погашенные судимости. Но вот брат секретаря Совета безопасности Дамира Сагынбаева Батыр Сагынбаев, судимый в октябре 2018 года за вымогательство взятки и оправданный за недоказанностью его участия в совершенном преступлении, в базу данных почему-то не попал.

Депутат ЖК Канат Исаев, которого в январе 2018 года осудили на 12 лет лишения свободы по статье «Коррупция» за незаконную передачу муниципального участка земли частной компании, а в июне того же года дело закрыли за истечением срока давности – тоже отсутствует в базе данных.

Судимый по все той же статье «Коррупция» Ахматбек Келдибеков, чье дело в первой инстанции рассматривалось в 2015 году, а затем растянулось еще на два года, непременно должен был оказаться в реестре, годы его дела как раз подходящие – но и его там нет. А еще нет Аиды Саляновой, Омурбека Текебаева и Алмамбета Шыкмаматова - неразлучной троицы, проходившей когда-то по делу «Мегакома». Короче говоря, вспомните любое громкое расследование с проворовавшимся госчиновником  - наверняка в реестре его имени не найдете, проверено!

Любопытный получается курьез – Совбез во главе с президентом Сооронбаем Жээнбековым, объявившим жесточайше непримиримую борьбу с коррупцией на государственном уровне, специально придумали создать базу данных госчиновников, проходивших по коррупционным делам, чтобы предавать гласности их имена. И чтобы уже ни один госслужащий никогда не мог просто скрыть такую страницу своей биографии и сделать вид, что ничего не было.

Это, кстати, популярная стратегия у наших высокопоставленных лиц. Тот же Келдибеков, уже погасивший свою судимость за коррупцию, даже стал судиться с одним из отечественных СМИ, назвавшим его в статье коррупционером. Многие действующие госчиновники, имеющие прошлые грешки, спят и видят, как бы это все поскорее забылось, и стало можно снова выступать с высоких трибун в «белом пальто» и занимать хорошие должности.

Словом, идея с открытой базой данных более чем здравая. А что в результате? В реестре услужливо отсутствуют имена как раз самых значительных коррупционеров и родственников высокопоставленных лиц. Вместо них сплошь мелкие чиновники: кассир отдела образования Араванского района, главный бухгалтер дома культуры Сулюкты и т.п. - всевозможные младшие инспекторы и рядовые сотрудники. А вот брату секретаря Совбеза можно в «позорный список» и не попадать.

Рукаппарат страны распинается о справедливости и равенстве всех перед законом, но на деле пятнать репутацию в своей так называемой антикоррупционной борьбе хочет далеко не всем. Кое-кого можно от этой неприятности запросто отмазать - свои люди же.                           

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №7 от 22.02.2019/стр.4

  https://www.gezitter.org/society/77023/ Ссылка на материал: