Канат Исаев, депутат ЖК: «Мы должны сказать благодарность сегодняшней власти за возвращение «Кумтора»

Автор: Зулпукаар САПАНОВ
Жаны Ордо Жаны Ордо

— Канат Кедейканович, начнем наше интервью с самого актуального в настоящее время Кумтора. Сейчас введено внешнее управление, но пока окончательно не возвращен. В народе увеличиваются подозрительные мысли, в смысле не отдадут ли снова канадским мошенникам на основе торгов. Как вы предполагаете, как решится его дальнейшая судьба? И вообще, правильным ли было решение по Кумтору?

— Решение власти по Кумтору было очень правильным, я это полностью поддерживаю. Управлявшие Кумтором канадцы вели работу исключительно обманным путем, ограбили благосостояние кыргызов, обогатились мошенническим способом. В предыдущих действиях власти по проверке деятельности рудника они людям на соответствующих должностях давали кое-какие средства, добивались составления соглашений, обеспечивающих свои интересы, обманывали кыргызский народ.

Сегодняшняя власть приняла очень правильное решение, начала решительные шаги. Да, теперь для доведения до конца придется пройти крайне тяжелый и сложный путь. Однако стало чрезвычайно хорошим делом, что власть без страха риска возвращает народное богатство государству, взяла дело в свои в руки.  Об этом решении власти я ничего иного не могу сказать, кроме как поддержать ее решение. В принципе эту работу надо было сделать 10 лет назад.

Все окончательно узнали, что прошлые власти перемигивались, торговались, благодаря каким-то интересам составляли соглашения, противостоящие интересам государства.

В двух революциях 2005 и 2010 года самым большим недовольством народа был этот Кумтор. Следовательно, бывшие чиновники еще 10 лет назад сразу после революции должны были пойти на решительные шаги как сегодня. К сожалению, и они пошли дорогой прежних, требования народа остались невыполненными. А этому шагу сегодняшней власти я могу сказать только благодарность.

— Какой точки зрения вы придерживались в 2012 году, когда Садыр Жапаров расследовал Кумтор?

— Полноценно не сохранилось в памяти, но видимо, я говорил, что обязательно надо учитывать риски. В принципе надо признать одну вещь – в нашей стране судьбу такого большого вопроса, как Кумтор, не могут решить ни парламент, ни правительство, зависит только от одного президента.

И сейчас тоже без воли президента не хватило бы сил и у парламента, и у правительства, и у руководимой Акылбеком Жапаровым комиссии.

Поскольку президент проявил свою волю, пошел на решительный шаг, другие выполнили поставленное задание. Прежние президенты не защищали интересы народа и государства, стали сотрапезниками канадцев, вот и парламент с правительством «обрабатывали тот арык».

— Следовательно, составившие соглашения против государства, принявшие решения против народа президенты, главы правительства должны понести ответственность. И народ тоже требует этого, и депутатская комиссия вынесла такое решение. Но вы вроде как будто поддерживаете задержанных…

— Конечно, принявшие решение против кыргызского народа обязательно должны быть привлечены к ответственности, я это полностью поддерживаю. Как у нас происходит? Смысл сказанного мной в Жогорку Кенеша выступления был в другом. Например, у нас людей незаконно арестовывают до суда во время следствия. Арестованные люди месяцами, годами сидят в тюрьме. Некоторые через суд оправдываются, выходят. Некоторые осуждаются, но через 2-3 года оправдываются.

Значит, должны быть привлечены к наказанию: незаконно осудивший их судья, незаконно ведущий дело следователь, обвинивший невиновного человека прокурор. Разве человеку легко даются два года? Наносится урон его здоровью, терпит поражение в материальном отношении, страдает семья.

Например, рассмотрим время Акаева, Бакиева, Атамбаева, Жээнбекова, многие люди оправданы, но за незаконные действия не привлечен к ответственности ни один сотрудник правоохранительных органов. Значит, они знают, что ни за что не ответят, какая бы власть ни пришла, продолжат выполнять ее поручения, фальсифицировать дела, продолжат беззаконие.

И сейчас есть такая опасность. Еще не привлекались к ответственности вынесшие незаконные решения судьи, незаконно лишившие кого-то свободы следователи. Я отметил это обстоятельство, сказал об отсутствии полной информации об арестованных, по какому делу посажены, что есть всего лишь предположения.

— То есть, вы хотите сказать, что до окончания следствия можно было бы не арестовывать?

— Да, ведь для ареста сначала надо доказать вину. У нас сажают во время следствия, и по 5-6 месяцев ведут следствие. Если не подтверждаются выдвинутые в то время обвинения, тогда через 5-6 месяцев выпускают. Посаженные сейчас не простые люди: Асылбек Жээнбеков дважды был спикером Жогорку Кенеша. Омурбек Бабанов руководил правительством, в 2017 году получил голоса более 600 тысяч людей. Ну а Торобай Зулпукаров трудился вице-спикером. Трое весомые политики, личности, имеющие большую поддержку на малой родине.

Подтвердятся ли в будущем выдвинутые против них обвинения? Как будет, если не подтвердятся? Завтра не может не возникнуть вопрос: Кто ответит за их аресты? Некогда и Садыр Жапаров, Талант Мамытов, Камчыбек Ташиев тоже были незаконно привлечены к ответственности. Омурбек Текебаев долгий срок отсидел в тюрьме. Поздней вышло законное решение, все ведь оправданы.

—Тогда мы не должны сажать, говоря, что завтра могут быть оправданы?

— Никто не против, если вину докажут, пусть сажают. Но неправильно арестовывать во время ведения следствия, четко не говоря, в чем обвиняются. Есть разные пути определения меры пресечения человеку, подозреваемому в каком-то преступлении.

Например, в Америке вносят денежный залог. Есть способ контроля специальным поясом. Или есть метод надевания кольца, контролирующего все телодвижения подозреваемого. Имеется глубокий смысл в словах одного мудреца «чем посадить одного невиновного человека, лучше держать на свободе сто виновных людей». Поэтому, прежде чем арестовать кого-то, надо уточнить его вину, доказать, а потом сажать. А сколько людей у нас по неуточненной информации арестовываются, сломались в моральном отношении, лишились здоровья. Например, сколько лет отсидел Омурбек Текебаев. Садыр Жапаров, Камчыбек Ташиев, Талант Мамытов, да я и сам настрадался.

Конечно, с течением времени все мы оправдались. Но следователи, судьи не дали ответа. Сколько нанесено вреда здоровью. Было ударом по здоровью близких людей, родителей, детей, братьев-сестер. По этой причине я обратился в парламенте. Следствие — это только расследование, время, когда еще не определена виновность или невиновность. Выдвинутое обвинение может подтвердиться или не подтвердиться. Поэтому неправильно арестовывать политического деятеля. Это люди с известными именами, по 2-3 человека работавшие в государстве люди. И у них есть близкие, дети. Во время моего ареста я видел человека, отсидевшего 3 года в СИЗО, и в суде оправданного вчистую. Должны же дать ответ забравшие у невиновного человека 3 года жизни, время, замучившие его.

— Власть арестовывает политиков для накопления политических баллов, сохранения своей власти, или же для мести?

— Есть все элементы. Иногда идет для мести, иногда для сохранения своей власти, в некоторых случаях для накопления политических очков перед народом. Ну, все это нельзя оценивать по одному стандарту. Иногда бывают случаи ареста для того, чтоб действительно не препятствовал работе следствия, или чтоб не сбежал.

— Нет ли по-настоящему пахнущих политикой арестов?

— Нынешние аресты нельзя назвать неполитическими, только время подтвердит достоверность. Например, у Жениша Молдокматова это же политика. В октябре Жениш не пришел ведь в одиночку и захватил власть. Сколько было людей. И неправильно сажать только одного Жениша. Или всех надо сажать, или надо Жениша выпустить. Это не подходит под справедливость.

— Вы критиковали политику сегодняшней власти. Сейчас тоже держитесь этого взгляда?

— Я называю правильное правильным, неправильное неправильным. Если делает хорошую работу, я далек от очернения, называя плохой. Не могу уподобиться другим и присоединиться к рядам называющих хорошим сделанное плохое. Например, по Кумтору сделала правильно, я говорю об этом.

— Вы во время Атамбаева подвергались гонениям, сейчас пока нет таких вещей?

— Сейчас только в отношении меня самого еще нет, но к моими близкими было. Сняли с должностей всех моих братьев.

— Кстати, ходят разговоры о сильном давлении на вашего друга Шаршенбека Абдыкеримова, его бизнес тщательно проверяется. В социальных сетях тоже вышли слова «скоро арестуют». Сколько правды во всем этом?

  Ну, мы не знаем, будет или нет арестован, такую информацию нам не дают. А проверки идут. Сам Шаршенбек Абдыкеримов не в Кыргызстане, в связи со здоровьем находится в зарубежной стране. Прежде всего, мы молимся за его выздоровление.

— Из-за притеснений напряглось здоровье?

— По его здоровью много лет был вопрос, лечился.

— Канат байке, является очень серьезным и вопрос границы. На днях едва не возник еще конфликт в Чон-Алае, остановили. Что нужно делать для его предотвращения?

— Нам не нужна война, это общеизвестно. Принимаются меры, чтоб все вопросы решать только переговорным путем, не доводя до кровопролитной войны. Это правильно. Конечно, нам нельзя забывать великое выражение «хочешь жить в мире – готовься к войне». Если мы будем сильными, никто не сможет напасть. А чтоб быть сильным, прежде всего общество должно прийти к согласию.

Необходимо разработать планы продвижения государства вперед, усилить экономику. Самое главное, нельзя допускать давления на предпринимателей. Если такая выходка продолжится, извне не придут инвесторы, напротив, внутренние инвесторы начнут бежать из страны. Поэтому необходимо строить к предпринимателям очень аккуратное отношение. Они платят в бюджет большие суммы налогов, создают рабочие места. То, что не делает государство, сейчас делают предприниматели. На то, что в условиях пандемии не платят кое-какие налоги, на это надо закрыть глаза. Пусть платят не 100%, а платят 30-40%. Вносят хотя бы малый вклад в продвижение экономики вперед, открывая рабочие места. Поэтому я прошу власть, чтоб относились к предпринимателям осторожно.

— Есть еще кроме этого мысли о развитии?

— Надо уменьшить аресты, от арестов государству нет пользы. Да, должны ответить совершившие очень большие преступления, но ограничение свободы должно стать самым крайним шагом. Недавно из 12 собравшихся на чай человек только 2 не отсидели. Недавно мы, примерно 10 человек дали пресс-конференцию, и из нас оказывается тоже только 2 не отсидели. Это очень грустное явление. Мы сами себя унижаем.

В старину, когда отца сажали в тюрьму, его сын стыдился, а если сажали сына, то родители стыдились, чувствуя себя ущемленными. Сейчас подряд арестовывают, не осталось такого стыда как тюрьма. Раньше только самых беспредельщиков сажали в тюрьму, исправляли, воспитывали. Привлечение к ответственности было самым крайним способом. Если мы продолжим идти так, то как встанем на путь исправления, улучшения.

У людей должно быть чувство страха попадания в тюрьму, мы его растеряли. 70-80% народных политиков отсидели, уже не боятся арестов, не кажется чуждым. Похоже, больше половины политиков отсидели и вышли, и сейчас продолжается. Бакиевы сажали акаевцев, атамбаевцы сажали бакиевцев, Жээнбековы посадили в тюрьму людей Атамбаева. Сейчас начали сажать в тюрьму людей Жээнбекова. Ну, и продолжим идти так? Это же нехорошее явление. Никогда в нашем государстве не будет развития, роста, если разделимся по родам-племенам, по партиям, а политические силы будут сажать друг друга. Значит, кыргызскому народу надо прийти к согласию, определить дорогу единства. Неспроста было сказано «там, где согласие есть счастье».

 

 

Источник: газета «Жаны ордо» №22 от 11.06.2021/стр.3

  https://www.gezitter.org/interviews/98206/ Ссылка на материал: