Интервью матери подозреваемого

Обратите внимание на дату публикации.

В Бишкеке убили 19-летнего студента. Ему нанесли 24 ножевых ранения. В пресс-службе ГУВД отчитались, что подозреваемые задержаны и расследование продолжается. Однако насколько законно действуют правоохранительные органы?

Корреспондент редакции Kaktus.media поговорила с родителями одного из задержанных – К. А. Отметим, что законность водворения молодого человека в СИЗО крайне сомнительна.

Здесь и далее повествование ведется со слов родителей К. А.

Мать задержанного:

- 3 марта около 22:00 к нашему сыну Саше пришли милиционеры и сообщили, что его друга убили. А им нужны показания свидетелей. Сказали также, что привезут Сашу обратно. Мы сына отпустили без проблем. Время шло, а Саша не возвращался. Наши звонки сбрасывал. Потом Саша перезвонил и сказал, что ребят там много, когда всех допросят, развезут по домам.

Привезли сына около 3 часов ночи. Саша рассказал, что с ним разговаривали матом, пинали под столом, оказывали психологическое давление и показывали фотографию убитого друга, смерть которого он и так тяжело переживал. Потом Саша сказал, что утром его должны еще раз вызвать в милицию. Мол, позвонят.

Мы разделись и легли спать. Тут за окном начали мелькать силуэты каких-то людей. Мы испугались. Муж вышел как был, в трусах, и стал спрашивать: "Кто там?" В ответ тишина. Он мне кричит: "Вызывай милицию!" Я вызвала. Люди за дверью кричали: "Мы сами из милиции. Можно Александра?"

Муж разозлился: сына продержали столько времени на допросах. Сказал, что не позовет Сашу, потому что ему пообещали, что его вызовут утром. В это время сыну постоянно звонили на телефон. Как оказалось, эти же люди. Саша вышел, наспех одевшись: обул калоши, спортивные штаны, куртку на голое тело. Я надела халат и вышла с ним.

Сотрудники правоохранительных органов были в гражданском, на машинах без обозначения, что это милиция, документы не предъявляли. Ни о каком обвинении и задержании не говорили.

Мужу начали кричать: "Байке, все нормально. Просто Саша забыл подпись поставить. Сейчас в машине пусть подпишет". Мол, ничего страшного. Муж успокоился и зашел домой.

Саша пошел одеваться, но тут сотрудники его схватили и начали тянуть к себе. Я начала сына забирать, меня отпихивали. Подошли еще четыре амбала, окончательно меня отпихнули. Я боролась, как могла. Кричала: "Помогите!" Милиционеры стали угрожать пистолетом, что, мол, стрелять начнут. Никто из соседей не слышал и не видел ничего. Сашу забрали. Сказали, что якобы в ГОМ. Так по газам дали, что аж шины засверкали.

Мне стало плохо. Муж успокаивал. Потом приехал другой отряд милиции, которую мы вызывали. Нас выслушали и поехали в ГОМ №5. Но там сказали, что Саши у них нет. Якобы он в Первомайском РОВД. Поехали туда, и там сына нет. В РОВД нас отправили в ГУВД.

Всю ночь нас гоняли туда-сюда. В 6 утра мы решили писать заявление о похищении сына. Мы же не знали на тот момент, кто его забрал: документы нам никто не показывал. Приехали в ГУВД, взяли у дежурного бумагу, но он показал, как это правильно оформить.

Потом дежурный отошел, а когда вернулся, сказал нам ехать в Первомайское РОВД, где нас встретит оперативник и все объяснит.

Снова приехали туда. Оперативник, ничего не объясняя, сказал: "Поехали к вам домой. Объясним все там". Мы ничего не поняли: зачем к нам домой, почему не вызвали в кабинет как положено. Где наш сын, не ответили.

Когда мы приехали домой, нам предъявили постановление на обыск. Опять же ничего не пояснив, не сказав, что наш сын подозреваемый. Бумагу я толком не прочитала, состояние было такое: ничего не соображала.

Из обыска спектакль получился: взяли какие-то вещи, как попало повыбирали. Ничего не нашли. Попросили отдать им все кухонные ножи. Потом сказали приехать в РОВД через час, если что, мол, пацана заберете.

Мы с едой и одеждой приезжаем через час, но никто к нам не вышел. Прождали до 15 часов. Затем позвонил государственный адвокат и сказал, что у сына был допрос, и он признался в убийстве под давлением. По словам сына, ему надевали на голову полиэтиленовый пакет, били. Когда пришел адвокат, Саша сказал, что не виновен.

У сына есть алиби 

Убийство его друга произошло с 20 до 22 часов. В этот момент к нам приходила соседка. Она видела, что Саша был дома. Но его алиби почему-то не проверяют. Соседку никуда не вызывали. Следователи вообще не работают. Закрыли Сашу, и все идет по накатанной.

Мы до сих пор не знаем, что там и как. Лишь от адвокатов узнаем, что сына там избивали, выбивали из него признания, он три раза терял сознание… По словам адвоката, экспертиза подтвердила пытки, но результаты находятся у следователя.

Нам кажется, что на Сашу наговаривает второй задержанный – Илья. Наш сын и убитый были хорошими друзьями. А вот Илья ему постоянно угрожал. Доказательств вины Саши нет, улик нет, мотива нет… И выходит, что лишь по показаниях второго задержанного, которого почему-то отпустили под домашний арест, строится все обвинение.

Мы теперь боимся вообще выходить из дома, детей в школу не отпускаем.

Телефон звонит, я вздрагиваю.

Связей у нашей семьи нужных нет, значит, нас можно топить, жизнь всю ломать? Я не знаю, куда и кому достучаться. Беспредел!

 kaktus.media

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №8 от 16.03.2018/стр.5

  https://www.gezitter.org/interviews/68383/ Ссылка на материал: