Оторбаев: "В некоторых случаях щекочут, пытают водой"

Автор: Мухаммедали Токтакунов
Азаттык уналгысы Азаттык уналгысы
17 августа 2016
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Не уменьшилось количество жалоб на сотрудников силовых органов, поступающих в Национальный центр против пыток.

В то же время Генпрокуратура показывает иную статистику. Сообщается, что в связи с участившимися проверками пытки проявляются в иных формах. На вопросы "Азаттыка" по данной теме ответил омбудсмен Кубат Оторбаев.

"Азаттык": Кубат мырза, сообщается, что участились случаи пыток со стороны блюстителей порядка. Каковы данные вашего института по этому поводу?

Кубат Оторбаев: В прошлом году мы получили 86 заявлений. За полгода текущего года поступило 37 заявлений. Но в ходе проверки не удается найти подтверждение большинству фактов. Некоторые пишут встречное заявление и дело прекращается. Поэтому очень трудно доказать сам факт пыток. Но стоит отметить, что за последние два года фактов пыток стало меньше, чем было раньше.

"Азаттык": Поговаривают, что многие подозреваемые в преступлении не говорят о пытках из-за страха. Практикуете ли вы внезапные проверки в изоляторах временного содержания или в СИЗО? Можно ли распознать человека, подвергающегося пыткам до его обращения к вам?

Кубат Оторбаев: В этом году у нас был специальный месяц, в течение которого соответствующий отдел Генпрокуратуры, Национальный центр против пыток содействовали в проведении более 80 неожиданных проверок. Мы спонтанно заходили в сельские и городские милицейские отделы, проверяли. Но происходит то, о чем я говорил выше. Например, вместе с Генпрокуратурой мы активно взялись за одно дело в Ленинском районе. Но в конце джигит написал встречное заявление, поэтому дело было закрыто.

"Азаттык": Почему?

Кубат Оторбаев: Потому что бывают случаи, в которых нет факта пыток. Но сама новость о пытках вызывает большой интерес. Подключаются Институт омбудсмена, Генпрокуратура, Центр против пыток. Тогда человека помимо адвоката будут защищать еще с трех сторон. Многие это поняли, поэтому некоторые совершившие преступление люди пишут заявление, не имея оснований.

"Азаттык": Тем не менее правозащитники поговаривают, что у нас стало обычным явлением то, как путем пыток человека заставляют признаться в преступлении, даже повесить на него дополнительные преступления. Говорят, есть много видов пыток, позволяющих добиться признания вины. О каких методах идет речь?

Кубат Оторбаев: В последнее время появились такие разновидности пыток, которые не вредят здоровью подозреваемого, а если и вредят - не оставляют следов на теле. Сейчас применяется следующий способ пытки - наполняют водой пластиковую бутылку и избивают ей. Другой вид - капли воды постоянно будут капать в одно место на теле или на голову. Есть еще один способ - человека связывают по рукам и ногам, сворачивают в ковер и щекочут. Нет предела фантазии человека. Существует много видов пыток.

"Азаттык": Значит, у них меняются методы из-за участившихся проверок. Есть ли способы, позволяющие установить факт пыток?

Кубат Оторбаев: Здесь не нужно изобретать велосипед. Например, есть Стамбульский протокол. Министерство здравоохранения проводит большую работу по внедрению этого протокола. Недавно в Оше и в Джалал-Абаде прошли большие семинары для медиков. Если на теле отсутствуют синяки, можно провести психологическую или психиатрическую экспертизу.

Во-вторых, сотрудники силовых органов должны понимать, что пытки это проявление садизма, фашизма. Ведь полученные в результате пыток показания и доказательства могут обвалиться в суде. Короче говоря, нужно повышать сознание, знания людей, особенно сотрудников правоохранительных органов в этом направлении.

"Азаттык": В большинстве случаев обвиненные в пытках не привлекаются к ответственности. Это тоже играет роль в том, что подобные преступления не прекращаются?

Кубат Оторбаев: Это самая основная проблема. Недавно мы обсуждали этот вопрос с заместителем генпрокурора. Например, с 2011 году по этому поводу было возбуждено 46 уголовных дел и переданы в суд. 108 сотрудников следовало привлечь к ответственности. Но во всех случаях судебные разбирательства затягиваются. До сих пор придерживаются принципа: "Ворон ворону глаз не выклюет". Поэтому судьи, Генпрокуратура, Институт омбудсмена должны вместе собраться, обсудить эту проблему. Если бы хотя бы 20-30 из 108 привлекли бы к ответственности, поднялся бы большой резонанс. Пыток стало бы меньше, если бы стало понятно, что за это привлекают к судебной ответственности.

Источник: Азаттык уналгысы