Абдиль Сегизбаев: Я должен только своему народу…

— Я работал с тремя президентами. Старался работать четко и добросовестно. Я погасил свои долги. Если кто-то сделал мне что-то хорошее, я старался вернуть долг. У меня остался только один долг. Перед кыргызским народом. Кыргызский народ поднял меня до таких высот. Вырастил, дал образование, опыт. Мне 47. Я должен постараться в ближайшие 5-10 лет вернуть долг. Как именно? Трудом. Стараниями. Стремлением к великой цели.

— Говорят, идущий на пост президента человек должен быть всесторонним. Что можно рассказать народу об образовании Абдиля Сегизбаева?

— В советское время я учился в хорошей школе. Сначала учился в селе Кой-Таш, потом в селе Беш-Кунгей. Я очень благодарен учителям. Моя мама была учительницей. Я знаю, как учителя долго готовились, чтобы провести урок. Сидели до 12 или часу ночи, писали планы, конспекты, плакаты. Я сожалею о том, что мы сейчас это потеряли. Потеряли учителей. Мы не создаем условий для нынешних учителей. Если бы мы улучшили их условия жизни, повысили зарплату, то и они относились бы так к делу.

Образование – важная вещь. Во многих случаях мы безразлично к нему относимся. Образование – наше будущее. Образованное поколение – будущее Кыргызстана. Мы же сами видели… Как в свое время безразлично относились к медикам…

После окончания школы я поступил в институт. В институте я хотел пойти по стопам отца. Учился там, где учился отец. Тогда я своими глазами увидел советскую систему. Советская система не дает узконаправленное образование, а старается вырастить человека как личность. В сельскохозяйственном институте была высшая математика, несколько направлений химии, физика. Только к 4-5 курсу обучали выбранной профессии. Нам бы вернуться к этой системе. Нам бы вырастить не только специалиста, но и личность. В своей жизни я встретил многих людей, работал со многими из них. Среди них, я думаю, та же Чынара Жакыпова, первый министр образования, Акаев Аскар Акаевич… Я у них многому научился. Алмазбек Атамбаев запомнился как президент, отстаивавший интересы Кыргызстана. Они были моими учителями, я многому у них научился.

Также жизнь меня многому научила. Потому что когда учишься преодолевать трудности, то у тебя накапливается опыт. Точка зрения меняется. Когда я работал в Англии с Чынарой Жакыповой, в Фонде Сороса, она старалась многому научить своих подчиненных. Я был молодым студентом, но она дала возможность отучиться в Лондоне. Я был на стажировке в сфере журналистики. Кроме того, я изучал язык в Oxford House College. В 1996-1997 гг. я там учился.

— Говорят, работа в конторе меняет характер человека. Как изменил ваш внутренний мир контора? Расскажите подробнее.

— Когда впервые предложили, я задумался. Подходит ли мне такая работа? ГКНБ – не простая служба. Это закрытая организация. Во-вторых, служба привлекает к ответственности людей. Думал – подойдет ли работа под мой внутренний мир и самосознание. Я принял решение в беседе с Атамбаевым. Он предложил исправить там ситуацию насколько это возможно. По пути я волновался, как там все будет. Я там нашел трудолюбивых джигитов, профессионалов. Было много сотрудников с высоким потенциалом. Вместе с ними проделал немало работы.

За два года мы перечислили в бюджет краденные деньги. Это около 3,5 млрд сомов. Сейчас частенько говорят о переводе 200 или 300 тысяч. А мы за 1,5-2 года перечислили в бюджет более 50 млн долларов. Эти деньги ушли на пенсии, зарплаты. Часть поступивших в бюджет денег шли к нам. 25%. Я тогда заметил, что ГКНБ не уделялось должного внимания. В зданиях не было ремонта. Нет машин. Нет оружия. Для борьбы с терроризмом и экстремизмом.

Старались. Построили более 800 квартир для сотрудников. Строили 2-х, 3-комнатные квартиры. Строили в Бишкеке, Оше, Иссык-Куле, Нарыне. Уделили внимание зарплате ребят. Зарплата у них маленькая, дети плачут, нет жилья и других условий. В таких обстоятельствах обязательно будет коррупция. Поэтому в первую очередь старались повысить зарплату. Мы еще говорили про оружие. Честно говоря, там ничего не осталось кроме автомата. На 17,5 млн долларов приобрели бронетехнику. Спецоружие, роботы, взрывотехническую лабораторию. В регионах вовсе разваливались здания. В Таласе провели капитальный ремонт. В Чуйской области вообще не было областного здания. Построили с нуля. Поехали в пансионат, в свое время Марат Бакиев готовил его к приватизации и все разрушил. Мы отремонтировали. Теперь пенсионеры и сотрудники там отдыхают. Больница осталась без присмотра с 1971 года, когда построили. Отремонтировали, превратили в современную больницу. После этого у ребят в ГКНБ изменилось отношение к работе.

В 2014 году в год проходило 1,5 тысячи митингов. За 4 года ситуация изменилось. В 2017 году было 30-40 митингов. Другими словами, ГКНБ выполнил свою работу по стабилизации обстановки. В те годы активно шла работа по борьбе с наркотиками. В 2016-2017 гг. задержали около 500 кг чистого героина. Перекрыли 4-5 транснациональных наркотрафиков. Не позволили ОПГ поднимать голову. Было много чего еще. Мне говорят: «Почему об этом не рассказывал в свое время?» Мне не хотелось хвастаться. Как можно было хвастаться усиливающимся наркотрафиком? Как можно было сказать: «Я это сделал»? Мы просто выполняли работу. Природа ГКНБ такова. Многие вещи не должны выходить на публику.

Меня еще обвиняли в политических гонениях. Что такое политическое преследование? Если притесняешь или незаконно осуждаешь человека, служащего родине, то это политическое преследование. Я в качестве примера приводил репрессии советских времен. Тот же Сахаров, изобретатель водородной бомбы, Королев, отправивший ракету в космос, Солженицын, лауреат Нобелевской премии, Туполев, построивший большие самолеты. Все они подверглись репрессиям. Сейчас составляют списки людей, которые якобы подверглись репрессиям при мне. Посмотрите, кто там. Люди, развалившие сельское хозяйство Кыргызстана, допустившие трагические события в Оше в 2010 году люди, замешанные в коррупции. Если мы закроем глаза на их преступления, вступим в политические торги, возьмем с них деньги, то кем бы были мы? Для чего тогда я там работал?

Были предложения: «Не трогай меня, я изменюсь». Но если мы прислушаемся к ним, не примем меры, то для чего существуют законы? То какое у нас будет государство? Вот в чем дело. Или ты преследуешь интересы политической группы или ты преследуешь интересы государства. Такова дилемма. Когда возник этот вопрос, ответ был для меня очевиден. Но если поступишь с такими людьми таким образом, то они начинают кричать о политических гонениях. У них есть только один выход, чтобы остаться в политике и власти. Я не считаю, что поступил неправильно. Работал по закону.

— Можете рассказать пару слов о жене и детях.

— Моя жена всегда поддерживает. В некоторых случаях пересказывает мнение народа. Но в большинстве случаев она далека от политики, и это мне нравится. У меня трое детей, 2 дочери. Старшая почти окончила школу. Когда я выдвинул кандидатуру, они начали мне помогать. Рассказывают, что обо мне написали, какая новость всплыла. Это тоже радость. Я хочу, чтобы мои дети оставались людьми. Были человечнее и образованными. Я говорил, что от отца к детям невозможно передать богатство. Если дети плохи, то они могут растранжирить любое богатство. Важнее оставить после себя доброе имя. Это откроет им двери. В большинстве случаев родители пытаются купить квартиру для детей и т.д. Образованные дети своими силами этого добьются. Если оставишь доброе имя, то люди, которым ты помогал, помогут твоим детям. Нельзя этого забывать.

видео

Источник: Багыт.kg

  https://www.gezitter.org/interviews/93351/ Ссылка на материал: