Случайно ли президент Жээнбеков принял внешнеполитическую концепцию КР перед самым визитом Путина?

В то время, как граждане Кыргызстана в социальных сетях без устали обсуждали марш, прошедший в Бишкеке 8 марта (когда к защитникам прав женщин массово присоединились представители местного ЛГБТ-сообщества, превратив по факту шествие в первый в истории Центральной Азии импровизированный гей-парад), в этой стране произошло другое событие, по сути гораздо более сенсационное, но мало замеченное обществом. Президент страны подписал новую Концепцию внешней политики КР.

Что в этом сухом документе сенсационного?

Ну, например, то, что из него вообще исчезло упоминание о России и необходимости партнерства с ней.

В предыдущей концепции, принятой в 2007 году, утверждалось: «Сотрудничество с Российской Федерацией направлено на укрепление стратегического партнерства, и рассматривается как одно из важных условий мирного и перспективного развития республики и реализации долгосрочных интересов Кыргызстана». В новом документе этого нет. Значит ли это, что мы более не являемся стратегическими партнерами с точки зрения официального Бишкека?

Кыргызская Республика является участником Евразийского Союза. Логично было бы предположить, что в числе приоритетов ее внешней политики окажется расширение интеграционных процессов именно в Евразийском Союзе.

Но ничего этого среди обозначенных приоритетов вы в документе не найдете (хотя там не забыли даже «построение государства с парламентской демократией»; какое это имеет отношение к внешней политике, не вполне понятно).

Тема Евразийского Союза, с точки зрения авторов документа, вообще отдельного внимания к себе не потребовала. В Концепции это объединение упоминается через запятую с другими союзами и международными структурами: «Кыргызская Республика активно взаимодействует в рамках Организации Объединенных Наций, Евразийского экономического союза, Организации Договора о коллективной безопасности, Шанхайской организации сотрудничества, Содружества Независимых Государств, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организации исламского сотрудничества, Совета сотрудничества тюркоязычных государств, Организации экономического сотрудничества и других международных организаций».

Зато в Концепции четко зафиксирован хорошо памятный по прежним событиям принцип многовекторности: «Выстраивая открытую многовекторную внешнюю политику, Кыргызская Республика развивает сотрудничество со всеми государствами-членами Организации Объединенных Наций и международными организациями на основе доброй воли, взаимопонимания и взаимоуважения интересов». А также: «Кыргызская Республика проводит прагматичную, сбалансированную, открытую, многовекторную и последовательную внешнюю политику». Это — ключевой тезис документа.

Как известно, 10 лет назад, прикрываясь лозунгом многовекторности кыргызской политики, бывший президент КР Курманбек Бакиев пытался балансировать между интересами России и США, обманывая тех и других, нарушая гласные и негласные договоренности с Кремлем. Пришедший ему на смену после переворота 2010 года Алмазбек Атамбаев позже вспоминал о «политической многовекторности, ставшей синонимом беспринципности».

В целом понимание многовекторности сводилось к попытке усидеть на нескольких стульях, причем прочно, что потом оборачивалось неприятными событиями и определенной изоляцией со стороны некоторых авторитетных государств. А прагматизм чаще выражался в сиюминутных, тактических соображениях властвующей элиты, которые были преимущественно продиктованы узкокорыстными интересами. Естественно, такой «прагматизм» не мог быть выгодным для народа.

Неужели нынешний президент Сооронбай Жээнбеков решил пойти по проторенному пути?

Есть в подписанном президентом документе и другие моменты, более скрытые, но способные вызвать недовольство Москвы.

Например, предлагается с целью «адаптации к современным реалиям» Организации объединенных наций принять меры «по совершенствованию Совета Безопасности ООН, которые будут учитывать интересы значительного большинства государств мира и базироваться на принципах универсальности, эффективности и широкого географического представительства».

Россия, как известно, получила свое место постоянного члена Совета безопасности с правом вето в наследство от СССР, и этот факт в последнее время вызывает растущее недовольство США и их союзников. «Размывание» Совбеза за счет принятия новых постоянных членов, девальвация статуса России в Совбезе ООН — это угроза, с которой приходится считаться Кремлю.

Насколько стремление Кыргызстана соответствует стремлению России видно из последних событий в ООН. РФ спасает только право вето и ныне существующее взаимопонимание с Китаем по ряду вопросов мировой политики, и все кажется пока выглядит гладко только из-за «торговой войны» между Пекином и Вашингтоном. В то же время даже голосование по ряду резолюций на Генассамблее ООН показывает, что давление Запада может сыграть свою роль и принимать явно антироссийские документы. В Кремле, наверное, до сих помнят, как из-за воздержавшихся при голосовании Кыргызстана и Казахстана с успехом прошла украинская резолюция по Крыму.

Также в Концепции говорится о необходимости «диверсификации» источников поставок энергоносителей в КР. В страну, самостоятельно добывающую уголь и использующую гидроэнергетические ресурсы, энергоносители ввозятся в виде нефтепродуктов, и в основном именно из России. В последнее время намерение о поставках ГСМ выражает Казахстан.

Кстати, ГСМ из РФ поставляется по доступным ценам (что в свое время породило их широкомасштабную контрабандную перепродажу из Кыргызстана в Таджикистан и Афганистан). Чем не понравился Бишкеку российский бензин, не объясняется.  Возможно, из-за монопольного положения российских нефтекомпаний и цен? Кто знает?

Очень важен выбор момента, когда была утверждена и обнародована Концепция. Вчера президент России Владимир Путин прибыл в Бишкек с государственным визитом. Указ Жээнбекова об одобрении Концепции внешней политики в таком виде за несколько дней до визита – может быть расценен как демарш дотошными представителями Кремля.

Кстати говоря, сейчас МИД КР работает над заключением новых договоров с Европейским Союзом и США. Значит ли это, что страна намерена выйти из российской орбиты, что Кыргызстан меняет политическую ориентацию?

По всей видимости, скоро президенту Сооронбаю Жээнбекову предстоит непростой разговор на эту тему с российским коллегой.

Асан Эралиев, K-News

Источник: газета «Айгай пресс» №12 от 29.03.2019 / стр. 7

  https://www.gezitter.org/politic/77879/ Ссылка на материал: