Кыргызстан с неопределившимся курсом и управлением

Автор: Канатбек Аскаров
Медиа центр Медиа центр

Вы же видели фильм «Неизвестный маршрут» кинорежиссера Темира Бирназарова? Если видели, то по ощущению в подобном взвешенном состояние находится наш сегодняшний Кыргызстан, в котором мы живём. Разница только в том, что в фильме пассажиры автобуса хорошо знают конечный пункт, куда им следует прибыть, однако, не найдя дороги, терпят мытарства. Внутри автобуса то усиливаются, то затихают споры и конфликты между людьми с разными религиозными и политическими воззрениями. В картине раскрыт и образ молодых людей, потерявших человеческие ценности. Самое главное — сидящие за рулем не могут подняться выше своих ограниченных интересов.

На сегодняшний день Кыргызстан тоже следует по неизвестному маршруту с неопределившимся рулевым и курсом. Руль по идее это власть: президент, законодательная и исполнительная ветви. Ну а взятое направление должно по идее представлять собой ясный и четкий план строительства нашего государства.

Согласно инициированной после апрельской революции 2010 года конституционной реформе, наша страна должна была прийти к парламентской власти. Соответственно, роль президента должна была ограничиться международной политикой и обороной. Но если сегодня проанализировать Конституцию, то Кыргызстан не входит в ряды полноценных классических парламентских республик. Закрепленной в Конституции формой правления в Кыргызстане является парламентско-президентская власть.

К сожалению, даже эта парламентско-президентская власть у нас ещё не заработала на должном уровне. Хотя прошло уже около 30 лет, как мы получили независимость, только «легендарный парламент» как законодательная ветвь власти проработал достойно. Последующие созывы не справляются с миссией ветви власти, определяющей основные направления внешней и внутренней политики страны.

Основной формой парламентской власти считается многопартийная система. Однако число зарегистрированных в Минюсте партий не отражает уровня развития партийной системы. Подавляющая часть наших партий представляют из себя «мёртвые» партии, которые просто зарегистрировались. Чтобы получить статус политической партии, необходимо время и непрерывные действия. Чтобы стать настоящей политической партией, нужно обладать многими необходимыми критериями. Например, должна быть своя политическая идеология, харизматичный сильный лидер, представительства во всех уголках странах или хотя бы в крупных административно-территориальных единицах, постоянный электорат, который отдаст голоса за эту партию, свои представители в органах власти, интеллектуальной и экономической элите общества, финансовые источники, собственные СМИ, на которые можно опереться, политическая история.

К сожалению, ни зарегистрированные, но при этом «мертвые» партии, ни какая-либо их парламентских партий не соответствуют классическим критериям политпартии. Они почти не участвуют в общественно-политических дискуссиях, не разрабатывают собственные антикризисные программы, не выражают свою позицию по актуальным вопросам государственной и общественной жизни. В итоге наши граждане практически не обладают возможностями через партии влиять на власть, защищать свои интересы. Вместо этого в государственные и общественные дела больше вовлекаются неправительственные организации.

Мешает взять в свои руки руль государства сокращение полномочий президента в Конституции. Жогорку Кенеш также не владеет рулем вследствие качества депутатского корпуса, партий, которые ещё не сформировались как полноценные политические партии и не способны вести достаточную деятельность. Ну а правительство, вследствие качества своего состава и постоянно существующей угрозы распада коалиции, не может сделать решительные шаги.

По Конституции, принятой через референдум 27 июня 2010 года, ряд функций и полномочий президента был убран. Большинство из них были распределены между Жогорку Кенешем и правительством. Например, по Конституции президент не обладает рядом таких полномочий, как право на инициирование закона, право на назначение референдума, добровольное прекращение действия нормативно-правовых актов правительства и других органов исполнительной власти. Более того, правительство не подотчётно и не ответственно перед президентом. Кроме того, президент лишился права в конце года делать обращение к народу по ситуации в государстве. Самое интересное, что это право не было отдано ни Жогорку Кенешу, ни правительству. И в чьих руках в таком случае руль управления государством?

Выше мы написали, что как государственный институт Жогорку Кенеш представляет из себя демократическую «декорацию». Можем также сказать, что с каждым разом всё ниже падает уровень приходящих в парламент депутатов. Если в первые годы суверенности большую роль играли образование, опыт, интеллектуальный уровень, то сейчас все вопросы решает вес кошелька. В результате «атаманствуют» в парламенте лица, не способные даже сносно выговорить чье-то имя.

В классических парламентских республиках главой правительства становится лидер партии, завоевавшей самое большое число голосов. Соответственно в парламенте будет собственная фракция, выступающая сильной опорой. У нас же на пост премьер-министра приходит кто-то, не имеющий отношения к партии, но приходящий от имени какой-либо партии. И, конечно, он будет зависим от партии, которая его предложила. Стоит отметить, что по Конституции полномочий у правительства достаточно. Однако, вместо того чтобы воспользоваться своими полномочиями, правительство, как и раньше, ждёт указаний.

В общем непонятно, в чьих руках руль управления страной. Также не определён и курс. Что может быть с будущим такой страны?

Источник: media-center.kg