Жедигер Саалаев, судья Конституционной палаты: «Тревожусь за судьбу дочери. Пусть бог даст всем нашим детям нравственности»

Обратите внимание на дату публикации.

Судья Конституционной палаты Жедигер Саалаев попал под сильную критику за то, что его дочь в одной из социальных сетей выразила негативные мнения о погибших в авиакатастрофе, ругалась с другими непотребными словами. Пользователи социальной сети также обвинили отца за такую дочь.

Мы связались с самим Жедигером Саалаевым, расспросили его мнение о данном деле. Саалаев не верит в написание дочерью такого мнения: «У меня нет времени просматривать сообщения, оставленные дочерью на личной странице. Услышал от людей. Не верю, что эти сообщения написаны моей дочерью. Сейчас я тревожусь за судьбу дочери. Не могу дать никакой оценки обсуждаемым сообщениям. Могу сказать только одну вещь, в июне 2016 года в кинотеатре с одной девушкой оспаривала место, из-за конфликта моя дочь получила сильную психологическую травму. Некоторые забыли о моей дочери, весь народ перешел к атаке на меня: «Если она дочь судьи, то ей можно делать так?». Моей дочери было очень плохо, как будто весь мир, весь Кыргызстан ненавидит нас. Она еще не оправилась от того шока. Обиделась на нас за то, что словесно уговорили тех, помирили, дочь ушла из нашего дома, самостоятельно ушла на квартиру. Дальше уехала за границу. После того происшествия дочь обижена на весь мир. Она была сильно огорчена, что имея на руках билет, не могла сесть на указанное место, девушки назло издевались над ней, легли в больницу, а в конце она сама оказалась виноватой. За то, что я тогда не защитил ее, в первую очередь винит меня. Я тоже чувствую себя виноватым за это. А если бы мы не помирили и оставили как есть, то разве было бы доказана невиновность моей дочери», - говорит Саалаев.

Мы спросили: «Услышав тот комментарий, вы смогли связаться и поговорить с дочерью?». Он ответил: «Мы разговариваем с дочерью. Это же наша личная жизнь. Говоря юридическим языком, раз человек является полноправным совершеннолетним гражданином, то должен сам отвечать за совершенные проступки. Я ничего не могу сказать о сделанном ею. У каждого человека есть ребенок. Пусть в сердцах детей будет нравственность. Не дай бог такой ситуации никому. После произошедшего события мы пытались связаться с дочерью. Но она совсем заблокировала нас, не разговаривает с нами», - говорит Саалаев.

Источник: газета «ПолитКлиника» №1 от 26.01.2017/стр.5

  https://www.gezitter.org/society/57133/ Ссылка на материал: