Чолпон Жакупова, руководитель правовой клиники «Адилет»: «Созданная по Кой-Ташу комиссия вмешивается в работу следствия»

23 сентября 2019
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Созданная по Кой-Ташу государственная комиссия, говоря: «Кто, в каком месте стоял? Как перестреливались?» — вмешивается в работу следствия. Тогда зачем нужны следователи? Такое мнение выразила директор правовой клиники «Адилет» Чолпон Жакупова на сегодняшнем заседании комиссии, отвечая на вопросы корреспондента телеканала «Апрель».

— Есть понятие следствие и тайна следствия. Государственная комиссия должна дать ответ на другие вопросы. Она должна была спрашивать о полномочных правах. Но они вмешались в материалы следствия. На услышанные мной вещи никто не может ответить. Глава следственного управления говорит так: «Расследуется, мы работаем». А что должна делать госкомиссия? Правильно, ведь идет следствие.

 Следовательно, они не ведут работу на основании своих полномочий?

— В принципе у нас нет положения о государственной комиссии. Их работа ничем не проверяется. Какое задание стоит перед первой комиссией, вот его и должны были поставить. Какое первое задание, затем второе и т.д. Я не понимаю.

У Жогорку Кенеша есть контролирующие конституционные права. Комиссия создана приказом премьер-министра Абылгазиева. Во главе куратором стоит человек, проверяющий силовые структуры. Это же прямое столкновение интересов! По-моему, комиссия должна была, не вмешиваясь в работу следствия,  рассмотреть полномочия каждого участвовавшего в событии органа власти. Например, правильной или нет была работа МВД, почему «Альфа»? 

Они должны были дать ответ на самые главные политические вопросы. А они спрашивают, кто, где стоял, кто стрелял. Это должно проводить следствие, а не комиссия. Приходящие туда, например, Абдиль Сегизбаев, имеют право не ходить. Можно и не отвечать на их вопросы.

— Говоря иначе, результаты комиссии неправомочны?

— Я не могу этого сказать. Потому что я это не видела. Не могу давать и оценку работе комиссии. Потому что я не видела ее результатов. Но у меня при виде, какие вопросы задают, появился такой вопрос: «Видят ли они отличие в работе следствия и комиссии?». Эти вопросы должны задавать следователи. Так идет следствие. Потому что у следователя есть право допрашивать людей. А у комиссии есть? У нее есть право опрашивать руководителей государственных институтов. У нее нет права вызывать простых граждан и допрашивать. Где такое написано?

«Апрель.ТВ»

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №34 от 20.09.2019/стр.5

  https://www.gezitter.org/interviews/82412/ Ссылка на материал: