Что пишет The New York Times о Садыре Жапарове?

Баракелде -  В The New York Times вышла статья политического обозревателя издания Ивана Нечепуренко из Москвы об итогах досрочных президентских выборов в Кыргызстане и победителе гонки.

Отрывок из публикации:

По данным ЦИК единственной демократической страны в Центральной Азии, Садыр Жапаров получил более 80% голосов. Более 80% избирателей также поддержали передачу политической власти от парламента в руки президента.

В сентябре 2020 года 52-летний Жапаров еще находился в тюрьме, отбывая срок за организацию похищения губернатора региона. В результате жестоких волнений, разразившихся из-за спорных парламентских выборов, Жапаров вышел из тюремной камеры и стал премьер-министром.

Несколько дней спустя он занял временное президентское кресло, прежде чем уйти в отставку и баллотироваться на этот пост уже на досрочных выборах. Главный следственный орган страны быстро отменил приговор Жапарову.
 
Поступали сообщения о нарушениях в голосовании по состоянию на конец воскресенья, когда избирательные органы заявили, что явка составила около 39%.

В воскресенье вечером на пресс-конференции в Бишкеке С. Жапаров сказал, что Кыргызстану сейчас больше всего нужна политическая стабильность.

«Я призываю всех противников объединиться; меньшинство должно подчиняться большинству», — сказал Жапаров, добавив, что пришел к власти в трудные времена.

Эксперт по Центральной Азии в Москве Аркадий Дубнов охарактеризовал политика как популистскую фигуру «Робин Гуда», пришедшего к власти и пообещавшего быстро помочь людям. 

«То, как вся система власти в Кыргызстане была свергнута всего за 48 часов, показывает, насколько нестабильны государственные институты в этой стране», — сказал эксперт.

Бывшая советская республика, не имеющая выхода к морю, с населением 6,3 миллиона человек периодически страдает от политических волнений. После обретения независимости в 1991 году трое из президентов КР, в том числе непосредственный предшественник Жапарова Сооронбай Жээнбеков, были свергнуты в результате жестоких восстаний.

Бедность, клановое соперничество и региональные разногласия между севером и югом мешали сменявшим друг друга властям осуществлять полный контроль над страной.

Во время последних политических беспорядков протестующие захватили главное правительственное здание, в котором находятся парламент и офис президента. Возмущенная «фальсификацией и утверждениями о массовом подкупе голосов» на парламентских выборах толпа ворвалась в «Белый дом» и разгромила здание.

После протестов президент России Владимир Путин заявил, что главная проблема Кыргызстана заключается в том, что ее элиты пытаются «подогнать свою внутреннюю политику по образцу некоторых западных стран».

Стремясь расширить свои полномочия, Жапаров, похоже, следует за Путиным, предполагает автор. Но этот путь может быть рискованным, считает он. Курманбек Бакиев попытался консолидировать все рычаги власти в своих руках в течение пяти лет. В итоге он был свергнут в кровавом бунте. 

Кыргызстан — страна, где русский язык является официальным языком, и тесно связана с Москвой. Жапаров обязался во время своего президентства поддерживать тесные связи. Россия имеет авиабазу недалеко от Бишкека и также является основным направлением для сотен тысяч мигрантов из Кыргызстана.

Соседний Китай — еще один ключевой партнер Кыргызстана, экономический гигант на востоке, главный инвестор в обедневшую экономику Кыргызстана и главный кредитор правительства.
 

Источник: Баракелде