Урунса Мамазияева: "Печалит душевая скудость отдельных людей"

Автор: Асан Жунусов
Эркин Тоо Эркин Тоо
Обратите внимание на дату публикации.

В суровые, трудные годы военного времени отцы героически сражались на фронте, а оставшиеся матери со своими детьми и невестками мужественно трудились в тылу. Наша сегодняшняя собеседника 87-летняя Урунса эне тоже работала в то суровое время. Тогда ее, еще не достигнувшую совершеннолетия, выдали замуж в отдалённый Чон-Алай из Кадамжайского района. Там, среди высоких гор Алайского хребта она нашла свое счастье. Вместе со своим мужем Боркошем прожила вместе 50 лет, воспитала детей, пользуется уважением и авторитетом у односельчан. Прошло 73 года с того дня, как Урунса эне пришла невесткой на Чон-Алайскую землю. Сегодня она удостаивается наивысших похвал и преклонения как мать десятерых детей, у нее около пятидесяти внуков, 40 правнуков и два праправнука. Урунса эне – открытая, аккуратная, речь ее изобилует пословицами и поговорками. Проживает она в селе Ачы-Суу Чон-Алайского района.

- Урунса апа, ваше детство пришлось на военные годы?

- Я выросла в селе Тамаша Кадамжайского района. Отец мой Ашир умер, когда мне было три года. Наша мать Толгонай осталась с тремя дочерями на руках: мной, старшей сестрой Касиет и сестренкой Уулбубу. Наша мама выполняла как женскую, так и мужскую работу, невзирая на то, что осталась вдовой совсем молодой, повторно не вышла замуж. В нашем селе была старая школа, там я училась до 7 класса. Да и сейчас я читаю только крупными буквами.

- Сколько вам было лет, когда началась Великая Отечественная война?

- Я не особенно осознавала, что значит война, но понимала, что это очень плохо. На фронт ушел родственник по отцу Сейдакмат аба. В слезах проводили его на фронт. Родственников мужчин у нас не было, мать испытывала большие трудности, пока поднимала нас. Помню, как оправляли на фронт вязаные носки, вручную сшитые кемселы.

- Мать выдала вас замуж, несмотря на вашу молодость?

- В то время слова матери были для нас законом. Меня выдали замуж в дальнее село. Машин в то время не было, верхом через перевалы за три дня доехали до Чон-Алая, где жила родня моего мужа. Наследники вначале не соглашались, говорили, что я молодая и замуж в такую даль не отдадут, но потом согласились, так как отдавали в хорошее место. Первоначально жили в небольшом алайском селе Така. Я была молода, бывало плакала, тоскуя по матери и родственникам. С матерью поддерживали связь, приезжали на лошадях через перевалы. Сама жизнь оказывается главным учителем.

- Наверняка сразу после замужества вышли в поле на работу?

- Никто дома не оставался, все как один выходили в поле, работали с раннего утра до наступления глубокой темноты. Вечером в зависимости от выполненного объема работы отвешивали по граммам хлеб. Не поработаешь – хлеба не получишь. Какую работу мы только ни выполняли! В местности Арам-Кунгой кетменями и лопатами проложили канал. Помню, как после завершения строительства канала орошенная пашня дала богатый урожай.

- Есть разница между людьми того времени и нынешними?

- Разница большая. В трудные, бедные времена люди были очень сердобольными, совестливыми, человечными, делились друг с другом тем, что имели. Было сильное воспитание. Сегодня по телевизору видишь плохие вещи, раньше про такие мы даже не слышали. Печалит душевная скудость, скупость отдельных людей, хотя сами они сыты.

- Вам очень к лицу ордена и медали на вашем кемселе.

- (Смеется) Их  получила в союзное время как мать-героиня и ударная труженица. Ведь мы работали и в зной, и в стужу во время Великой Отечественной войны, затем в послевоенные годы. Меня награждают на торжествах в честь Победы, как и других. Хвала Всевышнему, все своих детей воспитала, вырастила, обучила. Все встали на ноги, живут своими домохозяйствами, честно трудятся. 

Источник: газета "Эркин тоо" №41 от 17.05.2016/ стр. 3

  https://www.gezitter.org/society/50162/ Ссылка на материал: