На прямой связи Эгемберди Эрматов: «В 2020 году не будет вопроса о государственном языке»

Автор: Жыпар ИСАЕВА
Кыргыз Туусу Кыргыз Туусу
Обратите внимание на дату публикации.

Эгемберди Эрматов, председатель Национальной комиссии по государственному языку при президенте КР.

Абдил-Ахад Курбанов, из Сокулукского района:

- Алло, здравствуйте. Я работаю в Сокулукской районной газете «Элдик жарчысы». Я переселился в Кыргызстан из Таджикистана. Каждый гражданин, живущий в том государстве, обязан знать таджикский язык. Поэтому, хочешь или не хочешь, но обязательно знаешь таджикский язык. А у нас, куда ни пойди, все по-русски, даже реклама в магазинах, учреждениях пишется по-русски. Спрашиваешь «почему?», так сразу прикрываются «официальным языком». Вы замечаете, как эта «официальная» вещь является огромным препятствием для развития государственного языка?

- В Таджикистане еще в союзные времена придавали очень большое значение языку. Дело в том, что в этом государстве живут главным образом таджики. Есть немного узбеков, кыргызов, все знают по-таджикски. Возьмем наш соседний Казахстан. Только недавно я услышал сказанное Нурсултаном Назарбаевым на приеме министров: «Ай, дорогие мои, вы между собой говорите по-казахски. Учите своих детей тоже казахскому. Пусть знают свой язык, а дальше потихоньку научатся другим языкам. В Казахстане мы должны говорить только по-казахски», - так он им говорит. Такой принцип, такое отношение нужно и нам. Мы не должны скаредничать, робеть, стесняться своего языка. Наоборот,  должны гордиться, радоваться, что родились кыргызами, быть благодарны своим предкам, что оставили нам такой благозвучный, приятный поэтический язык.

- А что по поводу упразднения официального языка?

- В последнее время говорят об этом. Были и попытки. Но русский язык записан в законе как официальный язык. Во-вторых, в нашей принятой Национальной программе сказано, что мы поддерживаем трехъязычие. Обязательно должно быть многоязычие.

Я поговорил с послом России, поехавшие с нашей сельской местности ребята в той стороне хорошо не знают русского языка. Поэтому мы должны создать условия для обучения русского языка.

Айгерим, из Бишкека:

- Здравствуйте, Эгемберди агай. У кыргызов  тоже есть выражение «рыба гниет с головы», так и здесь, все наши чиновники вместе со своими семьями говорят по-русски. Появляется вопрос: Не по этой ли причине наш государственный язык не развивается, стоит перед угрозой исчезновения?

- Как вы сами знаете, в союзные времена дети всей нашей интеллигенции выросли, воспитывались по-русски. Не пойдем далеко, дети наших акынов, народных писателей писали стихи по-русски, воспитывались по-русски, выросли по-русски, женились на дочерях других национальностей, более того, дети некоторых видных классиков так и прожили, не подержав в руках книгу на кыргызском языке. Такая политика, такие допущенные недостатки существуют и сегодня. В городе множество интеллигентов воспитывают, растят детей с теми старыми взглядами. На сегодняшний день дети считающих себя крутыми интеллигентов, ученых, писателей воспитываются и растут по-русски. Все они – не болеющие за кыргызов, не любящие кыргызов, живущие с нигилистическим взглядом на государственный язык. Живут в Кыргызстане, едят хлеб и пьют воду кыргызов, и совершают предательство кыргызского языка. Будучи кыргызом, имея в родословной предков – жети ата - вот так с пренебрежением относятся к родному языку. Это грех. Почему мы постоянно твердим о родном языке? Потому что, исчезнет язык – исчезнет народ.

- Агай, вы ходите вместе с чиновниками, общаетесь, есть ли сейчас среди них чиновники, способные стать образцом, сохраняющими в семье настоящий кыргызский язык, менталитет, воспитывающие детей по-кыргызски?

- Конечно есть. Ну, если здесь приведу одного в пример, другой останется. Здесь надо сделать образцом простой народ. Хранящий настоящий кыргызский язык – простой народ.

- Вы можете на собраниях покритиковать чиновников, говорящих по-русски?

- Разумеется. Когда я иду на правительственные собрания, сначала вроде начинают говорить по-кыргызски, а чуть погодя переходят на русский язык, я встречаю таких. Однажды я сказал: «Это большое собрание, исполнительная власть Кыргызстана, тогда почему не можете стать образцом для других? Почему не говорите по-кыргызски? Почему не раскроете по-кыргызски имеющееся у вас в сердце, в груди, не говорите по-кыргызски вещи, которые понимаете?» После того сразу перешли на кыргызский язык. Некоторые пугаются, перестали приглашать: «Если будем звать Эрматова, он, оказывается, толкает нас к пропасти».

Талантбек Кудайбергенов, из Бишкека:

- Ассалоому алейкум, Эгемберди ага. Сейчас ведь времена интернета, информации. Думаю, поэтому не должно быть отговорки, мол, наш голос не доходит. Сейчас полно относящихся преступно к государственному языку. Полно тех, кто являясь кыргызом, сам ненавидит кыргызский язык, дух, традиции, отчуждают их. Есть ли газета у Государственной языковой комиссии? Можно ли было через ту газету критиковать, разоблачать? Наподобие давнишнего «Чалкана»?

- Выходит наша газета «Кыргыз тили» с тиражом 3500-4000 экземпляров. Распространяется во все уголки Кыргызстана в бумажном варианте. Преимущественно получают школы, ряд правительственных организаций. У нас очень хорошая связь с народом, от людей беспрерывно приходят письма, высказывают мнения о государственном языке.

Вы сказали о влиянии, бывшем в ту советскую эпоху. После получения нами независимости, свободы печатного слова, веяниями демократии печатное слово потеряло былое влияние. Как вы говорите, в союзное время каждый материал, выходивший в газете, рассматривался на областном, республиканском уровне. На каждую критику следовал ответ. Сейчас многие статьи остаются без ответов. Вот мы сами в каждом номере критикуем работу определенных министерств, наши сотрудники идут, проверяют делопроизводство, ведут наблюдение: каково там положение, уровень, если ли в тех компьютерах программы на кыргызском языке, есть ли учебники по кыргызскому языку и еще проверяют исполнение множества требований.

В министерствах созданы центры кыргызского языка, у каждого есть свои учебные пособия, учебный класс, специалист, как они ведут работу – все это узнают, исследуют наши сотрудники. Если есть какое-то министерство, допустившее слишком грубый недостаток, вышедший за пределы, то мы это публикуем в газете. Мы переговорили также с редактором «Кыргыз туусу». При наличии возможности мы обещаем освещать отношение, недостатки, работы, облики определенного государственного органа и часто информировать.

Нурайым Талантбек кызы, из новостройки Ак-Ордо:

- Очень сложно получить информацию на кыргызском языке в интернет-пространстве, есть ли способ урегулирования этого вопроса?

- Это серьезный вопрос. Ведь сейчас, когда наша молодежь получает информацию сплошь из новых технологических средств, мы тоже решили не оставаться в стороне, ведем много работы по информационной технологии. Упомяну некоторые из них. В прошлом году была принята Концепция Кыргызской Республики по укреплению единства народа и межэтнических отношений, на основе той концепции правительство давало задание и нам. По существу того задания мы объявили специальный тендер, отдали организации, выигравшей тендер по информационным программам. Какие вопросы там рассмотрены? Тендер выиграл общественный фонд «Биздин мурас», нужно ввести кыргызский язык в мировую программу Google Translate. Это означает следующее, если кыргызский язык войдет в данную программу, то опубликованные статьи будут переведены на многие языки мира. Также, если захочешь какую-то статью прочитать на кыргызском языке с любого желательного языка, программа сразу переведет.

- Когда это реализуется на практике?

- Программа реализуется до конца текущего года. Пришло специальное письмо от менеджеров общества Google Translate, высказана благодарность языковой комиссии «спасибо за поддержку». Сейчас мы работаем над добавлением фраз, слов, переведено и доставлено до 600 тысяч слов, фраз. Если наши старания претворятся в жизнь, то кыргызский язык присоединится к программе Google Translate, будет значительно легче переводить с других языков на кыргызский, а с кыргызского языка на другие языки. Мы свяжемся со всеми языками мира, кыргызский народ получит возможность получать информацию со всего мира. Второе, самая сложная вещь, вы знаете Wikipedia. Специалисты готовят ее кыргызский вариант, составляют. На сегодняшний день количество вошедших статей дошло до 38500. И это тоже мы непрерывно поддерживаем, выделяем денежные средства.

Программа завершится в этом году, в следующем году для ее доведения тоже объявим тендер, какая организация выиграет, та и проведет работу. Наряду с этим идет работа по размещению на сайтах электронного варианта вышедших на кыргызском языке множества книг по литературе, словарей, методических рекомендаций. Сегодня в компьютер вносится около 60 тысяч словарей. Все их может запросить народ, спрашивая «где мы прочитаем это, где возьмем?». Могут найти необходимые книги на сайте Языковой комиссии www.mamtil.kg, или на сайте www.bizdin.kg. Мы сейчас работаем с Национальной академией наук, Национальной библиотекой. Вводим на сайты многочисленные книги.

Чинара Керимбекова, из города Нарына:

- Для решения вопросов государственного языка была принята Национальная программа, в чем ее основная цель, результат? И в целом, какие мероприятия проводятся для  реализации этой программы?

- Специальным указом президента в июне 2014 года была принята Национальная программа Кыргызской Республики по развитию государственного языка и усовершенствованию языковой политики. Впервые принята серьезная Национальная программа. Прежние программы вообще оставались на бумаге.

Я думаю, в этот раз не останется на бумаге. Самое основное в этой программе – решен финансовый вопрос и к программе в виде приложения утвержден рабочий план на 141 страницу с показателями. В плане распределено по годам, что нужно сделать в каждый год, рассмотрены мероприятия до 2020 года. Там точно записано: какое министерство, когда, какую работу должно выполнить, сколько средств надо выделить государством.

- Заканчивается 2015 год, выполнены ли мероприятия в плане?

- В 2015 году завершила работу система «Кыргызтест», утвержденная правительством для Министерства образования и науки. По «Кыргызтесту» написаны книги, составлены тесты. Определено, какие слова должен знать обучающийся языку гражданин. Эти книги поделены на 3 уровня, мы в специальном электронном варианте разослали всем государственным организациям, обществам, учреждениям, службам. Мы внесли их всем сотрудникам, работающим на компьютере, они знакомятся. В этом году в Бишкеке больше 20 учреждений сдали данный тест. К тому же разработаны еще дополнения, изменения, прошло предварительное испытание работы. Начиная с 2016 года все государственные служащие сдадут этот экзамен и выявят свой уровень знания языка. Прошедшим указанное испытание мы дадим подтверждения (сертификаты). Это вынуждает государственных служащих знать язык.

Второй вопрос, мы проводим работу по обучению языку на соответствующем уровне с государственными, муниципальными служащими в ведении делопроизводства на государственном языке и необходимом для специалиста уровне. Так, сотрудничаем с международными организациями, выпускаем несколько книг по обучению государственному языку государственных и муниципальных служащих. Книги будут подразделяться по уровням, на каждом уровне будет по 4 книги. По ним государственные организации смогут читать, заранее готовиться к сдаче теста. Таких вещей раньше не было. Спросишь у самих кыргызских граждан, они не смогут сказать, на каком уровне владеют языком.

Илгиз Элдияр уулу, студент:

- Агай, вы можете себе представить, каким будет положение кыргызского языка в 2020 году?

- Если мы в полной мере реализуем эту программу, то в 2020 году в нашем государстве не должно быть вопроса по государственному языку.

- Официальный язык и тогда будет идти вместе с государственным языком?

- В какое время мы сейчас живем? Мы живем в развитом времени. Нам кроме государственного языка необходимо хорошо развивать также официальный язык. На сегодняшний день каждый кыргыз получает информацию в интернете на русском языке, ведь много информации на русском языке. Вся информация о мировой культуре первым делом выходит на этом языке. Мы не можем отрицать это. Видя все, перевести и выпустить на кыргызском языке невозможно, не хватит на это ни средств, ни сил. Поэтому мы должны знать официальный язык. Третье – нам надо обучиться и другому языку мира. Ведь если мы не знаем другого языка, то в нынешнее время молодому поколению будет сложно. Мы должны выпустить одно поколение, которое в любом уголке мира сможет освоиться без переводчика, свободно говорить. В развитых государствах знают много языков. Я побывал в Южной Корее, там каждый житель отлично знает свой язык и может продолжать говорить на английском языке. Как сказано выше, одна из основных целей Национальной программы – взращивание нового многоязыкого поколения, свободно знающего родной государственный, официальный и иностранные языки.

Айнагуль, из города Бишкека:

- Эгемберди агай, не будем говорить о частных учреждениях, но сейчас сидящие в приемных государственных учреждений секретари, бухгалтеры не говорят по-кыргызски. Почему они не знают об обязанности говорить на государственном языке?

- Это, конечно, не входит в нашу работу. Но мы первым руководителям говорим: «Берите в приемные секретарей, знающих один-два языка». Что может быть лучше, чем кыргызу отвечать по-кыргызски, русскому по-русски, иностранцу на английском языке. Это культурность. Но некоторые руководители не придают этому значения, много случаев, когда говорят «по-кыргызски не знаем, говорите по-русски». Поэтому наши сотрудники ходят за ними, ведут учет, в каком министерстве каково положение. Конечно, есть болеющие за свою родину, государственный язык сотрудники. Например, я вчера по телефону позвонил руководителю аппарата президента, секретарь отвечает по-кыргызски. Спрашиваю: «Как зовут?». Оказалась русской. Спрашиваю: «Где вы научились кыргызскому языку?». Говорит: «Перед устройством на эту должность посещала курсы, научилась. Знаю чистейший кыргызский язык». Я сказал: «Спасибо вам». Очень был рад и доволен. Сейчас справочные службы перешли на двуязычное обслуживание. Например, справочная служба «109» в соответствии с требованиями дает ответы на государственном и официальном языке.

Мунара Султангазиева, из города Бишкека:

- Вы организовывали акцию «Пишем грамотно». Мы тоже участвовали в ней. Как можем участвовать в следующий раз? Мое второе предложение – было бы хорошо участвовать в этой акции государственным чиновникам, депутатам.

- Да, в апреле этого года мы провели такую акцию. Перед проведением акции мы объявили письменно по всей республике, через СМИ, приглашали участвовать всех. Наверное, вы не услышали. Сначала по радио «Марал» все желающие писали письма (диктант). Затем мы провели в городе Бишкеке для всех желающих: журналистов, государственных и муниципальных служащих, учителей и т.д. Также эта акция прошла на местах, по Кыргызстану участвовало больше 18 тысяч граждан. Мы получили отчеты ото всех. Например, в Бишкеке участвовало больше 50 журналистов, только один журналист получил оценку «5», десяток – «4», остальные получили «2» и «3». Значит, сейчас вся молодежь говорит языком СМС коротко, общается уличным языком, не придает значения хорошему знанию языку. Мы думаем организовать акцию в следующем году. Возможно, пригласим всех пришедших в парламент депутатов.

Сулайман Алмазбеков, из города Бишкека:

- Мне хотелось бы спросить у Эгемберди агая по поводу делопроизводства. Я тоже работал на муниципальной службе, были моменты, когда сильно мучился.  Изменилось ли положение с тех пор, изданы ли качественные книги в этой связи?

- Конечно, регулирование делопроизводства очень тяжелая проблема в Кыргызстане. Ведь большинство в центральных аппаратах привыкли писать на официальном языке. Но выходило постановление ЖК «Законы пишутся на государственном языке, после этого переводятся на официальный язык». Мы издали несколько книг по делопроизводству, раздали учреждениям и организациям. Также электронные варианты размещены на главных страницах сайтов www.mamtil.kg и www.bizdin.kg. Кто пожелает, может скопировать оттуда. Некоторые министерства мы проверили на этом основании. Министерство чрезвычайных ситуаций подписывает деловые бумаги, написанные только на государственном языке. Так же обстоит в Министерстве внутренних дел. В каком месте есть грамотный специалист, какой министр патриотичен, в том месте хорошо идет работа. Есть министерства, идущие по привычке. Например, так в Министерстве экономики, В Министерстве иностранных дел. В некоторых местах ведение делопроизводства на государственном языке доведено до 80%. Есть требование, чтобы до 2017 года 90% делопроизводства проводилось на государственном языке.

Улан Доолотов, из города Бишкека:

- Видя по телевидению, читая из газет, мы заинтересовались  «художественным чтением». В следующем году тоже пройдет? Как можно участвовать в нем?

- Мы проводим этот конкурс два года. В первый раз мы организовали этот конкурс совместно с общественным фондом «Инициатива Розы Отунбаевой». В этом году мы инициировали и провели сами. Этот художественный конкурс пройдет на районном, областном и республиканском уровне, то есть, на трех уровнях. Прошедшие через конкурс районного уровня переходят на областной уровень, а прошедшие там переходят на республиканский уровень. В этом году республиканский конкурс прошел очень хорошо. Пришло больше 50 ребят. С помощью спонсоров мы обеспечили их всех питанием, проживанием. Победителей, подготовивших учителей мы наградили ценными книгами.

Источник: газета «Кыргыз туусу» №88 от 03.11.2015/стр. 6-7

  https://www.gezitter.org/interviews/44988/ Ссылка на материал: