Токтосун Мадияров, общественный деятель: «Почему я благодарен Алмазбеку Шаршеновичу?»

Автор: Керим Мурас
Азия news Азия news
Обратите внимание на дату публикации.

- Господин Токтосун, размер внешнего долга Кыргызстана только растет. Правительство успокаивает народ, мол, бояться нужно, когда внешний долг будет составлять более 60% от ВВП, пока что мы до такой отметки не дошли. Но если своевременно не вернуть долги, мы можем оказаться на грани, не так ли? Что бы вы предложили для погашения долгов?

- Этот вопрос очень актуален на сегодняшний день. Потому что, как вы сами знаете, после нового года в СМИ написали: «Размер внешнего долга перевалил за 4 млрд 15 млн сомов». Эти долги копились на протяжении 27 лет, за годы независимости. Государство берет кредиты, значит, нужно вести работу и по их погашению. Например, за последние 3-4 года мы взяли у Китая кредит, превышающий 1 млрд долларов. Над получением кредита работало 100 человек, а над возвращением этого кредита должны работать не менее 10 человек. Должна быть специальная команда, возглавляемая президентом, премьер-министром. Есть много способов списания долгов.

У каких государств и международных организаций брали кредиты? Судя по тому, что я знаю, больше всего кредитов мы брали из Китая, МВФ и Всемирного банка. Оказывавшая доныне поддержку, выдававшая кредиты Российская Федерация списала нам долги. Ранее списала нам 800 млн долларов, теперь списали оставшиеся 240 млн долларов. На сегодняшний день мы ничего не должны России. Был сформирован Кыргызско-Российский фонд развития, выделено 500 млн долларов по случаю вступления в ЕАЭС, оказывается большая помощь. Видели? Значит, есть способы списания долгов. Есть большие государственные проекты. Некоторые долги можно было бы вложить в эти проекты.

Одним из локомотивов нашей экономики является энергетика. Но эта отрасль, которая должна была нас озолотить, сегодня погрязла в долгах, переживает тяжелые времена. Есть пути и инструменты, позволяющие сделать эту отрасль прибыльной. Сменилось много министров, были главы правительств, вроде Жоомарта Оторбаева, Омурбека Бабанова, понимающие рыночную экономику, но они не проделали необходимую работу, что огорчает.

В мире есть большие биржи, дающие возможности для капитализации компаний. Например, в Америке есть «Насдак», есть биржи в Лондоне, Торонто, Токио. Огорчает то, что на протяжении 27 лет наши государственные компании не вышли на биржу. Российские компании «Роснефть», «Сибнефть» привлекают деньги из Лондонской биржи, вкладывают в экономику России. Мы можем вывести на биржу три компании: «Электростанции», «Кыргызалтын» и «Кыргызтелеком».

Возьмем золото. Сегодня унция золота стоит 1250-1300 долларов. За 2010-2015 гг. наши золотые запасы достигли отметки в 1 млрд 300 млн долларов. Но из-за неумения управлять нашими акциями в «Центерре» мы потеряли 600-700 млн долларов. Кто нам даст столько денег? Не знаю, работают ли сотрудники «Кыргызалтына» над этим вопросом или нет, но результатов не видим. Отрасль телекоммуникаций тоже очень прибыльна. Но сегодня она не приносит прибыль нашей стране. Поэтому собираемся продавать. Когда окажется в чужих руках, будет приносить прибыль чужому человеку.

- Недавно первый вице-премьер-министр Аскарбек Шадиев ответил на вопросы депутатов парламента о том, почему энергетическая отрасль не является прибыльной. Он предложил пересмотреть тарифную политику. Обязательно нужно повышать тарифы, чтобы отрасль стала прибыльной?

- До 1995-1998 гг. в мире считалась убыточной энергетическая отрасль. Но с 2005 года энергетическая система вышла на новый уровень. Подскочили цены, она начала приносить прибыль. Поэтому в последнее время этой отрасли уделяют больше внимания, появилась возможность привлекать инвестиции. Когда берут кредит? Когда напишут проекты о возможности погашения кредита. Мы берем кредиты, чтобы нарастить мощности. Но мы идем в неправильном направлении.

Энергетический сектор нужно вывести на биржу. Там нужно привлекать необходимые средства, вкладывать в производство, работать с акционерами. Так мы будем в выигрыше. Пока не выберем рыночный путь, всегда будем брать кредиты и повышать тарифы. В мире есть крупные банки, которые специализируются на долгах. Нужно заключить с ними соглашение, добиться финансирования, на базе «Электростанций» создать новые, чистые компании с открытым бюджетом, вывести их на биржу. С помощью биржи нужно привлекать деньги на ГЭС и на другие необходимые вещи. Тогда мы будем развиваться и быстро встанем на ноги. Если они на это не способны, пускай обращаются к людям, которым это по плечу. Горстка людей идут, говорят: «Я все знаю», но я не вижу работу, которую они проделали для страны.

Мы ничего не добьемся, если будем часто сменять правительство. Что успеет сделать премьер-министр за год или за полтора года? Чтобы были результаты, человек должен отработать минимум три года. Толковый премьер-министр может дать хорошие результаты за 4-5 лет.

У нас была большая компания «Кыргызалтын», сейчас она сидит на «Макмале». Выступает посредником между «Кумтором». Другими делами не занимается. У нас полно месторождений золота. Государство должно преследовать свои интересы в этом направлении. Налогов у нас больше, чем в других странах. Но безрезультатно. С «Кумтором» государство боролось три года. Результат равен нулю. Жоомарт Оторбаев сделал правильное предложение. Нам нужно было выкупить у других контрольный пакет акций на «Кумторе». Тогда бы мы управляли рудником. Сегодня в парламенте есть сильные и образованные джигиты. Нужно принять специальный закон, по которому 51% акций должны быть у государства на месторождениях, где разведанный запас золота превышает 50 тонн. Частным инвесторам нужно позволить завладеть месторождениями, где запасы золота ниже 50 тонн. Тогда вся шумиха прекратится. Со временем крупные предприятия отошли бы к государству, а остальные работали бы в качестве партнера государства, получая с месторождений свою долю, равную 20-30%. Тогда бы эта отрасль росла. Судя по тому, что я знаю, на сегодняшний день предпринимателям удалось заполучить около 2 тысяч лицензий. Многие иностранные компании пускают в оборот большие деньги, выставляя наши лицензии на биржи. Почему до сих пор мы не изымаем у них налоги? Почему мы не пригласили их и не сказали: «Вы получаете прибыль за счет нашего золота, почему не перечисляете налоги в нашу страну?»

- Таджикистан почти достроил за счет бюджета Рогунскую ГЭС. Почему мы не можем проделать такую же работу?

- Те же «Русгидро» пришли к нам, желая выставить Нарынский каскад на Лондонской бирже и привлечь оттуда деньги. Но у России возможностей было недостаточно, не решился вопрос быстрого привлечения денег из биржи, проект не был реализован. Поэтому я и спрашиваю – зачем нам посредник? Мы можем сами выйти на биржу и решить вопрос на государственном уровне. Ранее отстроенные ГЭС «Таш-Кумыр», «Курпсай», «Шамалды-Сай» не перешли на баланс государства, а управляются временной дирекцией. Настало пора их обновить, модернизировать. На это нужны будут деньги. ГЭС «Уч-Коргон» отстроили в 1956 году, но до сих пор не произвели модернизацию четырех агрегатов, положение тяжелое. Водохранилище на 40% забилось грязью, работает неэффективно.

- Депутаты Жогорку Кенеша поднимают актуальный вопрос: «90% воды из Кировского и Орто-Токойского водохранилищ используются соседними государствами. Но расходы на содержание и обслуживание водохранилищ берет на себя Кыргызстан. Разве это правильно?» Что вы думаете об этом?

- Депутаты поднимают этот вопрос сегодня, а мы, уроженцы Кетмен-Тобо, поднимаем уже 20 лет. Наш аксакал Турдакун Усубалиев добивался принятия в 2001 году закона, согласно которому вода получила бы статус товара. Воду нужно продавать. Воду из Токтогульской ГЭС, из Кировского и Орто-Токойского водохранилища. Допустим, мы можем не брать деньги за воду, которая утекает каждый день. Но нужно требовать плату за воду, которую мы набираем и отпускаем в нужное время. Потому что мы тратим на это свои деньги. Как минимум воду нужно продавать во время сезона. Возьмем, к примеру, Токтогульскую ГЭС. Она вмещает 19 млрд кубометров воды. В год мы спускаем 7-10 млрд кубометров воды и заново набираем. У этой воды должна быть своя цена. К тому же мы сами покупаем воду.

- Вы специалист по дорогам. Насколько необходимо было строить альтернативную автотрассу Север-Юг?

- Я благодарен Алмазбеку Шаршеновичу за то, что за шесть лет он реализовал два крупных проекта. Во-первых, мы обеспечили себе энергетическую безопасность. Во-вторых, обеспечивается безопасность на дорогах. Эта дорога поднимет экономику Кыргызстана и укрепит связи, она нужна нам как воздух и вода. Почему на дороги быстро выделяют кредиты? Потому что выделенные на дороги кредиты должны быть быстро возвращены. В бюджет поступает немало денег в виде НДС, пошлин с завозимых товаров, с ГСМ. Все это источники дохода, которые окупят завтра расходы на строительство дороги.

Есть и другой вопрос. Отстроив дорогу, нам нужно научиться правильно ей пользоваться. Даст Бог, в этом году завершится строительство дороги в Торугарт. В Казахстане есть автомобильные и железные дороги, связывающие с Китаем. И в Таджикистане строятся дороги. В чем наше преимущество? У нас услуги недорогие, транспортные расходы ниже, по нашим дорогам должно пройти много груза. Если груз из Китая будет через нас уходить в Россию и в Европу, то нам нужно правильно строить дороги и правильно их использовать. В самом Торугарте трудно построить объекты для хранения грузов. Это место находится на высоте в 4 тысячи метров над уровнем моря. Соответственно, нужно построить логистические центры в Кемине, Токмоке. Чтобы приехавший из России грузовик не ехал в Китай, а приехавший из Китая грузовик не ехал в Россию. Возможно тогда наши братья узбеки и таджики будут закупать все товары у нас.

Источник: газета «Азия news» №3 от 25.01.2018 / стр. 9

  https://www.gezitter.org/interviews/67067/ Ссылка на материал: