Акылбек Жапаров, министр финансов: «Если найдутся те, кто поможет нам выплатить внешний долг, мы их встретим с распростертыми объятиями»

Автор: Уланбек Эгизбаев
Жаны Агым Жаны Агым
Обратите внимание на дату публикации.

В народе Акылбек Жапаров известен не только как депутат, министр, но и своими оригинальными идеями. Если напомним о программе ХИПИК и о паспортах для овец, наверное, будет достаточно. Мы пригласили господина Акылбека на разговор в то время, когда его мысли занимает дефицит бюджета, и задали ему несколько вопросов.

 -  Первый вопрос связан с вами лично. Вы поднимаете идеи о программе ХИПИК, о выдаче паспортов для овец, избавлении от нищеты при помощи богатых людей и другие такие оригинальные идеи. Почему поднятые вами идеи не претворяются в жизнь?

 -  Все это происходит из-за поднятия шумихи малограмотными журналистами. По странам СНГ только Кыргызстан не принял закон по идентификации овец. Слово "паспорт" даже не русское, а пришло из итальянского языка. Смысл слова – пропуск для входа во внутрь. У капитана судна по прибытии в порт спрашивали документ пас. Отсюда пошло слово паспорт. Паспорта бывают у человека, машины и животных. Мои оппоненты насмехались надо мной, осуждая, что я собрался выдавать паспорта овцам, когда их не хватает людям. Иначе кыргызский народ разбогател бы на одних овцах. Для того чтобы разбогатеть животноводством, необходимо экспортировать мясо. Если не вывозить, то никогда цена лошади не поднимется до 2 тысяч долларов. Для того, чтобы вывозить мясо за рубеж, и нужен этот паспорт. В течение 5 лет журналисты насмехаются над Жапаровым. Может быть, я не в то время сказал, и поэтому виноват. Но эта идея в будущем обязательно должна воплотиться в жизнь. Кыргызы гибнут, заразившись от животных. Корень вины в этом лежит на отсутствии ветеринарной службы. Все это происходит из-за отсутствия регистрации. Прошу журналистов, довести эту идею полностью до народа. А то, что не вошли в программу ХИПИК - это трагедия кыргызского народа. В то время внешний долг составлял только 2 миллиарда долларов. Нам бы 1 миллиард простили. В названной программе был только один принцип – в Кыргызстане не должно было быть коррупции. К сожалению, не был услышан мой голос экономиста, финансиста, решение приняли только «политики». Боясь, если Жапаров снизит внешний долг в два раза, то сможет впоследствии стать президентом, завистливые политики стали чинить мне препятствия. Это были тупицы, желающие смерти Кыргызстана, в конце концов, они сбежали. А долг возрос еще больше. К этому привела зависть. Я же не 100-долларовая банкнота, чтобы всем нравиться.

 -  Какая польза простому человеку от перехода на двухступенчатый бюджет? Объясните особенности двухступенчатого бюджета?

 -  Основной целью перехода на двухступенчатый бюджет считается избавление от посредничества. Мы уменьшаем человеческий фактор на уровне районов, областей и министерств. Имея присущие человеку слабости, начинают уделять тебе особое внимание, дни рождения, то да се, и создаются откаты, схемы для взяток. Теперь для их искоренения нужен метод Сталина. Он в свое время говорил, «нет человека, нет проблем». Мы не будем так сильно говорить, но чем меньше будет посредников, тем быстрее деньги дойдут до нуждающихся в них. Этим методом пользуется не один Кыргызстан, но и весь мир. Поэтому мы, ликвидировав посредников, работаем напрямую с айыл окмоту. Таких организаций, включая министерства, у нас набралось 4800. Принимая во внимание недостатки 2005-2006 годов, мы резко повысили сбор доходной стороны. Местной власти отдали на 100% откуп добровольное и принудительное получение патентов. Сейчас во многих метах происходят скандалы по вопросу разработки богатств недр. Мы решили 50% налоговых отчислений, поступающих оттуда, выделять местному бюджету. Кроме этого, недвижимое имущество, налог на землю - все это должно кормить сельский народ. СССР развалился, потому что все решала Москва. И Кыргызстан, решив все сконцентрировать в Бишкеке, пережил две революции. Поэтому каждый регион должен делать дела по своей возможности. Айыл окмоту прокормит 17 человек, или 3-х человек? Если не сможет, то 3-4 айыл окмоту должны избрать одного человека председателем. Мы тратим неимоверно большие средства на чиновников. Таким образом, из 95 миллиардов сом, предназначенных на пенсии, пособия, заработную плату, мы тратим около 70 миллиардов сом на содержание чиновников. Это наносит удар топором по будущему Кыргызстана. Вместо того чтобы создавать рабочие места, и за счет поступивших оттуда средств увеличивать пенсии и заработную плату, мы только кормим чиновников. Резко увеличилось число пенсионеров, достигших 40 лет, и получающих пособие инвалидов. Сколько бы ни поднимали размер пособия, увеличивается число желающих его получить, открывается путь коррупционным схемам.

Например, с  резким снижением количества участников ВОВ, с каждым годом растет количество тех, кто к ним приравнен. Сейчас количество желающих получить льготы увеличилось до 280 тысяч. Такой бюджет не сможет поднять ни одна страна. Если эту отрасль в этом году не упорядочим, тогда обгоним кризис, происходящий сейчас в Греции и Испании. Сейчас мы стоим перед опасностью стать страной, которая не может вовремя выплатить пенсии и зарплату.

 -  Сейчас очень высок процент кредитов. Хотя процентная надбавка Всемирного банка около 0,5-3%, но почему-то этот показатель здесь возрастает до 28-30%. Как можно снизить процентную надбавку?

 -  Я могу сказать только одно. Каждый человек не должен брать кредит. Это то же самое, как игра на аккордеоне. Должен быть талант. Кредит должен получать только тот человек, который понимает бизнес. Если нет целевого бизнес-плана или действующего бизнеса, то не надо брать кредит. Действительно, если брать кредит во Всемирном банке или у других доноров, то там надбавка бывает мала. Но когда банк раздает людям кредит, у него бывают убытки. Надо это брать во внимание. Таким образом, минимальная кредитная надбавка бывает 7%. Но у коммерческих банков свои интересы. Те, кто вкладывает туда депозиты, желают получить не менее 20% надбавки. Если к ним прибавить 7%, затем еще 1%, вот и получаем мы 28%. Для того, чтобы уменьшить процентную надбавку, надо создать государственный банк. Это один путь. Другой путь - возникшую разницу должно уплатить государство. Например, если 14% заплатит простой человек, 14% заплатит государство.

 -  Каков внешний долг Кыргызстана? Какая работа проводится по погашению долга?

 -  К концу 2011 года наш внешний долг составлял 2,8 млрд. долларов. Долги выплачиваем за счет бюджета. Ведутся работы в направлении погашения долга за счет экологических инициатив. Воспользовавшись случаем, расскажу об одной инициативе. Подняв инициативу всем миром заплатить долг, бизнесмен Жумабек Токтогазиев выделил 1 миллион сом. Еще много граждан-патриотов поддержало эту инициативу. Кажется, сейчас эта инициатива стала забываться. И сейчас еще не поздно. Если в Министерство придет человек со средствами выплатить внешний долг, то мы его встретим с распростертыми объятиями.

 -  Прожиточный минимум в Кыргызстане - всего лишь около 100 долларов. Как можно месяц на это прожить?

 -   Прожиточный минимум сейчас 4371 сом. Для горожан, конечно, это очень маленькая сумма, для сельчан это большая сумма.  А для таких дорогих городов, как Токио, Москва, на эти деньги нельзя прожить и один день.

Размер этого минимума не зависит от работы Министерства финансов. Наше министерство распределяет средства, собранные в бюджет. Наша цель – использовать эти средства продуктивно, с каждым годом все больше средств направлять в реальный сектор, создавать условия для развития экономики. Кроме этого, обеспечить продуктивное использование выделенных средств, среди них и выделенных на социальную среду. Создаваемый ныне Кодекс бюджета, решения по бюджету 2012 года, направлены на  реализацию этой цели.

 -  Оказывается, из-за сокращения производства на Кумторе госбюджет не досчитается 4,8 млрд. сом. За счет чего вы восполните этот недостаток?

 -  К сожалению, есть опасность, что не поступит налогов на 2 млрд.300 млн. сом, дивидендов на 1 млрд.500 млн. сом. Насколько мы можем, сокращаем расходы и изыскиваем другие источники. Первым к другим источникам относится товарооборот с заграницей. Темп роста там не плохой. Поэтому, в дополнение к плану Таможенной инспекции, мы спускаем дополнительный план в 2 млрд. 400 млн. сом. Кроме этого, дали дополнительный план и Налоговой инспекции. Мы сами в пределах 1 млрд.500 млн. сом сократим расходы. Это произойдет за счет средств статьи «другие расходы» нашего правительства и муниципальных служб в 4 квартале текущего года. К ним относятся дорожные и транспортные расходы. Одним словом, жизнь с финансовой стороны будет тяжела. Так же и порядок будет строг. За счет этого мы выскочим из ситуации. Основное - у бюджета есть свой баланс. Это мы называем сбалансированным бюджетом. Медленно мы переходим на принцип: какой поступит доход, столько же будет расходов. Если в дальнейшем мы будем двигаться в этом направлении, тогда ни кыргызскому народу, ни его правительству не будет тяжело. Мы далеки от  того, чтобы сказать, что техногенная катастрофа, случившаяся на Кумторе, смыла все вниз. По сравнению с прошлым годом, во многих отраслях темп роста не намного снизился. В связи с этим, есть прогноз Темира Сариева о том, что до конца года ожидается рост в пределах 2%. Я тоже присоединяюсь к этому. Мы тоже в связи с этим сокращаем доходную часть.

 -  В сокращение попадут врачи и учителя?

 -  Врачи и учителя не попадут. Раньше, когда зарплата учителей была невысока, поднимали часы, доходило до 1200. Мы в этом году сократим часы до 850. Как говорят, «палка о двух концах» - если сократятся часы, то сократится и количество учителей.

 -  Как финансист как вы рассматриваете создание Банка развития?

 -  Ну, такое решение было принято правительством. Сейчас в руках правительства работают РСК банк и «Айыл банк», после революции добавился «Залкар банк». Он еще не может хорошо работать. Распределяя деньги через эти банки, нет средств даже на обеспечение горючим автомашин этого банка.  По моему личному мнению, надо изыскать источники создания банка. Затем, уточнив объем ипотеки, лизинга, открыть банк.

 -  Что послужило причиной для отмены результатов тендера на ввоз угля? И вообще, насколько открыто и прозрачно проходят государственные закупки?

 -  В тендерной комиссии, оказывается, есть один представитель неправительственной организации, высказывающий свое мнение. Рассматривала еще комиссия этой стороны, и тоже вынесла отрицательное решение. По государственным закупкам полностью перешли на электронный вид. Один-два метода старого государственного закупа мы сейчас реанимируем. Сколько денег уйдет на покупку, кто покупает - на все вопросы вы можете получить ответ на нашем сайте. Все тендеры мы вынесли в Интернет. Туда войдут 95 миллиардов республиканского бюджета, в том числе и организации, имеющие более 50% доли государственного закупа. Объем 15 млрд. сом. Весь кыргызский народ может посмотреть. Оказывается, есть около 3 миллионов Интернет-пользователей. Значит, 6 млн. глаз могут посмотреть, как работает министерство финансов. Если народ смотрит, то резко сократятся такие понятия, как коррупция, откат. Только когда будут открытые и откровенные процедуры, мы можем победить коррупцию. Это, мы можем сказать - один большой шаг к модернизации финансовой отрасли Кыргызстана.

 -  Вы, оказывается, отказались от гранта Евросоюза в 300 млн. сом. Почему?

 -  Мы не отказались. Евросоюз сказал, что выделит 5 млн. евро, но мы должны отдать сверху 1,5 млрд. сом. Мы должны пойти на это все, обсудив, посчитав, а затем дать свое согласие. Бюджет этого года уже принят. Это предложение рассмотрим в следующий раз. Это окажет помощь не только инвалидам, но и не инвалидам.

 

Источник: газета «Жаны Агым» №23 от 15.06.2012/стр.8

  https://www.gezitter.org/society/12065/ Ссылка на материал: