Равшан Жээнбеков, политик: «Цепляются вплоть до моей личной жизни, детей, родителей»

Автор: Чынайым КУТМАНАЛИЕВА
Ачык Саясат плюс Ачык Саясат плюс

Мы побеседовали с Равшаном Жээнбековым участником марша женщин 8 марта с целью защиты их прав и попавшим под разную критику, постарались разузнать правдивость поставленных им претензий.

- Равшан мырза, как вы оказались в марше, раскритикованном общественностью?

- Этот марш обозначался как марш в защиту прав женщин, девушек и в ознаменование 8 Марта. Поэтому мы, представители гражданского общества пошли с такими политиками, как Рита Карасартова, Ондуруш Токтонасыров и Эдиль Байсалов.  Мы участвовали в том марше не в защиту геев, а с целью поддержать образованность девушек, их противостояние семейному насилию, донести до общества положение келин-молодых замужних женщин в сельской местности. Мы вправду не знали о наличии там геев. Говоря по правде, это ошибка организаторов, не давших информацию о присоединении или приглашении тех на марш. Если бы организаторы сказали, что там будут и люди другой ориентации, возможно, мы тоже подумали бы, прежде чем идти.

- Равшан мырза, вы сказали «мы не знали». Почему вы не ушли, видя ходивших там людей неправильной, другой ориентации?

- Я там не заметил нахождения неправильных людей, да и не видел. Я даже не читал поднятые им плакаты. В ходе марша мне показались грубыми сказанные слова: «Сами стирайте себе носки. Мы не будем наливать чай». Я толерантный выдержанный человек. Если кто-то рядом со мной говорит грубые слова, и эти слова не относятся ко мне, то почему я должен сверлить глазами или закрывать ему рот? Если какой-то человек не нарушает мое право действием или словом, тогда почему я должен навалиться на него и ругать? Из-за своей выдержанности, толерантности я молча продолжил идти. Их плакаты я увидел после ухода уже дома, когда они написали их в социальных сетях.

- Наверняка появились люди, говорящие, что вы сходили на гей-парад, а теперь оправдываетесь?

- Я говорю о том, что сам знаю, я не знал, что этот парад вперемешку с геями. Ко мне никто не приставал, я ни к кому не приставал. Меня никто не порочил, я никого не порочил.

- Почему вас, Риту Карасартову, Эдиля Байсалова привела очерняющая сила, прицепив к гей-параду?

- В Кыргызстане есть люди различных точек зрений, взглядов. Но самый сильный - темный националистический взгляд. Сейчас на достаточном уровне религиозный и навязанный русскими взгляд. Единственным противостоящим всем им остался демократический взгляд. Вышеперечисленные точки зрения со всей возможностью стараются подавить демократический взгляд, вытеснить и изгнать. Диаметральная противоположность точек зрения в Кыргызстане пытается через агрессию изо всей силы подавить демократический взгляд. Но я думаю, у взглядов, выступающих против демократической точки зрения, жизнь коротка и бесперспективна, эти взгляды далеко не уйдут. У них нет сильных идей. Вот почему они ничего не смогут сделать, кроме как кричать, ругать грязными словами, порочить.

- Гей-парад организован, чтоб оттеснить политиков с проамериканскими взглядами, с целью показать их ненавистными народу?

- Я бы не сказал, что мы в определенной степени как политики, как представители гражданского общества нанесем государству сокрушительный удар. Наша социальная база, электорат, поддерживающие нас люди в Кыргызстане малочисленны. Может быть, в пределах только 5-10 процентов. Наверное, и Национальная служба безопасности не скажет, что мы создаем обществу, государству опасность. По сравнению с нами невероятно сильны представители религии, темные националисты и люди пророссийских взглядов. Мы все равно не сможем противостоять этим трем взглядам. Поэтому не создаем опасность гражданскому обществу. Но посредством этих процессов могут навязать Кыргызстану запреты, новые законы, показать плохими через геев. Со вчерашнего дня, подражая русским, начали поднимать вопрос о необходимости принятия закона об иностранных агентах. Также после вчерашней шумихи стали заметны запугивания общества, навязывания каких-то новых правил, разговоры, что надо взять под контроль неправительственные организации.

- Рита Карасартова сказала: «В том месте было около 500 человек. А представители специальной службы делают упор только на нас троих, создавая впечатление, будто пошли только мы трое»?

- У Риты Карасартовой тоже есть правда. На сегодняшний день Рита Карасартова, я, Ондуруш Токтонасыров являемся представителями гражданского общества, критикующими власть. Возможно, с этой стороны им видится правильной политика очернения и мести. Сегодня нас изо всех сил стараются опорочить настроенные религиозно, националистически и пророссийски люди, и находящиеся вокруг власти.

- Вроде вас хотят вывести из гражданства Кыргызстана. Что скажете об этом?

- Сегодня в нашем обществе зародилась очень большая дискуссия. С одной стороны стало видно наличие в нашем обществе огромного конфликта. В этом конфликте демократия и права человека на одной стороне. А отдавшиеся религии и националисты на другой стороне. В каком направлении пойдет вот этот большой конфликт и дискуссия будет зависеть от вмешавшихся в эту дискуссию. Если мы примешаем агрессию, скажем друг другу грязные слова, то начнется большой конфликт. Ну а если мы эту вещь рассмотрим как важный вопрос в обществе, создадим дискуссию, тогда покажем свою политическую культуру. Такие скандалы, такие конфликты появляются во всех обществах. Общество воспринимает по-разному. Некоторые воспринимают как конфликт, а другие как дискуссию. Наши политики, молодежь, общественность, мы, должны извлечь урок из этой вещи, в тяжелом обсуждении отыскать и выйти на правильную дорогу, постараться найти отвечающий интересам государства и нации путь. Здесь в разрешении вопроса не смогут быть помощниками агрессия и плохие грязные слова. В любом вопросе мы должны стараться быть культурными. Ведь во всех государствах в политике, жизни крайне важна сдержанность и толерантность, политическая культура.

- Не стали для вас ударом неприятные слова людей, поддавшихся агрессии и резким выступлениям?

- Конечно, для меня было тяжело. Стало ударом. Цепляются вплоть до моей семьи, детей, родителей. В некоторых случаях я тоже гневно говорю им резкие слова, не в порядке нападки, а в ответ. Но по мере сил стараюсь сдерживаться и давать культурный ответ. Мы должны действовать, не поддаваясь злости, и показывать молодежи дорогу, быть выдержанными, решать вопрос путем дискуссии.

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №9 от 15.03.2019/стр.5

  https://www.gezitter.org/interviews/77571/ Ссылка на материал: