Первый депутат, вышедший из китайских кыргызов

Автор: Лариса АСАНБЕКОВА
Асман плюс
21 декабря 2015
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Выборы прошли мирно без шумных скандалов, в Жогорку Кенеш вместе со старыми лицами пришли депутатами новые лица, начали свою работу.

Человек, о котором мы сегодня говорим, входит в эти новые лица. Пришедший с партией «Республика – Ата Журт» новый человек – Адыл Жунус уулу. Новоприбывший Адыл Жунус уулу отличается от остальных депутатов тем, что является выходцем из китайских кыргызов, что вызывает интерес и гордость. Тогда поговорим с гостем газеты «Асман плюс» Адылом Жунус уулу.

- Адыл мырза, во-первых, поздравляем вас с победой на выборах, завоеванием доверия народа, желаем успехов в работе. Во-вторых, благодарим за согласие дать интервью. Ознакомьте читателей со своей биографией?

- Я родился и вырос в китайском городе Кулжа. После окончания средней школы учился и окончил горный факультет Синьцзянского университета в городе Урумчи. Во время учебы встретил свою будущую супругу Туран, мы поженились после окончания учебы. По неписаному закону китайских кыргызов, кыргыз не должен жениться на женщине другой национальности и строить с ней семейную жизнь. В то время в городе Урумчи было очень мало кыргызов. Примерно 30 кыргызов среди миллиардов китайцев были каплей воды в пустыне. Несмотря на это по воле бога я сердцем почувствовал в Туран кыргызскую девушку, подошел и познакомился. Сердце ведь никогда не обманывает, мы живем с супругой, которую выбрало сердце, у нас трое сыновей.

- Когда вы приехали в Кыргызстан впервые? В то время кыргызы не могли так легко приезжать в Кыргызстан?

- Да, до развала Союза нас не то чтобы пропускать в Кыргызстан, но там говорили о нем плохо, порочили. Такой была тогдашняя политика. Мы называли кыргызстанских кыргызов общим словом «советы». Сколько бы ни поливали грязью, наши сердца бились «кыргызы», нарастала тоска по родине и не гасла надежда «попробовать хотя бы раз съездить». Союз распался, после открытия границ двух государств в июне 1991 года мы вдвоем с Туран приехали в Кыргызстан по туристической визе.

Не могу донести словами тогдашние волнующие чувства в душе. Ведь в городе Кулжа, где я родился, а затем в городе Урумчи, куда приехал учиться, видел от силы 30-40 кыргызов. А приехав в Кыргызстан, увидев столько много кыргызов, мы не могли вместить радость в груди. Мы весь день стояли возле торгового центра «Айчурок» и с восхищением смотрели на кыргызов, снующих туда-сюда. Особенно видя здешних кыргызов, одетых современно, их культурное поведение, у нас от радости слезы наворачивались на глазах, фотографировали вовсе незнакомых кыргызов, и мы с Туран сидели там целый день. Нам хотелось кричать: «Мы тоже кыргызы!».

- Кыргызское гражданство получили в том же году? Когда вы решили насовсем переехать сюда?

- Приехав впервые, мы сразу решили жить в Кыргызстане. Сказали родителям, они обеими руками поддержали и согласились. Снова приехали в 1992 году. Сначала получили документ «разрешение на временное проживание», а спустя 5 лет получили гражданство Кыргызстана. Сначала приехали только сами, а в середине 1990-ых годов привезли сыновей.

- В 1990-ые годы развалился Союз, наш народ от нужды пребывал в тяжелом безрадостном положении. В каком положении оказались вы по приезде из Китая, где не знают такой вещи как «нет» (дефицит)? Что делали, какой работой занимались?

- Оо, тогда мы не смотрели, есть или нет, были удовлетворены присоединением к своему народу. Нам придавали силу  чувства «пусть сидим на хлебе и воде, зато на своей родине». Да, мы с Туран в Китае работали на хороших должностях, получали хорошие зарплаты. Я трудился в географическом отделе Китайской национальной академии по исследованию месторождений. Иногда мы весь месяц обходили горы, искали рудники. Когда я собирался уезжать в Кыргызстан, мне сказали: «Подумай, может быть, снова вернешься, пока не будем брать на твое место человека. Китайское государство с каждым днем процветает и растет». Но я сказал: «Нет, я теперь не вернусь со своей родины». Моя жена Туран тоже работала в Жогорку Кенеше СУАР. Отец Туран работал губернатором, когда мы поженились, он выделил нам в центре города Урумчи 4-комнатную квартиру в подарок. Мы все это бросили и приехали сюда. По приезде сразу в БГУ обучились русскому языку, работали, сами обучая китайскому языку. После этого открыли столовую и начали заниматься другими бизнес делами.

- Как потом встретили кыргызы?

- Я преклоняюсь перед своим кыргызским народом, хорошо встретил с распростертыми объятиями. Я чрезвычайно благодарен своему кыргызскому народу. На наше счастье встречались одни хорошие люди, как только узнавали, что мы китайские кыргызы, сразу сочувствовали, не жалели помощи для нас, в любом деле стремились поддержать и помочь.

- Вы сказали «увидев много кыргызов, я прослезился».  В то время, когда много кыргызов занимались бизнесом, не было разочаровавших обманщиков?

- Не ошибусь, сказав, что не только мы, приехавшие в 1990-ые годы из Китая, но и большинство людей обманулось. Мы тоже были среди обманутых. Обманулись на большие суммы денег, разочаровались в некоторых людях, но в целом преобладали хорошие люди, друзья. Благодаря честной работе мы победили временные трудности, наша работа начала улучшаться, чем прежде. Поэтому разочаровавшие давно забыты. Все плохое смыло получение нами гражданства и жизнь среди множества кыргызов.

- Адыл мырза, знаю, что вы пошли на выборы в 2010 году с партией «Ата Журт», но поскольку в списке стояли под №90, не дошли до приза. Какова цель участия во второй раз на выборах и становления депутатом?

- Цель становления депутатом только одна: решить проблемы живущего в Китае кыргызского народа, помогать своему здешнему кыргызскому народу. У меня нет цели накопить богатства, прославиться. Слава богу, своего хозяйства достаточно для себя, это не моя цель – накопить избыточное богатство или жить за счет государства. Наш Топчубек Тургуналиев ага правильно заметил «верю, ты станешь одним из чисто работающих депутатов». Могу сказать, что буду чисто работать, стану чистым депутатом.

- Вы сказали «я должен помочь в решении проблем китайских кыргызов». Какие проблемы у ваших кыргызских сородичей в Китае?

- В основном большинство китайских кыргызов изначально пришли с Енисея и осели. После этого 30% народа это были бежавшие отсюда в Уркуне 1916 года в Китай и осевшие там. Как выяснилось, мои родители тоже во время Уркуна бежали с Иссык-Куля. Мы входим в род «кытай». Кроме того, есть кыргызы в Тарбагатае, Хотене, Кулже, городе Кашгаре, кыргызы есть даже в Пекине. Вот этот родственный по крови кыргызский народ не может приехать на землю Кыргызстана, есть не сумевшие получить визу. Если дают визу, то краткосрочную визу для путешествия, да и ее надо получить, заплатив доллары. Например, для живущего в Китае казахского или другого народа есть специальные окна для выдачи виз, они не платят деньги за визу. А кыргызы вместе с миллиардами китайцев ждут очереди, получают визу. Если 300 тысяч китайцев получают бесплатно визы в Кыргызстан, то кыргызы ходят месяцами, не могут получить. Много кыргызов, мечтающих увидеть Отечество. Я пришел депутатом, чтобы в Жогорку Кенеше поднять такие проблемы, донести голос кыргызского народа, живущего в Китае. До этого из Китая пришло много инвестиций, в их привлечении есть и мой вклад. Вкратце, у меня есть мысли и намерения честно служить для кыргызского народа в обоих государствах, чтоб возрадовались духи моих предков.

- С какой местности Иссык-Куля были твои предки?

- Главным образом в Тонском районе и в других местах Иссык-Куля покоятся кости шести моих предков. Одной из причин нашего приезда в Кыргызстан было посетить места проживания моих предков, получить благословение у духов. Я получил также благословение отца, осуществил его мечту «поехать на историческую родину, если хотя бы один из моих 6 детей поселится на родине предков, нам не о чем было бы сожалеть, бывая там раз в год».

- Выше вы сказали «есть три сына». Где они?

- Двое сыновей учатся в Пекине. Третий младший сын учится в Турции, увлекается футболом. Младший сын родился в Кыргызстане.

- Когда вы соревновались за депутатство, обрадовались ли китайские кыргызы?

- Конечно обрадовались. Перед выборами я выступал перед 200-тысячным народом, получил благословение. А когда отсеялся не получивший голосов кандидат под №30 в списке, а я перешел под №17 в списке, то 250 тысяч кыргызов в Китае праздновали. Дело в том, что я стал первым депутатом, вышедшим из живущей в Китае другой национальности. Поздравили также казахи, так как из живущих там 1,5 миллиона казахов тоже еще не выходил депутат.

- Адыл мырза, после выборов в вашей партии была небольшая шумиха, а как сейчас?

- Вначале было, сейчас мы все пришли к согласию, стали как одна семья, сейчас у нас хорошая согласованность.

- Спасибо, желаем успехов в вашей работе, продолжайте служить народу.

Источник: газета «Асман плюс» №32 от 17.12.2015/стр.3

  https://www.gezitter.org/interviews/46310/ Ссылка на материал: