Сокращение наказания коррупционерам приводит к утере доверия народа

Автор: Бахар Хакимова
Марал радиосу Марал радиосу
17 октября 2019
Версия для печати

В Кыргызстане задержанные со взяткой в крупном размере, осужденные на долгий срок или же подозреваемые в коррупции освобождаются, оплатив штраф или в результате сокращения срока наказания. Например, бывший начальник Бишкекского городского отдела Департамента регистрации транспортных средств Насырбек Алмаматов был задержан с поличным при получении взятки в крупном размере, осужден на 12,5 лет. Однако срок наказания был заменен на уплату штрафа в размере 3 млн 300 тыс. сомов.

Кроме того, был задержан со взяткой в 50 тыс. долларов и осужден на 14 лет тюрьмы бывший заместитель министра транспорта и дорог Азимкан Жусубалиев. Впоследствии срок наказания был сокращен на два года.

Звучит мнение, что из-за подобных фактов общественность не видит результата антикоррупционной борьбы, напротив, создается тревожная ситуация. На эту тему мы взяли интервью в программе «Кун чекит» у общественного деятеля Эмилбека Каптагаева.

Марал: Выше мы привели факты освобождения путем уплаты штрафа задержанных с поличным при получении взятки. По вашему мнению, не противоречит такая практика государственной политики?

Эмилбек Каптагаев: Происходящие в последнее время такие факты показывают, что в государственной политики нет единых действий государственных органов в борьбе с коррупцией, нет деятельности в одном направлении. Освобождение из заключения менее чем через год осужденного на 12,5 лет сводит на нет заявленную президентом Сооронбаем Жээнбековым политику борьбы с коррупцией, приводит к утере доверия народа.

Поэтому, по моему мнению, правительство, Жогорку Кенеш, Верховный суд, Генпрокуратура и другие органы должны собраться на уровне Совета безопасности или президента и выработать единое мнение, единый план действий. Иначе будет неправильным называть борьбой ту борьбу с коррупцией, которая ведется на сегодняшний день.

Марал: Чем считать такое явление, что задержанные по подозрению в коррупции быстро освобождаются? Не противоречит это политике президента по борьбе с коррупцией? Или это действия судей? Как это можно объяснить?

Эмилбек Каптагаев: По-моему, здесь, по всей видимости, самостоятельные действия судов, ГСИН. Складывается впечатление, что они поступают по своему соображению.

Марал: С одной стороны, задержанные коррупционеры причинили государству материальный ущерб. Надо ли рассматривать такую сторону, как выплата ими компенсации?

Эмилбек Каптагаев: Уплаченные ими деньги не столь большие. Здесь главный вопрос заключен не в выплате денег. Самое главное — должен быть вырван корень коррупции. Если задерживаются со взяткой в крупном размере или еще по какому-то факту, а потом выходят на свободу, заплатив деньги, тогда получается, что угрозы не существует. Если берут миллионы долларов, а потом выходят на свободу, уплатив 50-60 тыс. сомов, то это издевательство над антикоррупционной политикой государства.  

Марал:  А есть другой метод наказания коррупционера?

Эмилбек Каптагаев: Нет. Коррупционер должен полностью отбыть наказание. Общество должно быть в курсе, что он получил наказание. Для задержанных по факту коррупции не предусмотрены льготы, они не подпадают под амнистию. Осужден на 12 лет — должен отбыть это наказание.

Например, по телевизору раз за разом показывают задержание по подозрению в коррупции, а спустя несколько лет все предается забвению.

Общество должно знать, завершено ли следственное дело, осужден ли коррупционер, освобожден ли. Это очень неправильное явление. Дали начальную информацию, значит, по крайней мере раз в месяц должны давать открытую информацию. Так должно быть.

Источник: maralfm.kg