Иса Омуркулов, депутат ЖК, лидер фракции СДПК: "Идеальной Конституции не бывает. Время от времени во всех странах проходят референдумы"

Обратите внимание на дату публикации.

11 декабря пройдет всенародное голосование, референдум. На вопросы информационного агентства "АКИ-пресс" о вносимых изменениях в Конституцию, об их сути ответил лидер парламентской фракции СДПК Иса Омуркулов.

- Иса Шейшенкулович, можете просто сказать, в чем заключается практическая польза для населения, для страны от предлагаемых сегодня поправок в Конституцию?

- В стабильности работы правительства. Инициаторы поправок в Конституцию надеются на то, что в случае одобрения предлагаемых изменений на референдуме 11 декабря будут созданы все условия, чтобы правительство стабильно работало. Вот это и есть практическая польза, которая заключается в устойчивости исполнительной ветви власти. То есть, предлагаемые изменения, может быть, впервые в современной истории страны создают предпосылки для устойчивой и стабильной работы правительства, для устойчивой и стабильной работы парламента, и, прежде всего, коалиции большинства. Исполнительная власть должна быть сильной, должна иметь свое Я, потому что именно она самая главная движущая сила реформ. Кроме того, мы должны вернуть доверие населения к судам и правоохранительным органам. И предлагаемые изменения позволят нам предпринять такие шаги, что также несет в себе большое практическое значение.

- Республику каждый год лихорадит от смены правительства, что именно может дать гарантии для стабильной работы исполнительной ветви власти?

- В целом предлагается усилить полномочия правительства, наделить премьера правом решать кадровые, финансовые вопросы, сохранять за рядом членов правительства, в том числе за премьер-министром, депутатские мандаты. Но наряду с этим укрепляется парламентская часть, ужесточаются условия выхода фракции из коалиции большинства. Решение должно быть оформлено двумя третями членов фракции и подписано ими, чтобы не было единоличного давления. При распаде коалиции и спикер должен будет подтвердить свои полномочия, в этом случае ему тоже становится невыгодным, чтобы коалиция распалась. В целом и усиление полномочий премьера, и усиление правил существования коалиции должны дать стабильность. Нам всем нужно прийти к пониманию того, что не следует ставить свои личные интересы выше государственных. И это заложено в поправках. Каждый распад коалиции — это огромный урон для государства, оно теряет скорость, тормозит, потом долго обороты набирает. Чтобы запустить все по-новому, нужно время. А нам сейчас нужна стабильность.

- Но почему тогда ряд полномочий премьер-министра, включая право на освобождение члена правительства, вступят в силу только с 1 декабря 2017 года? В этой связи оппоненты поправок говорят о том, что новым премьером с широкими полномочиями может стать Алмазбек Атамбаев, у которого как раз заканчивается конституционный срок, и уже будет избран новый глава государства?

- Да, много говорят о том, что мол, правительство усиливается, потому что президент хочет туда прийти. Но он постоянно говорит, что отработает свой конституционный срок и пойдет отдыхать. Я считаю, это правильно, что взят такой временной промежуток. Заканчиваются полномочия главы государства, он становится свободным человеком, и уже новый президент, премьер-министр и парламент начнут работать по-новому. При этом надо подчеркнуть, что предлагаемые поправки не направлены на усиление полномочий главы государства. По поправкам только Совет обороны, председателем которого является президент, будет переименован в Совет безопасности. Помимо этого, президент будет принимать участие в формировании одной трети состава Дисциплинарной комиссии, вводимой в судебную систему для соблюдения безупречности судей.

- Авторов поправок серьезно критикуют за предложение по участию главы государства в формировании дисциплинарной комиссии, что там есть прямое давление на судебную ветвь власти. Что вы на это скажете?

- Одна треть — это не две трети состава. И потом, почему президент не должен участвовать? Он как раз должен участвовать в процессе, потому что тоже является всенародно избранным, и не считаться с этим нельзя. Но участие это, как вы видите, не полное, а так скажем, ограниченное, лимитированное.

- Почему нельзя было провести референдум по внесению изменений одновременно с выборами президента осенью 2017 года?

- Я думаю, что правильно разделили. Президентские выборы должны быть президентскими выборами. Если объединить два голосования по таким сложным вопросам, будет ажиотаж... Не нужно смешивать референдум по Конституции и выборы. Для избирателей будет лучше, если они будут знать: за что они голосуют, и за кого они голосуют.

- Часто задаваемый вопрос, но все-таки: почему сегодня мы делаем промежуточный шаг на пути к парламентской демократии, почему бы не сделать сразу радикальные изменения?

- Мы полностью к парламентской республике придем обязательно, потому что если мы сказали: "А", то должны и сказать: "Б". Процесс этот очень сложный, и желательно пройти его эволюционным путем. До недавнего времени у нас была не пропорциональная, а мажоритарная система, выборы по партийным спискам в 2015 году прошли только в третий раз. Для перехода нужно созреть, нужно время, нужно, чтобы население научилось делать осознанный выбор, вот тогда мы придем к этому. Когда парламент будет готов, тогда и мы перейдем к полностью парламентскому правлению. Пока же мы идем пошагово, делая эволюционные, но не революционные шаги.

- В начале ноября вы стали лидером новой коалиции парламентского большинства. Вы не опасаетесь неустойчивости коалиции с 67 мандатами? Не пугает ли вас, что голоса оппонентов проведения конституционной реформы слышны громче?

- То, что оппонентов много — это хорошо. Это говорит о том, что в стране есть демократия, есть свобода слова, поэтому сегодня идет такое горячее обсуждение в обществе. Что касается устойчивости, то прошлая коалиция (в составе социал-демократов, "Кыргызстана", "Онугуу-Прогресса" и "Ата Мекена") владела 80 мандатами, она была крепкой? Думаю, что дело не в том, сколько мандатов у коалиции, я думаю, дело в зрелости фракций. И то, что во фракциях, входящих в коалицию есть депутаты, которые не поддерживают изменения, это не есть политика фракции, это мнение отдельных депутатов. Было бы более страшно, если бы все были как один, под гребенку, под козырек, вот это бы пугало, порождало сомнения.

- Что бы вы хотели сказать оппонентам поправок?

- Идеальной Конституции не существует. Время от времени во всех странах проводятся референдумы. Вот сейчас Италия готовится к референдуму, казалось бы, это старая Европа, где достигнут пик демократии, но они проводят референдум, значит это необходимо. Через три года будет 2020 год, когда парламент Кыргызстана уже сможет вносить изменения в Конституцию, и я думаю, что к тому времени также будут предложения по изменениям и дополнениям. Это жизнь, это развитие, нужно этот путь пройти быстрее и с меньшими потерями.

Источник: газета "Кыргыз Туусу" №92 от 22.11.2016 / стр. 4

  https://www.gezitter.org/interviews/55402/ Ссылка на материал: