Карамат Орозова, депутат ЖК, фракция СДПК: «Предложенная Конституция в будущем сослужит хорошую службу нашей стране»

Автор: Толобубу КАСЫМАЛИЕВА
Багыт.kg Багыт.kg
Обратите внимание на дату публикации.

- Карамат Бабашевна, мне хочется узнать ваше мнение о референдуме, который пройдет 11 декабря?

- На самом деле вопрос изменения Конституции поднимал в 2014-2015 годах наш коллега Омурбек Чиркешевич, был автором закона. Но в то время было рановато проводить референдум, менять Конституцию, мы должны были подготовиться. Итак,  она подготовлена, в этом году внесли изменения. Почему мы нуждаемся в этом? Потому что работали с прежней Конституцией, увидели на практике, как она сильно препятствует продвижению вперед нашей экономики. Например, права, обязанности нашей исполнительной власти сократились, они не могли заставить хорошо работать своих подчиненных. И Жогорку Кенеш как хотел, распоряжался. В одном созыве мы освобождали каждый год по одному главе правительства. Это тоже привело к неудобному положению. Во времена СССР говорили «кадры решают все», сильно боролись с кадрами, были жесткие требования к стабильной работе кадров. Если освобождать человека от места работы, пока он еще не привык к ней, то  и ответственности не будет, работа останавливается. Экономика катится назад. У нас было много таких моментов. Приходят пять фракций, и каждая фракция делит между собой членов правительства, и когда министры, полпреды правительства идут от имени фракций, то исполняющий человек не подчиняется правительству, защищается фракцией. Преимущественно не было такого права как снимать, ставить на должность. Было много трудностей в управлении правительством. В течение 4-5 месяцев с июля шло хорошее обсуждение по внесению изменений в Конституцию, 2-3 раза проведены общественные слушания. В повестке дня комитета рассматривались поступившие от общественности предложения, каждое урегулировано по отдельности. Интересно, что оппозиция протестует против изменения Конституции. В основном месте, против которой протестует оппозиция, не было ни одного слова против какого-то одного пункта Конституции. Здесь опирались в основном только на процедуру. На основе регламента в комитете снова и снова проходили обсуждения. Снова вернулся специальный второй режим для пересмотра поступивших от народа предложений. Каждое предложение рассматривали и пропускали по отдельности. В пункте Конституции, куда внесено изменение, нет ни слова о продлении срока президента, как было при прежней власти. Нет пункта, что президент снова будет премьер-министром или руководящим другой отраслью министром. Эта предложенная Конституция сослужит хорошую службу в будущем развитии страны. Во-первых, сохранится стабильность правительства. Во-вторых, правительство сможет руководить своими членами. Возьмет ответственность на себя. Думаю, стабильность правительства внесет хороший вклад в развитие экономики.

- Фракция «Ата Мекен» собирается объявить импичмент работе президента. Вы думаете, какие есть основания для объявления импичмента президенту?

- Импичмент это освобождение от должности президента. По-моему, этому нет никакого основания. В каких условиях объявляется импичмент президенту? Если президент нарушает требования Конституции, когда в стране создается опасная ситуация, президент совершил преступление, когда это преступление докажет Генеральная прокуратура, только тогда можно объявлять импичмент. Президент не совершал никакого преступления, в нашей родине сохраняется мир, стабильность. Нет никаких оснований для объявления импичмента. Нашей независимости 25 лет, сколько президентов мы сменили. Посмотрим на последние 5 лет. Завершаются работы, которые не завершались 25 лет. Сколько лет я работала в исполнительной власти Баткенской области. Сейчас в Баткенской области завершаются 22 школы. Такого не бывало даже во времена СССР. Мы, баткенцы всю жизнь ходили без дорог. Умоляли Узбекистан и переходили через 7 постов. Построена наша собственная дорога. Государство строит защитникам государства, милиционерам, лицам с ограниченными возможностями, малообеспеченным дома, служебные дома. Когда такое было? Офицеры-пограничники с семьями жили в селах в кибитках с обвалившимися крышами, похожими на сарай. Вот этим офицерам на пограничных постах,  дзотах завершено строительство домов. Хорошо идет также борьба с коррупцией. Россия тоже не один день строилась. Наш президент выполняет столько работ, а Текебаев говорит «объявлю импичмент», постыдился бы, разве можно объявлять импичмент из-за обиды одного человека? По выражению самого Текебаева, всю жизнь ходит депутатом, мог бы сказать, какую конкретную работу он сделал для государства, родины?

- Расскажите как человек, на своей шкуре ощутивший пограничный вопрос, об основных проблемах там?

- На самом деле я жила на границе. Работала в Баткене 35 лет, оказывается, моя работа нужна народу, я в третий раз избралась депутатом Жогорку Кенеша Кыргызской Республики. Баткенская область очень далека от столицы, далеко на тысячу километров. Чем дальше от столицы, тем тяжелей условия. Нашей независимости 25 лет и только в последние 5 лет сильно поднимается пограничный вопрос. До этого власть равнодушно смотрела на пограничный вопрос. В Узбекистане, Таджикистане действительно есть дефицит земли. В союзные времена были мы, они пользовались водой, землей, пастбищами Кыргызстана. Но сегодня, если закончится уточнение границы, они потеряют возможность пользоваться по желанию водой, землей, пастбищами. Поэтому конечно они пойдут на споры. В любом случае надо прийти к среднему соглашению, мирным путем решить вопрос границы. Решилось много вопросов со строительством нашей независимой дороги, чтоб не переходить через посты Узбекистана. Было бы легче, если б дорогу построили раньше. На границе было сложно  и в социальном отношении. В приграничных селах строятся дома, здания, школы, детские сады, спортивные залы.  Потихоньку решается вопрос с водой. Оказывается, в Баткене мы строили школы методом общенародного ашара. Камни школы вошли в землю, стена осталась на земле, сгнила, была опасной. Надеюсь, вместо опасных школ строятся школы нового типа.

- Как президент воспринял ваше предложение объявить 2017 год Годом здравоохранения?

- Я сказала свою мысль. Президенту от депутатов поступили еще лучшие предложения. Я неспроста вынесла такое предложение. К нам много обращается людей с болезнями сердца, почек, высоким давлением, онкологическими заболеваниями. Особенно болит душа, когда принимаешь больных с неработающими почками, живущих на гемодиализе. Оказывается, на гемодиализ  в один месяц уходит больше 100 тысяч сомов. Сейчас тяжело найти больше ста тысяч сомов. Да еще проблема страны – дети, живущие на гемодиализе. Поэтому я сказала свое мнение с намерением хорошо бы обратить внимание на медицину. Нельзя не обращать внимания на здоровье. Общество должно быть чистым, мы предлагаем выделить из бюджета 2017 года деньги на гемодиализ, покупку аппаратов томографии, рентгена.

- Как вы относитесь к словам, что в Жогорку Кенеше нет гендерного равенства, женщин мало?

- В нашем прошлом работавшем законе есть пункт «не меньше 30% одного пола». Когда говорят «не меньше 30%», наши политики, некоторые мужчины или некоторые лидеры партий, мои коллеги навязывают 30% женщинам. А ведь там отчетливо написано «не меньше 30% людей одного пола». Здесь годится и 70% женщин. Тем не менее, хорошо бы сохранить эти 30%. Если берет 10 мандатов, 30% от 10 человек должны быть отданы женщине, так надо подобрать.  А у нас включают в 120, выстраивают в списке до последних 20. Поэтому у нас после получения мандатов падает количество женщин. В этой связи Айнуру Тойчиевна (Алтыбаева) в прошлом созыве поднимала проект закона «если уходит женщина депутат, пусть на ее место приходит женщина депутат». Он не прошел. Сейчас мы, женщины заинтересованы прийти и со списком. Не присоединяюсь к предлагающим «ты на закрепленном участке получила мало голосов» и выводят женщин из списка. Люди же голосуют не за фамилии. Проголосовали за партию, или партийного лидера, или партийную деятельность.  Если хотят уважать женщин, соблюсти гендерное равенство, но в выделенных женщинам округах мало доверия, то можно присоединить и джигитов. Из-за сильной веры Алмаза Шаршеновича в женщин в последнее время женщины становятся генпрокурором, министром образования, председателем Верховного суда, руководителями министерств, комитетов. Говорят, кто уважает дочь, того уважает бог, а раз так, то женщин надо вести с собой за руку.

- И в целом, какова роль женщин в политике Кыргызстана?

- Говоря по правде, роль женщины очень велика в кыргызской политике, экономике. Одну семью называют маленьким государством. Есть много пословиц в пользу женщин сподвижниц мужей. Поэтому все джигиты родились от женщин, получили воспитание от женщин. В семье женщина воспитывает ребенка, мужчина ходит в выходном костюме. Дома она воспитывает и детей, и мужа, и руководителя. Будь то президент, депутат, премьер-министр, дома его воспитывает жена. Кормит, поит, одевает, иногда поправляет, говорит хорошее мнение. У работящей жены заработанное джигитом хранится как положено  Поэтому было бы хорошо утверждать на ответственные должности государства женщин. Я до сих пор не слышала, что какая-то женщина проела бюджетные деньги руководителя или деньги какого-то учреждения. Из-за этого приходит мысль, что хорошо бы отдать женщинам Министерство финансов,  налоговую сферу и другие  места, отрасли, откуда поступают доходы. В 1993 году нашей родине пришлось особенно тяжело. Перешли от рубля к сому, остались жевать черный хлеб, и ведь тогда женщины продавали пирожки, чай, содержали семьи. В то время мужчины ходили без работы, предприятия упразднялись, женщины пекли хлеб, продавали на базаре.

Источник: газета «Багыт.kg» №32 от 30.11.2016/стр.9

  https://www.gezitter.org/interviews/55654/ Ссылка на материал: