Аскар Акаев, экс-президент: «Нам удалось сохранить символы кыргызского народа – пик Победы и пик Хан-Тенгри»

Автор: Жамиля Нурманбетова
Азия news Азия news
17 октября 2019
Версия для печати

Ниже изложены отдельные моменты из беседы с первым президентом Кыргызстана Аскаром Акаевым.

 Проект разработки золотого месторождения Кумтор начал реализовываться при вашем режиме. Можете рассказать подробности? Вас также называют «акционером»?

— Когда строился комбинат по разработке месторождения (1993-1996 гг.), до 2003 года мировые цены на золото были очень низкими (унция – 400 долларов). Это чуть-чуть окупало себестоимость разработки. С 2005 года цены начали расти и в 2011 году был достигнут рекордный показатель (унция – 1 938 долларов). В данное время цена держится на отметке в 1 500 долларов. Значит, Кумтор начал приносить хороший доход только после 2005 года. Судя по моим данным, за последние 15 лет за счет месторождения Кумтор казна Кыргызстана пополнилась на 3 млрд 700 млн долларов. Это большие деньги, если их использовать эффективно. Вместо того чтобы в будущем брать кредиты из китайского банка на жестких условиях, можно было бы пустить в дело половину из средств, полученных с Кумтора, построить в Бишкеке и в Кара-Кече ТЭЦ, реконструировать дорогу Бишкек — Ош, отстроить альтернативную автотрассу, реализовать проект линий электропередачи «Датка-Кемин». Сами рассудите. Тогда бы не повесили огромный долг на шею народа. Что касается моих акций в разрабатывающей месторождении компании, то это слухи, придуманные моими оппонентами.

— Вас еще обвиняют по Узонгу-Куушу, по границам. Что скажете?

— Кыргызско-китайская граница была установлена еще в XIX веке, при Российской империи и Китайской империи Цинь. Вопрос крайне обострился в 60-е годы прошлого века. Тогда глава правительства СССР Алексей Косыгин и глава правительства Китая Чжоу Энлай официально решили вопросы по спорным участкам на границе, составили протокол. Туда вошел и Узонгу-Кууш на кыргызско-китайской границе. Согласно международной практике, вопросы спорных земель решаются по соотношению 50/50. Например, современная Россия распределила земли с Китаем на Дальнем Востоке по такому принципу. Казахстан и Китай распределили по соотношению 40/60, а Таджикистан и Китай – по соотношению 30/70. А Кыргызстан поделил Узонгу-Кууш с Китаем по соотношению 70/30. Народ должен быть объективен. Я считаю, что залогом нашей победы стало то, что китайский народ и тогдашнее руководство страны на протяжении веков хорошо относились к Кыргызстану, к своему миролюбивому соседу. С исторической и политической точки зрения для нас было важно оставить у себя пик Победы и пик Хан-Тенгри. Потому что эти пики являются священными символами кыргызского народа.

— Можете рассказать об Аксыйских событиях?

— Я хочу открыто сказать, что как президент страны я несу моральную ответственность за Аксыйские события. Аксыйская трагедия – это мое сожаление, личная трагедия. Если бы правоохранительные органы, местные власти не допустили ошибку, если бы не было провокации, то Аксыйских событий бы не было. В тот день я был в командировке за границей. По приезде в Бишкек я создал авторитетную комиссию во главе с первым вице-премьер-министром Николаем Танаевым. В состав комиссии вошли видные представители общественности и правозащитники. Стоит отметить, что впервые в истории Кыргызстана заседание Совета безопасности прошло открыто, оно транслировалось в прямом эфире. До народа донесли причины и ход трагедии. Народ увидел и услышал правду. По итогам заседания были отправлены в отставку премьер-министр, руководитель администрации президента, министр внутренних дел, губернатор Джалал-Абадской области. В отношении некоторых должностных лиц возбудили уголовные дела. Что касается тех, кто постоянно поднимает вопрос Аксыйских событий и хочет свалить вину на меня, то я хочу сказать, что эти политики преследуют личные или политические цели.

— Среди общественности ходят разговоры о вашем возвращении в Кыргызстан. Когда вернетесь? Что этому мешает?

— Да, в последнее время многие кыргызстанцы вспоминают обо мне, заводят разговоры о моем возвращении. Можно сделать вывод, что все больше людей хотят моего возвращения (!). Многие пишут мне письма, звонят по телефону. По их словам, пришло время вернуться в страну. Конечно, лично я готов вернуться. Но для этого должна быть благоприятная политическая обстановка в Кыргызстане. Безусловно, я не хочу, чтобы мои политические оппоненты воспользовались моим возвращением в личных интересах, спровоцировали раскол в обществе. Для меня важнее сохранить спокойную жизнь народа и политическую стабильность в стране.

Источник: газета «Азия news» №40 от 17.10.2019 / стр. 4, 5

  https://www.gezitter.org/interviews/83022/ Ссылка на материал: