Где корни терроризма и есть ли его связь с религией? (окончание)

Обратите внимание на дату публикации.

Вступление

11 ноября 2015 года Государственной комиссией по делам религий при президенте КР и общественным фондом «Диалог Евразия» организован круглый стол на тему «Где корни терроризма и есть ли его связь с религией?». В круглом столе участвовали следующие лица: председатель Государственной комиссии по делам религий при президенте КР Орозбек Молдалиев, заместитель председателя Совета аалымов Кыргызстана Марс Ибраев, представитель управления епархии Кыргызстана Андрей Кунавин, доктор исторических наук, религиовед, эксперт Назира Курбанова, заведующий кафедрой социологии БГУ имени Х. Карасаева, кандидат социологических наук Бакыт Малтабаров, кандидат социологических наук Алиясбек Алымкулов, исполнительный директор общественного объединения «Межрелигиозный совет» Галина Колодзинская и независимый эксперт, теолог Улан Усупов. Ход дискуссии модерировал доктор исторических наук, председатель национального совета платформы «Диалог Евразия» Асан Ормушев. Предлагаем вашему вниманию высказанные на дискуссии ценные мнения.

А. Ормушев: - Какие практические предложения для победы над терроризмом вы могли бы высказать? Что для этого мы в Кыргызстане должны сделать? Какие недостатки имеются сегодня? Как мы их исправим?

Н. Курбанова: - С террористическими явлениями мы, постсоветские люди познакомились после развала Советского Союза, до этого мы об этом читали только в книгах. Если возьмем проводимую в Кыргызстане религиозную политику и общее религиозное положение, то, по словам международных экспертов, у нас созданы хорошие обстоятельства и для религиозных организаций и для граждан, придерживающихся различных верований. Мы встречаемся с профессорами, экспертами - представителями многих стран, в том числе Узбекистана, Казахстана, Туркменистана и некогда легализовавшего религию ислама Таджикистана. Все они говорят, что в этом отношении положение в Кыргызстане очень хорошее. Это очень важно, очень хорошо. Возьмем к примеру Узбекистан, выяснилось, по сравнению с нами они очень часто сталкиваются с террористическими актами. Ведь там целью террористических организаций было свержение президента страны. Население Узбекистана по сравнению с нами более исламизировано, большинство их желали создания исламского государства. Но государство смогло взять в свои руки управление этим положением. На сегодняшний день у них установлено много ограничений для религии. По сравнению с другими странами у нас есть свобода вероисповедания, мы должны это понимать. Но и у нас создалась социальная база, поддерживающая идеологию экстремизма. Многим не нравится сказанное нами: «Корни терроризма в бедности, мы должны создать рабочие места». Однако если у человека есть работа, хорошая зарплата, семья, разве он уехал бы в Сирию ради простого романтизма? Значит, хорошая экономическая основа предохраняет народ от перехода к террористическим, экстремистским идеям.

Если скажем об исследованиях терроризма, экстремизма, то простому человеку совершать их трудно. Необходимо проводить собеседования с сидящими в тюрьме людьми или вернувшимися оттуда. Это крайне сложно. Поэтому мы опираемся на информацию юристов, СНБ, сотрудников 10-го главного управления МВД, среди них есть ученые, защитившие кандидатские диссертации, проводившие индивидуальные исследования.

Я присоединяюсь к мысли о необходимости для нас разработать сегодня идеологическую стратегию. Для победы над экстремизмом мы все вместе: ученые, эксперты, теологи и другие должны разработать идеологическую стратегию.

М. Ибраев: - При упоминании вопроса религии, нам никогда не следует озвучивать слова «исламский терроризм», «исламский экстремизм». Из оценки истории видно, что были очень большие набеги. В том числе не одни лишь исламские набеги, ведь в то же время были большие набеги, называемые «крестовыми походами». Но это почему-то сегодня никак не вспоминается. В принципе у терроризма нет национальности, или же какой-то доверенной веры, религии. Сейчас чересчур много различных сект, портящих ислам. Когда сегодня поднимается вопрос религии, то в любом мероприятии обязательно и крайне важно участие специалистов, глубоко понимающих религию.

Религиозные правила устанавливает не личность, их ограничивает Создатель Алла Таала. Нет ничего неограниченного. Например, светофор ограничен, жизнь ограничена. Сегодня все больше усугубляется проблема мусульманских народов, человечества. Первое – называется темным невежеством, жахилият; второе – экономическое бессилие, наша бедность, третье – расхождение наших мнений. Чрезвычайно сложно быть во всех отношениях идеальным мусульманином. Государство тоже получало государственность в течение нескольких лет, потом дошло до такого положения. Также прошло несколько лет с развития религии ислама в Кыргызстане. Касательно идеальности, идеальной личностью называют человека, не вредящего своему обществу, лично себе и семье, окружающей среде. Когда у нашего пророка спросили «что такое религия?», он не считал, что это  - чтение намаза, пост-орозо, пожертвование-зекет, паломничество-ажылык. Наш пророк сказал, что религия это отношение. Сказал: быть в хороших отношениях, быть учтивым, милосердным. «Кто научит нормативам этих вещей?» - конечно, мы учимся у религии. Также о форме, говоря иначе, отпустить бороду это сунна нашего пророка. Придерживаться этого или нет – волен решать каждый мусульманин. По каким-то причинам я тоже могу не отпускать бороду. Но не потому, что не поддерживаю.

А. Ормушев: - Озвучиваемый вами религиозный вопрос давно поднимает президент нашего государства Алмазбек Атамбаев. Мы тоже должны стать ему помощниками, оказать свою всестороннюю поддержку. Проводимый нами сегодня круглый стол это цель президента и ученых. Мы собираемся с целью, чтобы в нашем Кыргызстане всегда был мир, а наша экономика развивалась и процветала. Здесь я бы полностью присоединился к словам Орозбека агая. На самом деле сегодня перед всеми нами стоит идеологическое направление, то есть, начать разъяснения сегодняшней молодежи о религиозной культуре. Стоит большой вопрос: Каким образом мы завтра введем вопрос в программы школьников, студентов? Если введем религию в качестве предмета, то это тоже будет большим достижением.

О. Молдалиев: - Основная причина радикализма и экстремизма кроется в религиозной безграмотности. Мы работаем над этим. Во-первых, недавно мы начали новый проект – 1-го сентября нынешнего года мы открыли теологический колледж при университете имени И. Арабаева. Спасибо Сариевой Эльвире, она поддержала нашу инициативу. Причина нашего создания его на базе университета – необходимость взращивания и воспитания кадров в обществе. Обучающиеся в медресе ребята могут получить здесь образование. Обучающиеся в медресе ребята отстранены от общества, получают однобокие знания. После этого идут работать в мечети, но не знают, что происходит в обществе. У нас много имамов с низким образовательным уровнем, получивших знания в медресе. Обычно окончившие медресе ребята не могут продолжать образование. Но получившие образование в этом теологическом колледже после его окончания могут продолжать учебу по желанию: либо в религиозной сфере, либо светское образование. Второе – теологический факультет. Выпускники теологического колледжа могут продолжить учебу на теологическом факультете, там они смогут получить степень имама-хатиба. Третье – с помощью Турции открывается Институт подготовки кадров для управления мусульман КР. Первая группа получает знания по 18-месячной учебной программе, следующие учатся по 30-месячной программе. До окончания этого института никто не сможет работать казы, заместителем казы. Там предоставляются глубокие знания. Пока не направим это дело в определенное русло, мы не сможем разрешить сегодняшние религиозные проблемы. В последующем эта 30-месячная учебная программа распространится во всех медресе страны. В принципе священнослужители должны обладать как религиозным, так и гражданским образованием.

Б. Малтабаров: - Мы планируем в следующем году издавать журнал «Ислам и общество». Есть намерение собрать всех теологов, историков, социологов, политологов, философов, организовать одну площадку, устраивать дискуссии, и только после проверки всего выпускать журнал. Мое личное мнение – все сказали «не создать ли нам конкретную матрицу?» Вот на упомянутом вами Иссык-Куле почему усилились радикализированные религии? Оказалось, все начинается с семьи. Малолетние дети смотрят на родителей, идут по их дороге. Мы стараемся исправить изменчивые переливы за 20-30 лет. По моему личному мнению, мы на 15-20 лет запоздали за этими переменами. К нам начали приходить секты исламской направленности, связанные с религиями секты после 1960-ых годов. Сегодняшнее положение проистекает из результатов той вещи. Например, наша молодежь переходит к другой религии, но в Кыргызстане нет религиозного психолога, способного вернуть назад от той религии. У нас нет ни одного работающего с религией специалиста психолога. У нас нет и организации для спасения ребят от сект. Мы усилили в 1990 году радикализировавшуюся религию, не смогли остановить в то время. Почему? Имамов у нас больше 2000, но каков их образовательный уровень? Не распространяют ли неправильную информацию, мы на это должны смотреть. Есть ушедшие в даават-проповедничество, оставив семьи голодными на 1-2 месяца. Это тоже неверно. Желая исправить эту вещь, мы не можем давить силой. Для этого надо создать воспитательную матрицу, обратиться к общественности.

А. Бектенов: Мне бы хотелось озвучить предложение, сейчас выходит много книг по религиозному экстремизму. Есть их переводы на кыргызском и русском языках. В их числе имеется множество религиозных вопросов. Например, о женщинах, которые завели любовников, написано понятие о необходимости подвергать их побитию камнями. Сейчас в интернете много вижу переходов в другую религию. Все подобные вещи расписаны в книгах. Кроме того, есть много книг, где говорится «надо убивать не читающих намаз каапыров-неверных, надо убивать каапыров-неверных». Какое влияние окажет чтение многих таких книг  на молодежь?

У. Усупов: - Например, если мы прочитаем упомянутые вами книги, там могут быть отличия. Можно вызвать автора книги и исправить «ты в этом месте неправильно написал». Среди преподавателей, обучавшихся у великих людей, есть те, кто уверовал в салафизм. Здесь самая опасная вещь – увеличение их количества и действия по ознакомлению с собой. Такие глобальные вопросы возникают из-за отсутствия в сегодняшних школах уроков религиоведения. Государство должно возложить на себя религиозную грамотность. Если этот вопрос не решит государство, то могут решить вышеуказанные люди своими знаниями. Вот почему появляются такие мысли, как убить побитием камнями.  Мы должны исправить указанные вещи. Как сказано в хадисе нашего пророка «увидев плохое, исправьте руками, если не хватит сил в руках, тогда языком, а если и этого недостаточно, опечальтесь сердцем, но это считается самой слабой мерой веры».

При устранении вышесказанных вопросов в принципе необходимо современное религиозное воспитание. И еще, в исламе есть такое правило: нельзя выходить за рамки шариата. Например, раз поставлена цель достижения чего-то или цель распространения исламской религии, то используемый для ее достижения метод или путь должен соответствовать указаниям шариата. Не должно быть грязной дороги. Цель должна быть чистая, дорога тоже должна быть чистая.  Террористические группы обманывают народ, так посмотришь, они как будто ставят высокие цели, морочат головы людям, говоря «для достижения этого ты должен сам себя подорвать или сражаться в войне». Значение самого большого слова «джихад» - это исполнение чего-то, стремление угодить Алла-Таала и направить силы на это. Если мы с упором на эту вещь постараемся правильно донести до общества, тогда мы предотвратим терроризм. Вместе с результатом определим корни, причины, и в соответствии с этим должны вести работу. На сегодняшний день и на взгляд мусульман науки психология и социология считаются одной из очень нужных, современных наук, обладающих силой.   

О. Молдалиев: - В работе общественного фонда «Диалог Евразия» используются хорошие методы, потому что они за одним дискуссионным столом собирают людей с различными мнениями, даже с разными верованиями. Это очень правильно. Ведь каждый член общества должен смочь высказать свою мысль, нам надо знать их мысли и мнения.

Сейчас у нас очень много различных сект. Интересно, этими сектами руководят настоящие кыргызские джигиты, большинство из Иссык-Кульской области. Из-за этих сект в сельской местности возникает много шумных скандалов. Некогда мы их ввели, говоря «построим демократию», теперь не знаем, как вывести их. Но нам не следует ограничиться лишь такими обсуждениями. Мы должны выполнить конкретные комплексные работы для решения проблем, о которых говорили сегодня. Имеется специальное решение правительства о предоставлении эфирного времени членам Совета аалымов Кыргызстана с целью просвещения больших масс народа в религиозных вопросах. К сожалению, это пока не выполняется, но мы решим данный вопрос.

В последние годы в нашей стране заметна хорошая тенденция касательно благотворительности. Особенно много совершающих благотворительность в месяце рамазан.

Если сказать о терроризме, это негативное явление имеется в каждой стране. Но мы можем уменьшить угрозу. Мы тоже со своей стороны готовы поддержать все благоприятные инициативы.

Источник: газета «ПолитКлиника» №42 от 26.11.2015/стр.7

  https://www.gezitter.org/interviews/45646/ Ссылка на материал: