Ахматбек Келдибеков: "Скажите, Омурбек Чиркешович, признаете, что вопрос обсуждался лидерами пяти фракций в моем кабинете?"

24 февраля 2016
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

В ходе судебных разбирательств по делу Ахматбека Келдибекова в Бишкекском городском суде подсудимый Ахматбек Келдибеков задал следующий вопрос свидетелю Омурбеку Текебаеву:

- Скажите, Омурбек Чиркешович, вы помните, что мы в присутствии лидеров пяти фракций Жогорку Кенеша обсуждали проект постановления и подготовленные депутатом Талантом Мамытовым положения о специальном представительстве?

- Да, я помню.

- Когда вы все согласились, вопрос был передан на рассмотрение Координационного совета. Затем вынесен на пленарное заседание, не так ли?

- Да, это было так. Признаю...

Затем вопрос задал адвокат Азимбек Бекназаров:

- Скажите, как вы проголосовали?

Омурбек Текебаев:

- Я проголосовал "за". Помню, голосовали, поднимая руки.

Затем задал вопрос Ахматбек Келдибеков:

- Если помните, я ушел с должности тораги в ноябре. А в январе вы упразднили специальное представительство. Проверила Счетная палата, вынесла официальное заключение - не было какого-либо правонарушения. Но почему-то в марте вы выделили на это представительство 1 млн 800 тысяч сомов. Как это понимать?

Омурбек Текебаев растерялся и сказал следующее:

- Так получилось, мы так решили...

Адвокат Бекназаров:

- Омурбек Чиркешович, как вы думаете, говорите, что вы все поддержали. Постановление было передано на подписание президенту, он подписал. Затем, через три месяца, правительство начало финансирование, включив его в годовой бюджет в виде закона. Будет ли правильно, если за все это будет нести ответственность один Келдибеков?

Уважаемый Омурбек Чиркешович невозмутимо ответил:

- Ничего не могу сказать об этом, но кто-то должен нести ответственность.

После такого ответа у общественности возникают вопросы. Сколько лиц у Текебаева, который заварил всю эту кашу, выслав на имя тогдашнего генпрокурора Аиды Саляновой письмо от фракции "Ата Мекен", основанное на копии документа, в котором не было даже подписи? Из-за этого было возбуждено бездоказательное уголовное дело, растянувшееся на несколько лет, а Текебаев продолжает говорить о демократии, установив в своей партии "вождизм". Этот политик продолжит говорить только то, что соответствует его интересам? Почему на судебном заседании, где вершится судьба человека, он позволяет себе давать абстрактные ответы, вроде: "Так получилось, не могу сказать, кто-то же должен ответить"? Народ выразил бы ему благодарность, если бы спустя столько лет он открыто сказал об этом, как Райкан Тологонов: "Это была политика, нужно было найти повод и добиться отставки Келдибекова".

Источник: газета "Искра плюс" №6 от 23.02.2016 / стр. 4

  https://www.gezitter.org/politic/47990/ Ссылка на материал: