Токон Мамытов, генерал: «Я всю жизнь был чекистом, даже могу найти пишущего обо мне негативные мнения в интернете человека, ведь государство обучило меня и этому»

Автор: Айгуль БАКЕЕВА
ПолитКлиника ПолитКлиника
18 декабря 2015
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Токон Мамытов в последнее время ведет разговоры о террористической борьбе, путях уничтожения коррупции, чекистской профессии и политике.

- Токон агай, в последнее время заметно проведение ряда дел в связи с терроризмом нашими общественными и международными организациями, в целом государством. Какие результаты могут дать такие действия?

- Да, радует, что в данном направлении проводится много мероприятий. Но, по моим наблюдениям, кажется, что практически все они не освещают только один вопрос. Так, каково отличие между исламом и исламизмом, мусульманами и исламистами? Какие связи имеются между радикализмом, экстремизмом и терроризмом? Почему религия ислама, исламский мир попал в столь плачевное положение? На такие вопросы не дается ответа. Я остановлюсь на них. Во-первых, ислам это одна из трех самых больших религий мира. Большие религии: иудаизм, христианство и ислам. Приверженцев ислама называют мусульманами. А исламизм – это идеология. Радикализированные, политизированные – исламисты. Радикализм, экстремизм, терроризм – все это идеология. Посмотрите, можно заметить, что эти трое выросли взаимно друг из друга. Агрессивная форма радикализма – экстремизм, крайняя черта экстремизма – терроризм. Мы сегодня не можем отличить их, называем все исламом.

- Ведь в реальности видно, чьим интересам соответствует эта идеология?

- Эта идеология прикрывается исламом, работает в интересах желающих «добьемся своей цели» Талибана, Аль-Каиды, ИГИЛ, различных религиозных сообществ. Если кратко остановимся на истории ислама, то он до XII-XIII веков процветал во всех отношениях, сделал Европу Европой. Но после этого начал терять вес, халифаты распались, многие государства зачахли, не получив  разностороннего развития. В результате действий «как нам поднять ислам» появилось три направления. Во-первых, секуляризм – они говорили, что ислам перестал развиваться, давайте теперь смотреть на Запад и брать иное направление. Вторые – апологеты – они ради развития пошли следом за Западом, но при сохранности шариата. Третьей группой стали истинные исламисты, они говорили «надо напасть на Запад, захватить его развитые земли, установить шариат.

Самой проблемной из трех групп считается третья. Они говорят «устраним светские законы, установим жизнь по шариату». Их лозунг разработан очень хорошо. Они приступают к ликвидации негативных явлений в обществе, например, пьянства, наркомании или мужеложства. Конечно, такие явления не нравятся ни богу, ни мусульманам. Ислам носит в себе благородные качества в жизни человека. Беря такие отличные качества ислама, исламисты отлично создали идеологию. Но они «волки в овечьей шкуре», им не нужен сам ислам, нужно только под его прикрытием добиваться своих интересов.

- Какую политику должны проводить в этом отношении государства?

- В этом направлении у нас должна быть борющаяся с экстремизмом, терроризмом государственная политика, специальные государственные структуры.

- В нашем МВД, ГКНБ есть ведь такие структуры?

- В МВД, ГКНБ маленькая структура внутри одного учреждения. А в нынешних условиях необходима одна структура, достаточно проводящая работу. Для продвижения вперед правительство, парламент должны принять новые законы, принять. Ведь законы в данном направлении отстали от времени. Устарел термин международный терроризм. По-моему, сейчас правильней называть глобальным терроризмом. Кадыр Маликов сказал, что в религиозном вопросе мы потеряли 1-2 поколения, это проистекает из  его глубокого знания и понимания этой проблемы.

До сих пор в мире мы, как выяснилось, ничего не знали, не исследовали экономику терроризма. Вот сейчас касательно экономики терроризма бросаются друг в друга словами Россия и Турция, Россия и США. Оказалось, исламисты в Ираке, Сирии захватили нефтяные скважины, сами себя финансируют. Мы на это не обращали внимания. Ну а исламисты вырвались вперед нас, проводят свою идеологию со знанием дела. Издавна, еще в XIV-XVI веках, когда арабские государства пришли к нам для распространения ислама, они говорили, что у кыргызов другое сознание, дух, широкая натура, они далеки от торговли, дети природы. Постепенно к нам приходят из Пакистана, Бангладеша, Афганистана, проводят отдельную идеологию. Как я раньше говорил, придумали орден Нахш Бандия, решили, пусть кочевой народ так и ходит кочевым, придумали походы религиозных дербишей. Тот же орден Нахш Бандия привез в Пакистан оставшихся в войне сиротами детей, поздней дали им в руки оружие, говоря «вы должны завладеть своими землями», отправили на родину.

Они с течением отрезков времени приходят с постоянными новшествами. Сначала Аль-Каида, потом ИГИЛ. Не только у нас, но и в мире против них не идет достойная борьба. Более того, у нас даже нет отдельной структуры, достойно борющейся с ними. А тяжелая социально-экономическая жизнь, бедность для них только одна причина, однако, не главная.

- Есть ли связь между терроризмом и коррупцией?

- Я попробовал провести исследования в данном направлении, узнал об их взаимосвязи. Раздумывая, государства достигнут успеха, я исследовал примеры США, Швеции, Норвегии. Эти государства добились больших успехов в социально-экономическом, социально-психологическом отношении. Они уточнили доходы и расходы, полномочия каждого чиновника, не глядя, большой он или малый. Каждое министерство или ведомство не может вести работу помимо своих полномочий. Вот тогда, оказывается, нигде не будет коррупции.

- Агай, каким делом вы сейчас заняты? Пригласили вас на должность?

- Сейчас я обучаю студентов вузов, отдыхаю от политики. Надеюсь, скоро защищу докторскую диссертацию. Мне обычно предлагают работу там, где полыхает пожар, зовут в ту сторону. А перед парламентскими выборы я переговорил с 15-20 партиями.

- Похоже, вы сильно обиделись на «Ар-Намыс»?

- Нет, я же не член «Ар-Намыса». Возможно, пошел бы в случае приглашения Феликса Кулова, но и он не пригласил, и я не пошел.

- На выборы вы пошли с партией «Бутун Кыргызстан – Эмгек». Многие говорят, если б Салымбеков не присоединился к Мадумарову, то выиграл бы. А что скажете на это вы?

- Здесь легко свалить вину на одного человека. Если исследовать, тут вина не одного Мадумарова, а есть вина всей партии, штаба. Мадумаров получил голоса во многих местах.

- Вы сейчас в партии?

- Нет, выйду. Военный человек не должен быть членом политической партии. Вышел на персональную пенсию. Говоря по правде, мне не хотелось идти на прошедшие парламентские выборы. На них почему-то не пошли 20-30 таких весомых политиков, как Жекшенкулов. Это не было связано с денежным вопросом. Но я должен сказать, пользуясь случаем,  что ни одна партия и никто, будь то Салымбеков,  Текебаев, Торобаев, Чудинов или же Абдыкеримов, Малиев, не потребовал от Мамытова никаких денежных средств. Только на сказанное «Бутун Кыргызстаном- Эмгеком» «окажите помощь» я согласился, пошел на выборы. Нельзя постоянно ходить в политике. Надо постоять в стороне, оценивать. Черчилль 6 раз уходил из политики, 7 раз возвращался. Он перебывал во многих партиях и уходил. Сегодня я не могу сказать, что мои взгляды сходятся с этой партией. Ходишь, говоря иногда «согласен с этим, не согласен с этим». В «Бутун Кыргызстан-Эмгеке» Мадумаров желает  президентского правления, а я поддерживаю  парламентское правление. Кыргызы неспроста говорили «сядем рядом, решим прямо», «отрезанный при общем согласовании палец не болит». Наш Манас ата тоже советовался с Бакаем, сорока витязями. Для нас правилен парламентский путь.

- Кыргызстан сейчас идет верной дорогой?

- Этому дадим оценку через 5-10 лет. Для вывода о правильности или нет должны быть результаты, они будут видны через 5-10 лет. Парламентский путь – правильный. Это хорошо, что народ не раскололся, не разделился, не вышел на площадь Ала-Тоо, все происходит внутри парламента.

- Агай, вы пробовали проводить большой той-пир, отмечать день рождения?

- Я бы отметил день рождения, если б осчастливил народ или государство, да и народ ведь скажет «с какой радости он проводит?». Я не Пушкин или Наполеон, или не Дэн Сяопин. На Наполеона и Ден Сяопина похож только ростом.

- Почему супругу не выводите на публику?

- Ой, я же вожу ее по тоям-пиршествам. Оказывается, КПСС правильно делал, чтобы жена не вмешивалась в работу государственного служащего. Но дома помогаю, хожу на базар. Мясо, хлеб, помидоры, все покупаю много лет из одних рук. Мне продают дешево качественное.

- В интернете на ваши интервью, статьи пишут негативные мнения…

- Я недавно «поймал» одного-двух из них. Один оказался человеком, которого я некогда снял с должности, а другой работал в Пограничной службе. Я пошел и сказал одному другу, передай тому «не заставляй сына писать комментарии, пиши сам». Он передал, а тот человек прямо вспотел. Я всю жизнь был чекистом, меня государство обучило также находить таких.

Источник: газета «ПолитКлиника» №45 от 17.12.2015/стр.5

  https://www.gezitter.org/interviews/46272/ Ссылка на материал: