Груз турецкого самолета как повод для домыслов

На днях Верховный Суд КР по формальным причинам отклонил иск Алмазбека Атамбаева к адвокатам О. Текебаева, которые в свое время распространили фальшивый документ якобы турецких спецслужб о принадлежности груза разбившегося самолета Атамбаеву. Понятно, что в изменившихся политических условиях решение суда было предопределено и ничего общего с правом оно не имело. Но все-таки, что это был за груз?

Напомним, что адвокаты Текебаева размахивали фальшивым документом, подлинность которого опроверг официально посол Турции в КР. Да это и сразу было ясно - он был написан на плохом турецком языке и имел другие признаки подделки. Но контрабанда - была ли?

Пара предварительных замечаний. Во-первых, вез самолет контрабанду или нет, к факту авиакатастрофы никакого отношения не имеет. Чем бы он ни был заполнен, из-за ошибок экипажа он имел ровно такие же шансы разбиться. Но сторонники "заговора" почему-то об этом молчат. И пытаются намеками привязать имя Атамбаева к самой катастрофе.

Во-вторых, на подлете ни один самолет в мире не может везти "контрабанду", т.к. контрабандой она станет только после того, как самолет сядет, а его груз, не проведя таможенную очистку (или проведя ее с нарушениями), вывезут из аэропорта. Никак не до приземления! Так что правильнее было бы ставить вопрос: было ли в планах владельцев груза его ввезти контрабандой в Кыргызстан?   

Все эти разговоры ведутся до сих пор теми, кто не вполне понимает специфику таможенного оформления авиаперевозок. Благодаря содействию депутата ЖК Дастана Бекешева, сделавшего соответствующий запрос, в распоряжении нашей редакции оказалась погрузочная декларация на данный рейс и некоторые другие материалы, связанные с расследованием катастрофы.

Что из них следует? Во-первых, груз был очень разнородный. В самолете, помимо мобильных телефонов, было огромное количество других товаров. От женских халатов, шарфов и парфюмерии до поролоновых губок для мойки посуды. Поэтому груз был упакован в десятки разных контейнеров (и еще в самолете было 70 единиц груза без контейнеров). Поэтому вопрос: "Чей груз"? Вообще не имеет смысла. Понятно, что грузополучателей и грузовладельцев было очень много - десятки фирм. Поэтому их все установить так сложно (если это вообще нужно).

Также совершенно понятно, что клавиатуры к компьютерам или носки, женские кожаные перчатки и пояса никто бы контрабандой вывезти из аэропорта и пытаться бы не стал - оно того не стоит, риск не окупится. Единственное, что из находившегося на борту самолета теоретически могло бы представлять какой-то интерес для контрабандистов - мобильные телефоны, небольшая часть груза. Но насколько это реально? 

В погрузочной декларации, во-первых, четко прописан маршрут: Гонконг - Фрунзе - Стамбул. То есть куда-то отклониться от этого маршрута самолет в принципе не мог (если только не случится какого-либо чрезвычайного происшествия).

Сторонники «теории заговора» полагают, что он мог разгрузиться в Бишкеке и в Стамбул не лететь? Это невозможно, он бы отправился в Турцию в любом случае. Пустым?

В левой крайней колонке документа - номер так называемых airway bill, то есть квитанций на перевозку груза для получателей. Она оформляется на каждую отправку. В пятой колонке (dest) - пункт назначения, в данном случае у всех грузов один - IST (Истамбул, Турция). О чем нам это говорит?

В каждой квитанции проставляется пункт назначения и получатель, а также точный вес груза. Этих квитанций - 41 штука! Из этого можно сделать вывод, что получателей было не меньше, чем четыре десятка. Иногда один получатель может заполнить несколько airway bill, если, например, грузы подвозили в терминал и загружали в самолет в разное время, но это бывает редко.

Кроме того, если изначально в качестве конечного пункта указан именно Стамбул, то груз невозможно тайно вытащить где-то по дороге, потому что по прилете в конечный пункт перевозчик будет вынужден отчитаться перед терминалом в Турции - а куда же груз исчез? Ведь вес в накладной останется прежним. Если вес не сойдется с реальным - у перевозчика возникнут огромные проблемы с турецкой таможней.

Позвольте, скажете вы, а как же контрабандные схемы? Могут они быть в аэропорту «Манас»? Почему бы и нет. Но если они есть, то работают совершенно иначе. Чтобы привезти контрабанду, совершенно не нужно, чтобы тайно под покровом темноты кто-то тайно выгружал и перебрасывал груз через забор аэропорта.

Заметим, кстати, что таможенная служба и терминал в «Манасе» - это две разных организации, между собой никак не связанные. Если груз таскать через, условно говоря, через дыру в заборе терминала, то придется договариваться и с теми, и с другими, что очень затратно (а еще в "Манасе" дежурят работники ГКНБ, их тоже придется в таком случае подкупать).
А что же нужно для избежания сложностей? Нужно «правильно» растаможить. Есть несколько излюбленных способов - например, по форме T6 (оформить как личные вещи, не подлежащие налогообложению; так можно пропускать товар тоннами), а лучше просто сделать «пересортицу», задекларировать, например, носки, растаможить их по минимальной стоимости, а реально ввезти плазменные телевизоры или мобильники. Ветераны таможенной службы знают таких способов массу.

Но для их применения нужно соблюсти одно условие - в накладной обязательно должно быть указано, что груз летит именно в Бишкек. Если написано, как в данном случае, что его таможить должны в Стамбуле, то ни один сотрудник ГТС в Кыргызстане к нему близко не подойдет.

То есть версия с контрабандой тут не работает. Заметим также к слову, что в аэропортах контроль таможни всегда по понятным причинам жестче, чем на высокогорных таможенных пунктах, где каждую фуру тщательно досмотреть в принципе невозможно. Так что уж если кому и нужно было ввезти в КР телефоны контрабандой, то скорее всего их ввозили бы не самолетом и не через аэропорт "Манас".

По данным ГУОБ МВД КР (документ приложен к ответу Д. Бекешеву), весь груз предназначался компаниям вне пределов Кыргызстана, за одним исключением - контейнер весом 1902 килограмма должны были отвезти в Стамбул, а потом вернуть в КР другим рейсом для последующей растаможки. Так что вариант с тайной выгрузкой телефонов в Бишкеке - это миф для обывателей, которые в этом ничего не понимают...

Сейчас прокуратура возобновила уголовное дело по Дача-СУ. По какой статье, правда, не понятно, и что ищет, не ясно. Скорее всего, это непонятно и самим следственным работникам. Но раз есть "указание" - будут пытаться что-то найти. Как говорится, будут искать черную кошку в темной комнате, где ее нет.

 

 

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №19 от 24.05.2019/стр.4-5

  https://www.gezitter.org/politic/79275/ Ссылка на материал: