Поход генерала Скобелева на Алай (часть 1)

Автор: Бахтияр ШАМАТОВ
Чон казат Чон казат
24 августа 2011
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

 

135 лет назад, в июле-августе 1876 года на территории сегодняшнего юга Кыргызстана - в Алае, вошедшем в состав Российской империи, прошел Алайский поход. В донесении, отправленном 23 октября 1876 года командующим Туркестанским военным округом, командиром Алайского отряда, знаменитым в будущем, прославленным «белым генералом» Михаилом Дмитриевичем Скобелевым по поводу итогов его военно-научной экспедиции, говорится следующее.

«Покорены живущие в отрогах гор каракыргызы, над ними установлено русское управление… Отныне эти кочевники, ранее никому не подчинявшиеся, считаются русскими подданными.

Уточнено также наше положение в пределах Кашгара. Окончательно разрешилось непонимание с Каратигеном. Открыты страны, до этого неизвестные европейцам, начерчены карты территории в 25 тысяч (верст)», - так он писал в донесении.

В Алайском походе открыто прояснились все признаки «добровольно-принудительного» вхождения Средней Азии в состав Российской империи.

Для достижения этих целей имперские власти по возможности ограничивали применение силы, главным образом использовали политику «пряника», говоря иначе, они пытались внушить доверие местнму населению к огромной выгодности перехода под российское влияние в местности, которая должна была стать будущей колонией.

Однако с 60-х годов 19 века такая политика начала проходить с ужесточением, первоочередной целью выдвинулось установление российского владычества. Поэтому при зарождении малейшего препятствия начали «сворачивать шеи» местным смельчакам. Это был весомый аргумент в пользу бесполезности оказания сопротивления со стороны «бестолковых туземцев».

Конечно, такая тактика, основанная на крупном преимуществе российской армии, впоследствии принесла свои плоды. Подавляющее большинство местных смельчаков поняло, что избавиться от них невозможно, и они были вынуждены признать наличие у них (русских) правильных хороших сторон.

Об этом ясно свидетельствует жизненный путь «Алайской царицы» Курмажан датки (1811-1907) - уникальной исторической личности.

 

«Алайская царица»

После взятия русской армией Ташкента в 1865 году, под владением кокандских ханов остался только Ферганский регион (Паргана-Фергана). Да, с формальной точки зрения, независимость Коканда простиралась до горных районов Кыргызстана до Алайского региона.

Но в этих районах проживало воинственное население завоевателей (их в России называли каракыргызами и кыпчаками), которое никогда не преклоняло колен перед Кокандом. Более того, они частенько, как ураган, нападали на равнинные земли Коканда с атаками и атаковали их.

Хотя Коканд для противостояния им посылал свою армию, но от подобных карательных экспедиций толку не было, наоборот, они наталкивались на ожесточенное сопротивление горцев.

В конце концов, кокандские ханы были вынуждены считаться с реальной независимостью горцев и с созданием патриархального государства под руководством женщины (чего никогда не было на Востоке с преобладанием исламской религии).

Эту женщину звали Курманжан Датка. Она появилась на свет в семье простого кочевника из рода монгуш. Когда ей пошел 18-ый год, ее выдали замуж за человека, которого она никогда не видела. Курманжан очень пострадала от своего мужа и очень обижалась на родителей за то, что они нашли ей такого мужа. Она не подчинилась древним обычаям, не пошла к мужу и три года просидела в отцовском доме.

В 1832 году кокандцы назначили акимом, даткой в Алай Алымбека, который развел Курманжан с ее мужем и сам женился на ней. Поскольку Алымбек датка был приближенным Кокандского хана, а позже стал его первым визирем, он дома почти не бывал, и в таких случаях Курманжан сама правила Алаем.

Вследствие предательства в Ханском дворце (1862 год) Алымбек скончался (есть предположения, что был отравлен), после него власть полностью перешла к Курманжан.

Кокандский хан - Хан Кудаяр объявил алайских кыргызов своими подданными и наложил на них, в жизни никогда не плативших никому налогов, очень большие налоги. Курманжан воспротивилась этому, перешла к тайному и явному противостоянию с ханской властью.

В конце концов она добилась успеха, и позже ее были вынуждены признать сначала эмир Бухары Музаффар, а потом и сам Кудаяр.

Ей было присвоено почетное звание Датка, переданы соответствующие атрибуты и подарки. Курманжан была единственной женщиной, которую во дворце эмира Бухары принимали со всем пышным торжеством.

Курманжан датка очень быстро достигла авторитета мудрого правителя. Какие бы споры не возникали между горными кыргызами и родами, она решала их справедливо. Стала проводить политику, независимую от Кокандского хана.

Эта умная женщина поняла огромную важность Великого Шелкового пути и создала службу наподобие таможни. Сначала она посылала своих людей встречать идущие караваны для взятия доли. Позже, когда торговцы стали обращаться к ней за помощью и защитой, как к Царице, Курманжан для них ввела свою цену в обмен на гарантию их безопасности. Ей помогали ее братья: Абдылдабек, Мамытбек, Камчыбек и Асанбек, а также племянник Мырзапаяз. У каждого из них под началом было собственное кочевое становище алайских кыргызов.

 

Падение Кокандского хана

В те же самые времена в Кокандском ханстве созревал социальный взрыв. Поскольку значительно сократились доходы в казну от территорий, отобранных русской армией, Кудаяр хан для восполнения непоступающих налогов наложил бремя выплаты на оставшееся население, тем самым объем налогов на каждого жителя вырос очень сильно.

Причем, сбор налогов сопровождался чудовищными ошибками, хан фактически живьем сдирал кожу с народа.

Проведение им такой «налоговой политики» было откровенным разбоем. В дополнение ко всему возникли межродовые столкновения со скрежетом зубов и кровопролитиями, усилилось противостояние в самом ханском дворце, все это нанесло сильный удар по экономике, привело к многочисленным человеческим жертвам.

Все вышеописанное стало причиной в конечном итоге восстания народа против Кудаяра хана (1837). Недовольства сначала возникли на юго-востоке кокандского ханства, а далее распространились на весь Ферганский регион. В восстании движущей силой стал нижний социальный слой народа – кыргызы-кочевники и простые узбеки-земледельцы.

Что интересно, подавляющая часть восставших посчитала Россию защитником, щитом против ханского произвола. В ноябре 1837 года, когда началось восстание, представители кокандских кыргызов передали в русскую администрацию Туркестанского региона список из 42 глав кыргызских родов, которые все заявили о желании перейти под покровительство России.

В 1874 (так в оригинале) году  группа восставших во главе с кыргызом по имени Мамыр обратилась к генерал-губернатору Туркестана Константину Петровичу Кауфману с просьбой присоединить их к российскому подданству.  В апреле того же года около 200 тысяч восставших кыргызов направили письмо человеку по имени Журабек (который был в близких отношениях с Кауфманом и знал русский язык), в котором просили его оказать помощь в вопросе присоединения их к российскому подданству.

Восставшие в своем письме говорили: «Как вам известно, подчиняющиеся кокандскому хану кыргызы считаются подданными Кудаяра хана. Притеснения, гонения, сажания на кол и подобная бесчеловечность хана заставила нас выступить против него и отделиться, враждовать с ним…

Если вам не составит труда, мы просим вас передать вышесказанное господину генерал-губернатору. Если глубокоуважаемый генерал-губернатор отзовется на просьбу несчастных кокандских подданных, то мы бы избавились от жестоких мучений Кудаяр хана и достигли бы мирной, спокойной жизни».

 

(Продолжение в следующем номере)

 

Источник: газета «Чон казат» №16 от 17.08.2011 / стр. 9

  https://www.gezitter.org/society/4530/ Ссылка на материал: