Жамин Акималиев, академик: «Если я потеряю свою национальность, то кем будут мои дети?»

Автор: Жамал КАНЫБЕКОВА
Ачык Саясат плюс Ачык Саясат плюс
Обратите внимание на дату публикации.

Говорят «время – летящая птица». Да, не успели мы моргнуть глазом, прошел 2016 год. Вот начался 2017 год. Каждый год остается в памяти народа хорошими и плохими событиями. Хотя в то время многие вещи происходят перед глазами, но в некоторых случаях сложно давать им оценку. С  целью оглянуться назад и проанализировать мы сегодня побеседовали с Жамином агаем.

- Агай, говорят, у великого человека глаза прозорливые. По этой причине мы сегодня хотим с вами ретроспективно взглянуть на 2016 год. Скажите, каким был прошлый год на ваш взгляд?

- В целом не могу назвать плохим годом. В стране установились стабильность и мир. Можно сказать, что это заслуга всего народа и власти. Прошло 5 лет с прихода Атамбаева. В эти годы казалось,  вроде сохранялась стабильность, устойчивость, согласие, единство. За этот период времени поднялся также авторитет президента, можем сказать, подтянулись все ветви власти и общество. Многое сделано в первой половине 2016 года. В обществе обеспечена безопасность. Самое основное, было согласие народа.

Но к концу года начал «изменю Основной закон». Говоря точней, в городе Чолпон-Ате наш президент провел пресс-конференцию, ни с того, ни с сего выступил «изменю Основной закон». Тогда общество начало сильно волноваться. До этого авторитет этого человека намного поднялся, даже оппозиция молчала. Ну, мы не знаем, чья это идея. За год до того он отверг предложение депутатов, предлагавших изменить Основной закон. Тогда народ, мы были сильно обрадованы. Думали, этот человек, оказывается, уважает Основной закон. Дело в том, что мы разочаровались в изменениях Основного закона. Вот посмотрите времена Акаева, Бакиева, Отунбаевой. Акаев за 15 лет 4 раза изменил, а сейчас вводится 26 серьезное изменение.

- Что можете назвать существенной проблемой прошлого года?

- Для меня самая большая трагедия прошлого года – это удар джигитом по имени Сарпашев [Сарпашев] топором по национальности, то есть, его предложение изъять из паспорта графу «национальность». Мы могли бы сказать, он говорит, ну и пусть говорит. Но поздней на пресс-конференции на Иссык-Куле президент поддержал это предложение.

Если мы – древний кыргызский народ, потомки Манаса, допустим изъятие графы «кыргыз» из своих паспортов, тогда кто мы? Мы тогда станем хуже манкуртов. А ведь сам вопрос национальности крайне сложный, очень щепетильный и опасный вопрос. Мы лишаемся патриотических качеств. Вот это мы должны понять. Нам надо думать о будущем. Вместо усиления патриотизма, чтоб наши уехавшие за рубеж граждане уважали свою родину, нацию, мы наоборот убираем графу национальность и, оказывается, становимся просто гражданами.

Сарпашев говорит: «Если мы напишем «гражданин», тогда еще больше укрепиться согласие живущих в нашей стране других граждан». Ничего не улучшится и не укрепится. Это означает удар топором по кыргызской нации и ее уничтожение. На такие вещи не шел даже ругаемый нами Советский Союз. Наоборот, тогда говорили «пусть будет указана национальность. Не будем трогать их национальное, кровное чувство. Пусть у этого человека останется национальное чувство, благодаря чему он будет уважать весь Советский Союз»,- так говорили.

По данному вопросу большие люди из литературы, некоторые непонятно откуда взявшиеся лживые историки, более того наш младший ини [младший брат], ведущий телепередачу «Улутман» (патриот нации) проявляют человеческую слабость, мол, «они говорят, пусть не изымают графу национальность». Через газету «Кыргыз туусу» они послужили знаменем: «Правильно сделали, что убрали графу «национальность». Другими словами, они решили подхалимствовать перед властью.

- Вы думаете, эта вещь представляет для кого-то интерес?

- Не знаю, кто заинтересован в изъятии графы национальность Возможно, президент не придает этому значения. Они говорят «подобные нации могут исчезнуть», и сами же идут на такие вещи. Хорошо, сейчас мы упраздним национальность, затем упраздним свой язык, потом будем цепляться к Манасу, и его упраздним, тогда что у нас останется своего? Вот об этом надо думать.

Хотя я академик, но горжусь тем, что являюсь кыргызом и живу с гордостью за это. Если уберут  национальность кыргыз, тогда кто мы? Мы должны поднять этот вопрос. Если скажут «нужна ли в паспорте «национальность кыргыз» или  нужны Игры кочевников?», так мне нужна моя национальность кыргыз. А если я сейчас потеряю свою национальность, то кем будут мои дети?

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №3 от 20.01.2017/стр.12

  https://www.gezitter.org/konstitutsija_2016/57004/ Ссылка на материал: