Экономический кризис в общественном сознании (часть III)

Обратите внимание на дату публикации.

К. Абдымен: - Похоже, мы обратили многовато внимания на внешнее. По-моему, понятно связанное с положением в мире. Как нам донести до народа экономическое положение в Кыргызстане? Посмотришь на ситуацию в этой стороне, так совсем по-другому. В понимании большинства народа замечается неправильный самообман, мол, наша жизнь улучшится. Говоря по правде, не столь велико количество выезжающих в Казахстан, Россию. Главным образом уезжают лишь торговцы. Дело Дордоя в принципе кончено. В соответствии с этим не находится в народе полноценной информации. Какие перемены ожидаются в настрое народа во время экономического кризиса? Какие мысли об этом имеются?

Б. Абдуллаев: - Кубан агай, я внесу некоторое дополнение к вашим словам. О социальном влиянии экономического кризиса 2008 года в США публиковал статью журнал Time 15.04.2009 года. Их исследования показали, как поменялись повседневные приоритеты граждан и трата денег. 63% респондентов уменьшили из-за кризиса развлечения. 56% опрошенных начали меньше ходить по ресторанам. 40% прекратили покупать одежду-обувь. 46% начали меньше ходить в кино. 43% начали больше смотреть и читать новости, чем раньше. 39% сократили путешествия или отложили на другое время. 39% возлагали большие ожидания на акции. 38% меньше ходили на спортивные зрелища. 34% меньше ходили к врачам. 32% из-за кризиса впали в стресс, не могли спать. 20% сказали о пребывании в депрессии. 28% начали меньше потреблять алкогольных напитков. 25% сообщили, что стали меньше играть в азартные игры. Это означает уменьшение некоторых привычек. Также 61% респондентов отметили, что тратили меньше денег даже после окончания кризиса, чем прежде. Вот здесь появляется вопрос. Наша внутренняя экономика движется традициями, обычаями и тоями-пирами. Здесь мне хочется задать вопрос работающему на тоях тамадой Нурсултану мырзе: Как идут тои-пиры при экономическом кризисе?

К. Абдымен: - Оказывается, улицу Шабдана Баатыра (бывшую Алмаатинскую) сейчас называют по-другому «Тойкана» (пиршественная). На проспекте Чуй до Кок-Жара расположены одна за другой тойкана. По предположительным данным, на тои уходит сумма в 2 млрд. Как говорит Бакыт, это же условия для изменения сознания. Но осмелимся ли на это?

Н. Майназаров: - В течение 4 лет работаю на КТРК. Анализирую телеканалы. У нас не очень значимые темы выпускают слишком много в виде новостей. Преувеличивают, вспенивают, прямо-таки будоражат народ. А потом народ не хочет ломать голову над актуальными темами. Сейчас на актуальные вещи и государство начало обращать внимание. У меня есть мысль: проводить дискуссии с хорошими экспертами о проблемах в обществе, освещать через интернет, телевидение, давать правильную информацию, и если привлекать народ к ним, обеспечивая правильной информацией, то давайте формировать общественное мнение. Экономический кризис действительно ощущается на тоях. Поступают требования «уменьшите себе оплату (гонорары). Но у нас той как настоящая инвестиция стал работать заменителем банка. Допустим, все дали по 100 долларов. Например, все мои друзья переженились, провели тои своим детям. Я отдал 200 долларов, мне пока еще никто ничего не дал. Устроитель тоя думает «соберу, скоплю» и не идет на большие траты. Напротив, соберет. Возьмем Новый год, есть особо отмечаемые праздники, на них государственные органы тратят много денег. Это надо сократить. Оказывается, есть человек, устроивший той для 50 тысяч человек. Мне вчера позвонили из одного ресторана, не буду называть какой, говорят: «Кое-кто стал депутатом, устроит той, обмоет депутатство. Согласно решению правительства оплату как тамада назовешь не в долларах, а в сомах». Для клиентов видимо  50 000 сомов кажутся больше, чем 650 долларов. Называю в сомах – пугаются. Но все-таки надо продумать систему тоев. Раз все дают друг другу деньги, то есть взаимосвязи. По сравнению с прежним временем сейчас уменьшились в ресторанах и кафе тои-банкеты. Мы общаемся с байке-эжелер (старшими по возрасту), продающими одежду. В прошлом году несколько магазинов провели корпоратив, а в этом году не смогли провести. Но есть одна прослойка, которая абсолютно не смотрит на экономию.

К. Абдымен: - «Тот проводит той, я должен провести еще лучше него», - в нашу кровь впитался  процесс соперничества, что нам с этим делать? Здесь всплывает еще один скандальный вопрос. Может быть, стало меньше из-за кризиса. Я слышу с конкретными примерами. Есть случаи, когда для женитьбы детей берут кредит, потом не могут выплатить кредит, и двоих (поженившихся) детей отправляют в Москву на заработки. Там они не смогли найти работу, развелись, остались в чистом поле. Увеличивается количество отдавших дома, машины. Ведь увеличивается количество прогоревших, обанкротившихся  людей. Похоже, нужна действенная платформа для скорейшего распространения данного вопроса.

Н. Майназаров: - Как вы говорите, нужно исправить психологию, сознание. Надо разъяснять, что та вещь не нужна. В Оше я проводил один той, новобрачные прибыли в одной машине Хаммер. Следом за ними приехали друзья за рулем 15 Хаммеров. Тот парень 1992 года рождения. Только недавно услышал, что развелся, а прожили в браке всего два месяца.

Э. Уметалиев: - Это не исправится, корень в другом месте. Из чего появляется расточительство? Чем выше коррупция, тем больше расточительство, потому что порождающие коррупцию руководители при устройстве тоя получат тем больше конвертов, чем больше соберут зависимых перед ними людей. Они превратили в бизнес. Насколько выше у них коррупционные возможности, настолько больше людей стремятся собрать. Сами понаблюдайте, большие люди собирают много людей, потому что им все приносят конверты. Для них будет объемней содержимое конвертов. Если у них по сравнению с другими людьми расходов больше в 2 раза, то и доходов будет в 4 раза больше, поэтому у них чрезвычайно большие доходы. Много явлений, когда доходы превращаются в бизнес. Если в подражание им тот или этот проведет той, то в соперничество вступают в баланс средние, мучая жен. Как бы говоря «постепенно вы сойдете». Вы останетесь стоять молча, потому что вы посредине. Самые страдальцы – те, кто внизу. У них нет коррупционного ресурса. Иногда бывает мало пришедших и вынудивших расходовать. То есть, проедают больше, чем дают. Проигрывают нижние. Это пирамида, здесь в принципе хороша цикличность, большинство проигрывает, копируя состоятельных. Перед ними никто не подхалимствует. Средние не делают кое-как, не приносят мало. Выигрывают вышестоящие. Когда прекратится коррупция, сократится возможность собирать, тогда тысяча человек перестанет собирать. Будет звать только состоятельных. Когда превратится в бизнес, тогда спокойно проведут той с нормальными приятными родственниками. Глядя на них, средние понизятся. Мы успокоимся, если скажут: «Да ну это расточительство, смотри, вот и Нурлан проводит той с одним теленком, пригласил всего 15 человек. Что же я, богаче их, что ли, да ну его!».

К. Абдымен: - Как сказал Эмиль, надо будет раскрыть глаза общественности. Нужна мобилизация. Для этого надо больше обсуждать, организовывать такие круглые столы.

Н. Майназаров: - Проводя тои министра или депутата, узнаешь, кто с кем в каких отношениях. А люди из нижней прослойки скрывают свою более низкую статусность и возможности, поддаются ложной гордости, берут кредиты и проводят тои.

К. Абдымен: - Но в этом месте глубоко впиталась коррупция. Начиная с рождения и до смерти есть коррупция. При рождении покупаешь цветы. При смерти покупаешь землю. Но усиление нынешнего кризиса дошло до хватания за горло всего народа. В результате надо совершить перемены. Возможно, необходимо поддержать инициативу сариевского правительства по ограничению тоев, новогодних корпоративов. Как нам придумать механизм мобилизации народа?

Третий вопрос – слово «инновация» открывает дорогу к каким-то новым действиям в сегодняшнем экономическом кризисе. На какие шаги нам следует пойти для более быстрой поддержки новшеств? Что нам надо делать, чтобы в нынешних условиях победить трудности, взяв за образец для внедрения примеры в этой жизни?

Н. Майназаров: - В Англии в 30-40-ых годах был очень большой кризис. В тот момент, когда ничего не продавалось и не покупалось, один француз пошел продавать вино. Бизнес развивался, весь народ покупал его вино, сотрудничали с ним. Все рестораны брали у него. Через 2-3 года у него взяли интервью, спросили: «Ты начал дело, развил и повел дальше в такое тяжелое кризисное время. Как у тебя хватило духа?» Оказалось, тот человек совершенно не понимал, что такое кризис. Не знал и английского языка. Он ответил: «Я просто старался сделать свое дело».

Б. Абдуллаев: - В штате Мичиган США были супруги, готовили и продавали макароны. С приходом кризиса задумались, были в поисках, изобрели 101 способ изготовления макарон. Спросил у друзей: «Что вы делаете в кризис?» Один говорит: «Деньги превращаю в доллары». Не имеющие денег сказали о необходимости сокращения расходов. К тому же безденежный народ это студенты. Вот среди нас сидит частный предприниматель, запустивший в работу буфет в университете. Вы скажите, произошло ли хоть какое-то сокращение затрат у студентов?

С. Тургунбаев: - В университете я организовал буфет и работаю три года. Сам построил и осваиваю. Самое большое изменение, оказавшее влияние, это включение государства. Ничего не разъясняя о нашей арендной плате, взяло и увеличило ее в три раза. Как бы подразумевая «хочешь работать – работай, а не хочешь – не работай»…  На самом деле заметно отсутствие денег у студентов. Кто раньше приходил и кушал 1-2-3 раза в день, сейчас не могут покушать даже один раз. Самое большое препятствие в моей работе это леность студентов и преподавателей. Чуть что, сразу отдыхают. Я заметил, начав работать в университете. Например, если один праздник приходится на субботу, они начинают праздновать с понедельника. Зимой под предлогом тепла отдыхают один месяц. Когда приступаешь подсчитывать все это, выходит, «мы развились больше развитого Сингапура, нам можно отдыхать ». Мы ведь еще сами не развились, откуда взяться развитию?!

А. Куручбеков: - Мы вдвоем с другом занимаемся тоями, рекламой, снимаем фильмы. В Бишкеке преимущественно заказывают более дешевые варианты, а в Кордае разразился очень сильный кризис. Если сказать о рекламе, то просят более дешевые варианты. Как ни говори, но больше заказывают рекламу. То ли в связи с кризисом, то ли хотят разрекламировать свои товары, в общем, начало больше поступать заказов. А кино сколько  раньше снималось, столько же снимается сейчас. Но несколько сократились бюджеты у людей, начались другие жанры. Два-три года назад снимались боевики, сейчас в связи с кризисом больше снимается комедий, чтоб немного поднять настроение народу. На самом деле это тоже оказывает большое влияние. Думают, вместо сегодняшней негативной атмосферы пусть будет позитивное кино.

К. Абдымен: - В принципе наверняка необходимо избрать направление. Мы в этом отношении не можем воспользоваться возможностями. У Дордоя были возможности. Иначе говоря, рынок Дордой это формат рынка прежнего века. Вместо него можно было бы построить гипермаркет. У нас не происходит инноваций. Есть надежда, что перемены произойдут, если поддержим нашу образованную молодежь, способную реализовать на практике привносимые новые технологии, инновации. Например, Сингапур сконцентрировал образованных. Равняясь на них, высок уровень и поехавших к ним, чтоб поехать в Сингапур, надо знать новые информационные технологии.

Источник: газета «Искра плюс» №1 от 13.01.2016/стр. 9, 12-13

  https://www.gezitter.org/interviews/46766/ Ссылка на материал: