В вопросе Конституции больше пустых споров, обид, нежели конструктивности?

Автор: Мирлан Дуйшенбаев
Фабула Фабула
13 сентября 2016
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Конституция была изменена восемь раз с тех пор, как 5 мая 1993 года легендарный парламент принял первую Конституцию независимого Кыргызстана. Если в первые годы изменения были направлены на расширение президентских полномочий, то последующие изменения касались передачи власти наследнику из семьи. Это ни для кого не секрет. Как только два президента вкусили власть, они старались оставить ее своим детям. Например, при К. Бакиеве упразднили Министерство культуры, которое должно было сохранить национальные великие ценности и умножить их. А комиссия по государственному языку опустилась до уровня департамента. В то время и Основной закон, и аппарат президента, и аппарат правительства были готовы к тому, чтобы государство постепенно оказалось в руках "ненаглядного", иноязычного "принца". В его интересах культура и государственный язык были отодвинуты на второй план. До сих пор мы помним, как его отец для укрепления власти дважды за один месяц изменил Основной закон.

После 7 апреля 2010 года было множество незаконных вещей. Точнее, в первую очередь можно перечислить то, что было написано в Основном законе, принятом 27 июня 2010 года: "... положения части второй статьи 114 вступают в силу с 1 сентября 2020 года ". Почему? Давайте разберемся. Во втором пункте статьи 114 написано: "Изменения в положения третьего, четвертого, пятого, шестого, седьмого и восьмого разделов настоящей Конституции могут приниматься Жогорку Кенешем по предложению большинства от общего числа депутатов Жогорку Кенеша либо по инициативе не менее 300 тысяч избирателей". В соответствии с правилами демократического общества, ни у Жогорку Кенеша, ни у Верховного суда нет права изменять или отменять всенародное решение. А у народа, в данном случае избирателей, всегда есть право изменить свое решение. Значит, ничего не стоят утверждения некоторых людей, выступающих со словами: "Если сейчас внесем изменения в Конституцию, то она перестанет быть легитимной". Конституция должна изменяться по итогам всенародного голосования, а не через Жогорку Кенеш.

Со дня принятия нынешняя Конституция находится в центре скандалов. Как только был опубликован текст Конституции, правозащитница Токтайым Уметалиева заявила: "Обсужденный, согласованный нами вариант был совсем другим. Текст изменили". Затем говорилось о том, что текст на государственном языке не соответствует тексту на официальном языке, что есть в них разница. Что касается порогового барьера для попадания в Жогорку Кенеш, то мы убеждаемся в том, что при таком низком барьере не будет стабильности ни в парламенте, ни в правительстве. Некоторые народные избранники сами хвастливо признаются, что у них зубы начинают чесаться, что они жаждут крови, если им не удается ежегодно избирать нового премьер-министра. Если это правда, то как будет работать правительство, как будет развиваться экономика? Разве правительство создано для политических утех парламента? Очевидно, что такими темпами идеи парламентаризма будут разрушены на корню. Во всех странах с парламентским правлением премьер-министр является основной фигурой. Например, в Индии, Великобритании, Австралии, Германии главы правительств работают от 5-6 до 10 лет. Как премьер-министр будет управлять народным хозяйством, эффективно работать, если по статусу он не выше руководителя аппарата президента, как у нас?

После истории с Азимжаном Аскаровым, все чаще с высоких трибун открыто начали говорить о том, что в Основном законе полно "мин замедленного действия". Если учесть этот клубок проблем, то у нас не осталось иного выбора, кроме незамедлительного изменения Основного закона. Образно говоря, старый вариант нужно принести в жертву вместе с его минами, поскорее принять современный вариант.

 

Размышления о новом проекте Основного закона...

Четыре фракции парламента предложили внести изменения в Основной закон. Против этого выступают представители фракции "Ата Мекен", некоторые члены Временного правительства, оппозиционеры. Но с грустью мы вынуждены признать, что в их действиях, предложениях больше пустых споров, обид, нежели конструктивности. Все прекрасно понимают, что земля не содрогнется, небо не упадет, если в десятый раз внести поправки и дополнения в Основной закон, который изменялся восемь раз. Но они выступают против потому, что инициатива исходит из окружения президента. Я убежден в том, что большая часть оппозиции выступала бы за изменение Конституции, если бы окружение президента предложило не изменять ее. Что остается сказать, к сожалению, таково содержание, таков уровень нашей политики...

Авторы законопроекта утверждают, что эта конституционная реформа направлена на ограничение президентской власти, увеличения полномочий правительства, роль в решении кадровых вопросов, на усиление контрольных функций парламента. По нашему убеждению, для этого нужно повысить пороговый барьер прохода в Жогорку Кенеш. Во-первых, это запустит процесс укрупнения партий, в связи с чем бессодержательные партии будут упразднены, останутся только сильные. А в нынешний парламент просочились карлики, которые усиливают скандалы. Если в парламент пройдут 2-3 партии, то правительство будет работать стабильней. Очень правильно то, что премьер-министр и его заместители смогут сохранить свои депутатские мандаты. Почти во всех парламентских странах действует это правило. Главное, чтобы был механизм, который не позволит парламенту и правительству перемещаться и превратиться в одну структуру.

Неправильно то, что некоторые экс-чиновники, нанесшие государству ущерб в сотни миллионов (а то и миллиардов) долларов, остаются без внимания следователей и судей, в связи с истечением срока давности. В проекте написано, что суд должен самостоятельно решить - истек срок давности или нет. Но это не должно зависеть конкретно от судьи, поэтому целесообразнее вписать другую, более четкую норму: "Если государству нанесен ущерб, превышающий определенную сумму, то это должно расцениваться как преступление. В таком случае срок давности не применяется".

Экс-премьер-министр Т. Чынгышев говорил: "Я знаю, что доля Кыргызстана в "Центерре" была снижена с 67% до 17% в чьих-то интересах. Всем понятно, что такие вещи не происходят без причины. Хотя сердцем я чувствую, на руках у меня нет фактов для разоблачения". В связи с этим нанесшие огромный ущерб стране, совершившие преступление против интересов страны и народа должны быть привлечены к ответственности даже через 50 лет, не говоря о 10. На них не должен распространяться срок давности.

Считаю необходимыми и поправки в Основной закон о том, что из коалиции можно выйти только с согласия 2/3 членов фракции, что международные документы и нормативно-правовые акты не должны иметь императивный характер по отношению к национальным законам. Международные организации, документы, нормативно-правовые акты - это широкое понятие. Помимо решений ООН, ОБСЕ могут быть решения и от преследующих определенные интересы Римского клуба, Движения зеленых, фонда Сороса, клуба геев. Поэтому их нужно отсортировать, провести инвентаризацию.

По-моему, правильно и то, что отменяют тайну переписки и телефонных разговоров судей. Но это должно касаться не только судей, но и всех, кто занимает публичную должность. Нужно ввести правовой барьер для государственных чиновников, которые запугивают журналистов и критиков судебными разбирательствами. Например, я не читал и не слышал, чтобы президент США подал в суд на какого-то журналиста и победил. Они более терпимы к критике, так как там сформировалось понятие публичной должности, публичного человека. Вынуждает задуматься, то, что в пункт 2 статьи 50 Конституции, где говорится, что "Ни один гражданин не может быть лишен своего гражданства и права изменить свое гражданство", хотят дописать следующее: "...за исключением случаев, предусмотренных в конституционных законах". Появляются опасения, что после одобрения таких поправок даже судьи начнут лишать людей гражданства. Есть ли необходимость в том, чтобы наделять судей такими наивысшими политическими полномочиями? Будет ли это правильно? Ведь будет справедливо, если политические вопросы будет решать человек, занимающий высокую политическую должность.

Я поделился мнением только об основных предлагаемых изменениях в Основной закон. В проекте есть вопросы, касающиеся формирования правительства, избрания генпрокурора, назначения судей Верховного суда и Конституционной палаты, но все это мало интересует народ. Стоит отметить, что в новом проекте процедура вынесения заключения Конституционным судом очень усложнена. Палата проверяет соответствие закона и нормативно-правового акта Основному закону, а свое заключение отправляет президенту и в Жогорку Кенеш на рассмотрение. В случае их одобрения проект будет вынесен на голосование. Затем, только с согласия 3/4 судей решение считается принятым. Было бы хорошо, если бы Конституционная палата рассматривала не только законы, нормативно-правовые акты, но и вопросы, касающиеся конституционных прав граждан. Но в этот раз мы не увидели подобные поправки.

Таким образом, скоро в девятый раз будут внесены изменения в Основной закон нашей страны. Если раньше это осуществлялось для укрепления позиций главы государства или при форс-мажорных обстоятельствах, то на этот раз, впервые в истории независимости изменения направлены на сокращение полномочий главы государства и на укрепление парламентской системы. Этого нельзя забывать.

Мирлан Дуйшенбаев, старший консультант

секретариата фракции СДПК в Жогорку Кенеше

Источник: газета "Фабула пресс" №54 от 13.09.2016 / стр. 4

  https://www.gezitter.org/politic/53372/ Ссылка на материал: