Улугбек Ормонов, общественный деятель: «Похоже, мы сами на свою голову накликали запутанную проблему»

Автор: Аман ИМАНАЛИЕВ
De-facto De-facto
18 декабря 2015
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

У нас много общественных деятелей, в любое время добавляющих свое мнение и голос к общественности. Один из них, всегда высказывающий не лесть, а справедливость, Улукбек Ормонов - коротко побеседовал с нами.

-  Улукбек мырза, вы стали кандидатом в депутаты 6-го созыва Жогорку Кенеша. Значит, как говорится, хорошо знаете солнечные и теневые стороны прошедших выборов. На этих выборах перешагнули через порог парламента 6 партий, из них 4 составили коалицию, а 2 ведут работу в оппозиционном характере. Вы как общественный деятель удовлетворены новоизбранным парламентом?

- Как включенный в политику и хорошо знающий ее солнечные и теневые стороны человек я сказал бы, что сегодняшний парламент не стал удовлетворительным. Как вам всем известно, я на прошлых выборах соревновался по списку партии «Бир бол». У нашей партии перед выборами было много намерений, надежд, целей. Но по итогам выборов нашей партии досталось всего лишь 12 мандатов, наша партия «Бир бол» осталась в парламенте фракцией оппозиционного характера. А реализацию вышесказанных больших целей было бы легко осуществить только в рядах коалиционного большинства. Не ошибусь, сказав, что хотя весь народ, в том числе мы сами были свидетелями, как, на какой основе прошли выборы, но на кое-какие явления мы закрыли глаза. Я к тому, что хвастаясь сравнительно чистым проведением выборов в этот раз, чем было на прошлых выборах, мы вроде сами не заметили в ходе выборов, что запустили все несчастья посредством секретного ПИН-кода. Мы не узнали своевременно, что все вещи были тайно спрятаны в ПИН-коде, и только после лицезрения в прессе и разных видеозаписях мы досконально проанализировали ход выборов. Нам было бы правильней сказать о 100% чистом проведении выборов, если б не было ПИН-кода. Поэтому прослеживается определенная правда у не прошедших партий, которые бьются, доказывая, что показания неправильные. Во время выборов появилось также такое бедствие, как «Форма-2», вызвавшая неудобства. Не ошибемся, сказав, что именно эта «Форма-2» открыла широкую дорогу различным играм на выборах. Эти два сказанных вопроса вызвали подозрения о чистоте проведенных выборов.

- По вашей точке зрения, выполняет ли свою миссию парламентское правление?

- В 2010 году мы через референдум объявили на весь мир, что превратились в государство с полноценным парламентским правлением. Однако не секрет, что в течение 5 лет мы существуем как государство с президентско-парламентским правлением. Дело в том, что при полноценном парламентском правлении во главе государства стоит лидер выигравшей в выборах партии, получившей наибольшее количество мандатов. А если партия получит недостаточно мандатов для большинства, то составляет коалицию с получившими меньше мандатов партиями, ее лидер сам становится премьер-министром. Не допускается как у нас отправить кого-то другого со словами «я посижу в парламенте, а ты становись главой правительства». Самое главное, он берет на себя ответственность за экономическую, политическую стабильность в стране, ведет работу в рамках предвыборных обещаний народу. А у нас так не происходит, точней, все лидеры партий коалиционного большинства сидят в Жогорку Кенеше, а премьер-министром пришел лидер другой партии, вовсе не участвовавшей в выборах. Вследствие этого сложно сказать, что наше парламентское правление исполняет свою миссию.

- Поговорим о структуре правительства, вот упразднили Министерство обороны, это не трагично для независимого суверенного государства?

- Поскольку я не военный человек, сложновато отвечать. Но не могу не упомянуть о бросающихся в глаза факторах. Как нам всем известно, мир неспокоен. Разные уголки мира взбудоражены, подвергаются ударам разных организаций, определенных сил, мы являемся свидетелями, как некоторые государства переживают крайне тяжелые дни. В то время как в указанной ситуации каждое государство, в особенности, независимые страны усиливают безопасность своей страны, стремятся сохранить государство, мы сделали противоположный шаг и упразднили свое Министерство обороны, что не есть хороший процесс. Вместо упразднения указанного министерства нам следовало бы искать пути его усиления. К сожалению, превратили Министерство обороны в Комитет, сели, потирая ладони. Этим шагом мы создали не соответствующий правилам и положениям организации ОДКБ, с которой сами связаны и присоединившись, стали ее членом. Из-за этого возникает вопрос: кто поедет от нас, когда в будущем соберутся министры обороны государств-членов таких объединенных организаций как ОДКБ, ШОС? Поедет начальник Генерального штаба или председатель комитета? И вообще, что за комитет, созданный нами?! Отдельный вопрос, положим, даже поехали от нас, но будут ли считаться с нашим председателем комитета и будут ли на равных разговаривать с ним? Похоже, мы сами на свою голову накликали такую запутанную проблему.

- В то же время мы упразднили Министерство энергетики, превратили его в холдинг. Что вы думаете об этом шаге правительства?

- Правительство под началом Темира Сариева предложило парламенту множество новых структур. Парламент утвердил. Бесспорно, энергетика это единственное видное глазу богатство страны, главная артерия нашей экономики. Более того, мы хвалимся водными богатствами и гидроэнергетической отраслью. Хорошее явление, что самая дешевая энергетика имеется в нашей стране. Поэтому государство должно уделить самое серьезное внимание этой отрасли. Возможно, правильно предоставление статуса холдинга, потому что раньше Министерство энергетики не проводило самостоятельной работы. А как поведет работу холдинг, покажет время. Также заставляет задуматься угасание проекта «Верхненарынского каскада ГЭС», который должны были ввести в строй совместно с «РусГидро», дававшего большие надежды и веру всему народу. Поэтому у меня есть большая уверенность, что пришедший в Жогорку Кенеш парламент продумает положение по указанному делу, наверное, поднимет вопрос.

- Сегодня создается ощущение, что с энергичным азартом идет борьба с коррупцией во главе с президентом. Но после возбуждения дела и передачи в суд некоторые получают смехотворные наказания, а некоторые получают судом, наоборот, тяжелые наказания. Не может ли это быть борьбой по политическому заказу?

- Если говорить об этом, получится многословие. Но я приведу лишь один пример. Когда наша страна впервые стала государством с парламентским правлением, во главе парламента стоял и более того, занимал спикерскую должность смелый молодец из кыргызов Акматбек Келдибеков. Во время разбирательства его уголовного дела были отвергнуты ранее предъявленные ему обвинения. Это свидетельствует о том, что против него был сделан политический заказ. Но суть в том, кто стоит за этим делом. Как участвовавший в судебном разбирательстве по делу Келдибекова человек, скажу, что дело было возбуждено на основе копии (не оригинала) акта о проверке в Жогорку Кенеше. Не может не удивлять вынесение решения об аресте человека, стоящего на большом посту. Конечно, легко критиковать каждое судебное решение, тем не менее не будет лишним для нас рассказать о такой несправедливости. Из-за недоведения до конца судебной реформы, начатой в 2010 году, сегодня судебные служащие с испугом оглядываются наверх, остаются в неловком положении, думая, какое решение правильней  вынести? В принципе борьба с коррупцией очень хорошая вещь, сегодня весь мир борется с коррупцией. А иначе государство может исчезнуть.

Источник: газета «De факто» №47 от 18.12.2015/стр.5

  https://www.gezitter.org/interviews/46295/ Ссылка на материал: