Турсунбек Чынгышев: «Заветное желание кыргызов – справедливая власть»

Автор: Жылдыз МУСЛИМОВА
Алиби Алиби
Обратите внимание на дату публикации.

В выпуске авторской передачи Жылдыз Муслимовой «Консенсус» от 9 мая участвовал государственный и общественный деятель Турсунбек Чынгышев.

- Турсунбек Чынгышевич, вы родились и выросли в годы войны. Что вспоминается вам в День Победы?

- Май – месяц праздников. Но из них самый большой праздник – День Победы. Хотя мы не участвовали в войне, но пережили тогдашнюю тяжелую жизнь. У меня и сейчас перед глазами стоят условия жизни тогдашнего села. Видел пришедших с войны людей. Беседовал с ними. В 1966-1968 годах я отслужил воинскую службу в советской армии в Калининграде. В тогдашней армии, начиная с капитана, все были участвовавшими в войне фронтовиками. Мы воспитывались, слушая их слова, истории. В забравшей немыслимое количество человеческих жизней войне мы победили благодаря единству народов Советского Союза. Все поколения должны помнить этот день и стараться не допускать войны.

- Президент страны Алмазбек Шаршенович официально поздравил всех ветеранов войны, сказал, что и в дальнейшем им будет оказываться помощь и поддержка государства. В целом какое впечатление произвело на вас сегодняшнее выступление президента?

- Я выслушал слова президента не спеша, от начала до конца. Среди общественности говорится, что возможно, его слова о некоторых людях можно было бы сказать в другом месте. Но я посчитал правильным сказанное им о вероятной причастности кыргызстанцев к террористическим взрывам в России. Ведь если не сказать своевременно эти слова, то могло бы не оказаться другого места для озвучивания тех слов. В мероприятии, организованном к 9 Мая, участвовало множество журналистов из России и зарубежья. Поэтому было правильно, что там он остановился на данном вопросе. Дело в том, что после взрывов в России озвучивается много плохих слов о кыргызстанцах, российские политики, журналисты начали примешивать нас к событиям в Сирии. Думаю, заслушав выступление президента журналисты, политики России вынесут хорошее заключение. Само по себе неправильно обвинять, называя народы Средней Азии, всех мусульман близкими к террористическим взрывам, терроризму. Вот почему я полностью поддерживаю сказанное Алмазом Шаршеновичем.

- Месяц май богат на праздники. 10 мая – день введения в работу кыргызского сома. Когда ввели в оборот сом, в легендарном парламенте тоже были мнения «мы торопимся, или делаем неправильно». Сом был введен благодаря той же политической воле. Вы были в составе комитета по введению сома. Мы выиграли или проиграли, введя в оборот сом?

- Мы не проиграли от введения сома. Напротив, выиграли. Многие думают, что это перевод прежних денег в новые деньги. В реальности национальная валюта – один из символов суверенного независимого государства. Англичане, не используя единую денежную единицу, вышли из Евросоюза. Так как, если валюта единая, то постепенно и экономическая политика станет единой. Есть резон их выхода из Евросоюза вопреки протестам.

У меня сейчас перед глазами, как мы принимали национальную валюту, Конституцию. До становления суверенным государством, до принятия новой Конституции у нас главой правительства был президент. После принятия 5 мая 1991 года Конституции премьер-министр стал главой правительства. Мы провели много хороших работ по проведению экономической реформы в 1992 году, переходу к рыночной экономике. Но из-за отсутствия своей национальной валюты мы упирались в общие деньги. Хотя мы, государства в составе Союза пользовались рублем, но выпуск рубля контролировал  Центральный банк России. Чем больше мы пользовались рублем, тем сильней росла инфляция. Говоря иначе, в 1992 году за один месяц инфляция достигла 40-45%. А если сейчас у нас инфляция подходит к 6-7%, мы говорим «ой!».

Тогда мы получали рубли, товары от самой России. Получали бензин, древесину. Но Россия не поддавалась тем условиям, стала говорить: «Раз вы берете рубли от нас, то мы вам дадим в виде кредитов, иначе цены растут в нашем государстве». В конце 1992, начале 1993 года мы уже не могли выдавать зарплаты народу, не могли проводить свою налоговую, кредитную политику. Вкратце, остановились проводимые нами экономические реформы. Вследствие невозможности решить общие вопросы мы постоянно упирались в мелкие отраслевые профильные вопросы. Говоря иначе, мы наталкивались на отсутствие национальной валюты, не вышло толка от попыток снижения главных цен. Во время отчета Жогорку Кенешу мы внесли предложение о введении национальной валюты.

Жогорку Кенеш надолго задумался и сказал: «Давайте примем предложение правительства о введении национальной валюты. Если вдруг произойдет катастрофа, ответят правительство и Национальный банк». Создали комитет из трех человек. Председатель – премьер-министр Чынгышев, члены – председатель Национального банка Ананьев, и третьим вошел Турар Койчиев как независимый эксперт от Академии наук. Этому комитету Жогорку Кенеш дал большие возможности. Начиная с 10 мая, комитет в течение 5 дней принял решение о замене рубля на сом. До этого мы в течение года негласно вели подготовку к переходу на национальную валюту. Когда назрел весь вопрос, мы за 5 дней заменили рубль на сом. После введения сома полностью открылась дорога к реализации экономических реформ. Мы выиграли со всех сторон. Состоявший из трех человек комитет создал возможность для открытого обмена сома и доллара.

- По вопросу Дача-СУ касательно распределения собранных народом 100 млн сомов, поступивших от турок 600 тысяч долларов министр чрезвычайных ситуаций говорит одно, премьер-министр говорит другое. В части распределения средств в народе возникло недовольство. Этот вопрос обусловлен слабостью правительства? Чего не хватает сегодняшнему главе правительства?

- Я далек от обвинения сегодняшнего работающего премьер-министра, членов правительства «так, этак». Но в решении такого вопроса необходима оперативность. Нельзя тянуть время. Если нет возможности у членов правительства, то надо сказать открыто, не вызывая недовольства народа. Похоже, в этом вопросе не хватает решимости.

- Думаю, вам подобает сказать как отличному государственному деятелю, прошедшему долгий путь.

- То, что хотелось бы сказать – надо быть решительным. Нельзя бояться в трудности брать на себя ответственность. Когда мы ввели национальную валюту, на трибуну вышел Турдакун Усубалиев, помню, как сильно он выступил: «Если мы не будем использовать рубль, в нашей экономике произойдет сильная катастрофа». На вопрос депутатов: «Если произойдет экономическая катастрофа, кто даст ответ?» - я сказал: «Я дам ответ, правительство даст ответ». Вкратце, в таком вопросе надо быть решительным, не бояться брать ответственность на себя. Необходимо идти на решительные шаги, не бояться собственной тени.

- И в акаевские времена власть не любила журналистов, говорящих в лицо. Вы тоже долгое время обижались «журналисты неправильно написали». Но вы не сажали в тюрьму, не отбирали дом-имущество. На сегодняшний день то ли «карма» усиливается у власти, она открывает уголовные дела на всех журналистов, критикующих власть. Вас не беспокоит неблагоприятное отношение власти к журналистам?

- На сегодняшний день у отношения власти с журналистами имеется две стороны. Во-первых, власти обижаются на журналистов, печалятся и принимают указанные меры, потому что вы, журналисты, тоже перегибаете палку. Иногда без доказательства, факта вы попросту обливаете грязью власть «тот сказал, этот сказал». В этом отношении есть небольшая вина у журналистов.

Но неправильно угрожать за малейшую критику власти. Поскольку в государственном устройстве мы приняли демократию, то должна сохраняться также свобода слова. У журналистов имеется полная возможность критиковать правительство, президента и других лиц на государственной службе, должностях. Но нельзя перехлестывать. О нас тоже в свое время чего только не писали! Мы все вытерпели.

- В октябре 2017 года мы изберем президента. Нужна ли консолидация специальных сил для правильного проведения (выборов), как мы того хотим?

- Для урегулирования предстоящих выборов надо объединить все организации, ассоциации, собрать вместе разбросанное гражданское общество. В России имеется созданный Путиным Национальный фонд, финансируемый государством. Вот такую контролирующую всё организацию надо создать. Мы, около 40 человек, объединились, сформировали Национальный совет. Будь то экономическая политика, социальная работа, мы объединим народ, постараемся избрать достойного человека. Основная цель Национального совета – привести к консенсусу гражданское общество и власть, решить имеющийся вопрос. Президентские выборы это только одно. Самый основной вопрос – объединить всех видных, авторитетных людей, создать во всех местах филиалы Национального совета, давать предложения по кадровому вопросу, то есть, у нас есть желание внести свой вклад в продвижение государства вперед.

- В последнее время стоит собраться двоим, как говорят «пойду в президенты». Потом с большой частотой ездят в Казахстан и Россию. Но ведь кыргызы не приводили руководителем народа человека, глядя на его богатства. Мы все еще должны стоять и смотреть в глаза больших государств?

- Я слышу жесткие слова: «Как может не поставить своего человека в Кыргызстан Россия, сделавшая Трампа президентом США?». В этой шутке есть доля правды. Конечно, Россия заинтересована «кто будет президентами в соседних государствах?». Но у России нет права открыто или тайно говорить «изберете Ташмата». Мы, Национальный совет, ведем разъяснительные работы «какого человека надо выбрать президентом?». Кыргызы созрели для избрания достойного человека. В этот раз мы должны избрать тех, кто смотрит не на свой карман, а думает о государстве.

- Хватит на это наших сил, качеств?

- Хватит. Почему не хватит? В этот раз мы не должны ошибиться. Кстати, мы не должны смотреть на возраст президента. Неправильно говорить: «Давайте приведем молодых, этот постарел».

- На что смотрели кыргызы?

- В первую очередь глядели на справедливость человека. Придерживались справедливости. Вкратце, сейчас заветное желание кыргызов – справедливость».

Источник: газета «Алиби» №7 от 11.05.2017/стр.9

  https://www.gezitter.org/interviews/59804/ Ссылка на материал: