Судебная реформа провалилась?

Автор: Замира МАКИЕВА
Эл деми Эл деми
17 февраля 2016
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

В ноябре прошлого года СМИ говорили, что власть признала провал судебной реформы. Причиной тому послужили слова А. Атамбаева перед парламентом. Он с чувством переживания сказал, обращаясь к депутатам 6-го созыва «объективность и чистота судей остается открытым вопросом», а также, что Совет по отбору судей «не смог оправдать себя».

Реформа уперлась в тупик?

Такая характеристика проведения судебной реформы говорится не впервые и не первый год. Большинство экспертов правовой сферы несколько раз показывали на недостатки проведенной реформы. Судя по сказанному юристом Нурбеком Токтакуновым, «сегодняшний состав Верховного суда ничем не отличается от предыдущего». Его коллега Эрик Рыскулбеков сообщал, что новые избранные судьи и их решения станут причинным виновником третьей революции или государственного переворота.

Конечно, правозащитники дали свои оценки, как ожидалось, в острой, даже непримиримой форме. Ну а представители власти и Фемиды против них отреагировали со скользкой осторожностью. Наконец, им приходится выслушивать колющую глаза оценку президента, что они не безгрешные и система не направлена в правильное русло. Для СМИ слова Атамбаева стали предпосылкой к восприятию в качестве вердикта последней инстанции. Ведь президент это не безразличный сторонний наблюдатель исторического процесса, напротив, он прямой инициатор. Его указом в январе 2012 года в Кыргызстане официально началась реформа. Но если глубже вникнуть в цитату Атамбаева, то выводы журналистов в некотором значении пока преждевременны. Появляется вопрос: Действительно ли Атамбаев признает попадание реформы в тупик? Здесь можно рассмотреть глубинную природу судебной реформы.

А судьи кто?

Большинство мнений в связи с реформой судебной системы упираются в качество работы судей. Критике подвергся процесс формирования судейского корпуса и объективность, свобода принятых им решений. Конечно, ясно, что судьи играют решающую роль в системе справедливости. Но надо понимать, что судьи являются людьми, выносящими решения в рамках установленной правовой системы. Судьи опираются только на информацию, полученную от стороны обвинения и защиты (следственные, правоохранительные органы).

Перед каждым судебным процессом судебной системе приходится выполнять огромную работу. Говорить, что сменой состава судейского корпуса можно изменить весь судебный механизм – это детский лепет. Реформирование судебной системы – очень сложное и неблагодарное  дело, потому что главной целью считается установление справедливости с верховенством закона. Это дело не одного года или десяти лет. Поэтому изменение состава судей – мертвому припарка.

Кто живет с вором, тот научится воровать

Здесь появляется один важный вопрос: если обвиняемый оправдался и освобождается из зала суда, но до освобождения сидел в СИЗО 1,5 года, то как на него повлияет оправдательный приговор? Конечно, он выйдет совсем другим человеком. Невиновный человек поневоле окунается в условия преступного мира. Меняется его сознание. Перешагнув через тюремный порог, он забывает мыслить по правовым нормам, переходит к «понятиям». Допустим, на это пошел человек, укравший тарелку с едой, чтоб не умереть с голоду. Он не нашел другого выхода поиска пищи, говоря иначе, его мотив не преступность, а экономический.

Бедность как источник преступности

Обязанность государства не только в улучшении условий жизни граждан, а надо сделать так, чтоб человек снова не поддался «случайной» преступности, правонарушению. Здесь появляется другой вопрос. Действительно ли наши лагеря и система исполнения наказаний работают ради счастья общества? Можно ли верить, что вышедший из тюрьмы человек станет честным и законопослушным? Главное – дойдет ли до осознания вины, снова не перешагнет через закон? К сожалению, официальная статистика Кыргызстана, оказывается, не дает точного количества рецидивов. Но приходит мысль, что в реальности выйти из мира «черных» со светлыми честными мыслями тяжело.

Лучшая защита – купить

Или посмотрим на такой процесс как «последнее слово» при зачитывании вердикта вроде удара символическим молотком. На самом деле в Кыргызстане все проходит по привычке. Доказательства правоохранительных органов, которые дают дело в готовой форме, прокуратура смотрит не как на справедливый судебный орган, а как инквизиционный характер к обвиняемой стороне. Судьи выслушивают заключения прокурора, вроде готовы открыто взять взятку от адвокатов. Кажется, будто бессовестные действия адвокатов по отношению к судьбе обвиняемых не уступают «разводилам» на базарах. Более того, если обвиняемому посчастливится, и он останется в руках непродажного справедливого судьи, все равно проходит долгий мучительный круговорот. Говоря точней, проходит через адовы муки исполнительно-процессуального круга. Если против него одного работает вся государственная машина, то каких успехов достигнет здесь адвокат? Как эффективно выйдет из карательной системы судебной справедливости?

Таким бывает провал?

Обращаясь к словам президента, снова появляется вопрос: Реформа провалилась или нет? Можно ли воспринимать слова президента как провал? Провал был в пустых действиях независимого и непродажного судейского корпуса. На простой взгляд, судьи во многих случаях превращаются в марионеток политических и экономических интересов. Беря с другой стороны, опасаешься с учетом того, что обновление судей это первый самый простой шаг судебной реформы. Впереди также ждут большие масштабные реформы: административный, уголовно-процессуальный, уголовные нормы и другие кодексы. Крупные изменения в законотворчестве формируют гибкую среду жизни в судебной системе. Но в этой среде судьи остаются только частью механизма. Тогда получается, что настоящая судебная реформа только сейчас начинается и она не в руках судей.

В чьих руках бразды правления?

Мы поискали ответ на этот вопрос, который превращается в самостоятельный философский диспут. Лучше и правильней просто перечислить простейшие условия для реализации судебной реформы.

Граждане верят власти. Интересы граждан в суде защищают сильные адвокаты. В СИЗО, колонии, тюрьмах улучшаются условия жизни, поздней при освобождении граждане быстро адаптируются к обществу. Милиция, прокуратура свои задания видит не в аресте людей, а в достижении справедливости. Все граждане мыслят в правовом поле. Все живут не по понятиям, а по закону. Эти условия на первый взгляд идеальны и слышатся как слова ребенка. Но это не порученное всему правительству задание, по которому потом надо ждать успешных итогов, то есть не только задание ожидаемой судебной реформы. Мыслящее в правовом поле общество начинается с семьи, продолжается в университете, упирается в нравственные ценности каждого человека. Если родители не научат ребенка, что воровство это плохо, то Уголовный кодекс для этого человека в будущем никогда не станет препятствием.

Да,  это не означает снятие ответственности с власти как помеху формирования судейского корпуса. Это означает, что судебная реформа невозможна и бесполезна без участия каждого человека.

Эта статья опубликована при поддержке проекта ПРООН «Укрепление верховенства права для сохранения стабильности и мира в Кыргызстане», профинансированного посольством Великобритании в Бишкеке.

Источник: газета «Эл деми» №41 от 12.02.2016/стр.12

  https://www.gezitter.org/politic/47793/ Ссылка на материал: