Штрихи к портрету. Мырзакматов только теперь выходит из детского возраста в политике?

Автор: Мирлан ДУЙШОНБАЕВ
De-facto De-facto
Обратите внимание на дату публикации.

 

Белый штрих

Мелис Мырзакматов – это личность, сделавшая сама себя собственными руками. Насколько мы знаем, он в школе не хватал звезд с неба, а такой региональный ВУЗ, как ОшТУ, окончил заочно. В это же время он оптом скупал древесину в Кара-Суйском, Ноокатском, Узгенском районах, стволы продавал на строительные материалы, а ветви на дрова и заложил первые основы бизнеса. Сначала он приступил к работе продавцом дров на древесном рынке, немного погодя полностью завладел им, превратился в «базаркома». Затем, как говорится «деньги зарабатывают деньги», занимался бизнесом стройматериалов, автомашин и другого, быстро выбился в одного из местных куркулей.

В отличие от некоторых, у него не было сильной поддержки. Несмотря на отсутствие у него перехлестывающей через край энергии, как у двигателя танка, супер образования, он достигает денег и власти только благодаря сильной интуиции, как у хищника, организационных талантов. Он был в хороших отношениях с Бакиевыми, но после революции понял об окончании их дней, не поддержал. После этого до осени он балансировал на острие ножа, но не сбежал от трудностей, следовательно, у него наряду с интуицией есть воля и мужество. В течение 3 лет центральная власть прилагала неимоверные усилия для изгнания его с должности мэра, но как бы ни нападала со всех сторон, не смогла опрокинуть. С каких бы высоких постов на него не злобствовали, он отвечал им назло, следовательно, у него есть львиное сердце, как у Шер датки.

До этого было немало прыгнувших из базаркомов в депутаты, даже в губернаторы, министры, но открыто говоря, до сего времени не было таких как Мырзакматов, умеющих показать себя работой, пиаром. Он себя считает патриотом, а враги называют националистом. Знатоки говорят: «Чем быть без нации, лучше быть националистом». Здесь мы не будем спорить с ними, а скажем ради справедливости, что экс-мэр вложил большой труд не только в развитие экономики города, но и в прославление национальных духовных ценностей.

Коричневые, желтоватые, красноватые, жухлые штрихи

С появлением на свет героя нашего повествования он сразу пил молоко матери из обеих ее грудей. С тех пор как прорезался язык – никому не давал спуску в словах. Как начал ходить – сроду не ходил туда, куда ему велели идти, всегда только сам лично выбирал дорогу. Никогда не признавал полутонов в цветах. Это человек-максималист, живущий исключительно с пониманием: белое-черное, друг-враг, красное-зеленое, синее-желтое. А когда слышит о коричневых, желтоватых – выходит из себя. Красноватых, пожухлых ругает не как папанцы, а ферганским способом. Когда слышит о серых – злится до побледнения лица. Поэтому думаем, бесполезно искать в его портрете коричневые, желтоватые, красноватые, бледные, серые, голубые оттенки.

Черный штрих

Хотя рост нашего героя всего 163 см, но высота амбиций достигает 163 м, еще выше плотины Папанского водохранилища. Если накопит то, что называется гонором, и выпустит его, то не будет шелестеть как река Ак-Бура, а заклокочет с грохотом воды Кара-Дарьи.

Начиная со времени, когда зубы нашего Меке смогли грызть початок молочно-восковой кукурузы, он захотел руководить всеми ребятами своего села. Затем, кое-как занимаясь всем, получил диплом ОшТУ и сразу захотел стать мэром. Но он понял, чтобы стать мэром, может быть, голова и не нужна, но еда должна быть. Собрал деньги с рынков, говорят, прошелся перед Жанышем Бакиевым, отдал новый построенный ханский дворец, часть рынка «Таатан», попросил Ош на 3 года. А после бегства Бакиевых все это снова переписал на себя, одну часть продал, остальное все еще у него.

Многие говорят, что он больше любит создавать и устанавливать памятники, начинать престижные стройки, чем решать социальные вопросы, в этом отношении за ним есть такое, как популизм. На него несколько раз возбуждали уголовные дела, говоря о незаконном расходовании бюджетных средств, но не довели до конца. В реальности такого называемого незаконным расходованием средств с избытком имеется в каждом министерстве, ведомстве, районных и городских администрациях. Если, как он сам пообещал, начиная с весны перейдет к организации митингов, пикетов, и если наша Аида эжеке будет жива-здорова, то она возбудит большой клубок таких уголовных дел.

Поговаривают, что после ошских столкновений он отобрал у нескольких человек бизнес, студии, но мы не можем утверждать о достоверности слухов. Они могут оказаться правдой, а могут быть распространяемым властями и соперниками черным пиаром. Но что бы мы ни говорили, простые горожане его любят за труды, сделанные для города, джигитский неукротимый характер. Немало недолюбливающих его за избыточные амбиции, максимализм. Это правда, что лояльные величают его «Ошским ханом».

Красный штрих

Когда он 15 января проиграл выборы мэра, сделал заявление: «Сегодняшний проигрыш – начало большой победы в будущем». Некоторые исказили его слова, преподнеся так, будто он сказал: «Сегодняшний мой проигрыш – начало свержения сегодняшней власти».

Ни для кого не секрет, что описываемый нами герой любит власть больше денег и славы, особенно должность мэра Оша. А иначе он не сказал бы: «Ош мой, все равно вернусь мэром». Но, как говорится, «раб тоже говорит, что хочет кушать курдюк, но даст ли ему Бог?», и еще «достанется не тому, кто хлопочет и бегает, а кому предназначено». Между желанием и исполнением слишком большое расстояние. Если каждый желающий станет кем хочет, то не осталось бы никого с опущенной головой, все ходили бы вальяжно, глядя в небо. Никто не сомневается, что для достижения цели Мырзакматов сделает все возможное, на что способен.

Вполне возможно, что с весны он присоединится ко всем непокорным, недовольным, близким тех, кого посадили, организует пикеты, митинги, действуя на нервы власти, замучит руководителей Оша. Конечно, власть постарается предотвратить такие явления. Возможно предложение ему должности в Бишкеке, так и по привычному методу под разными предлогами возбуждение против него уголовного дела с попытками посадить в тюрьму. Если так сделают, то не только папанцев, но во многих местах Кыргызстана накалят людей докрасна, могут подтолкнуть к третьей революции. Потому что есть лимит наказания и посадки в тюрьму, если превысить лимит, то приведет к противоположным результатам, что показали две революции. Однако извлекли ли сегодняшние из этого уроки? Или весной снова начнется жаркое бодание?

Зеленый штрих

«На этом на политической карьере Мелиса Мырзакматова поставлена точка», - такого не могут сказать даже его остервенелые враги, для которых лучше бы он вовсе исчез, чем был. Для него только теперь начинается настоящая политическая борьба, большие испытания. Потому что он молод, только сейчас выходит из детского возраста в политике. Если он не перепрыгнет как Ташиев через ограду, или не будет как другие народные представители болтать что попало, а будет действовать осторожно, объединится кроме «Онугуу» с другими политическими силами, то у него достаточно личностных, финансовых ресурсов занять место не только в городе Оше, но и в парламенте республики, стать руководителем огромной отрасли.

Сильный штрих

Наши власти вынудили много говорить на страницах, по черному ящику дежурных ребят и стариков, проворных девушек и баб-ОБОНщиц о незаконных делах описываемого нами героя. Будем живы-здоровы, и в дальнейшем услышим много от них о Мырзакматове саг, баллад, повестей.

Однако скажем открыто ради справедливости – чтобы не допустить заново его избрания мэром, власть сделала еще больше него незаконных дел. В противном случае наш портрет может стать однобоким, а штрихи превратятся в мазню. Сначала власть ливнем полила описываемого героя черным пиаром. Потом выгнала тех, кто в коалиции были с «Улуттар биримдиги» путями, не соответствующими закону, некоторых обманула «сладким пряником». Затем 15 января провела выборы методами, противоречащими демократическим правилам и установкам. Один из СДПКшников встал возле урны для голосования, проверял, кто и против какого кандидата ставил галочку. Какие же это выборы? А теперь они говорят: «Нет никого белоснежнее, чище и лучше нас», - и требуют законности от Мырзакматова.

Это идущий с советского времени недуг нашего менталитета, болезнь. Когда распадалась Югославия, один писатель сказал: «Я хочу любить свою родину, но если моя родина превратила в привычку мучить меня, то что мне делать». Теперь и у Мырзакматова есть моральное право обижаться на власть, так же, как у других посаженных в заключение, подвергаемых гонениям. Посмотрим, как он это проявит.

 

Источник: газета «De факто» №3 от 24.01.2014 / стр. 4

  https://www.gezitter.org/politic/27195/ Ссылка на материал: