Жамин Акималиев, общественный деятель: «Мы вошли в Таможенный союз в неблагоприятных условиях»

Автор: Жамал КАНЫБЕКОВА
Ачык Саясат плюс Ачык Саясат плюс
10 августа 2015
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Средняя зарплата работающих на государственной службе от 5 до 15 тысяч сомов. Например, работник, получающий зарплату в 8 тысяч сомов, пойдя на рынок и увидев, как с каждым днем повышаются цены на продукты питания, тяжко вздыхает. Потому что растягивает зарплату на то, на это, голова кругом, не знает, как дотянуть. Правильно, настроение мрачное у людей, получающих нестоящую зарплату, пенсию.  Сегодняшняя цена одного  килограмма мяса на рынке  составляет 300-350 сомов, цена сахара 50 сомов, один литр растительного масла стоит  95-100 сомов. Также один мешок муки выше 900 сомов. Цены на продовольствие повышаются и повышаются, усиливается дороговизна. Хотя говорят, что с вступлением в Таможенный союз жизнь простого народа улучшится, но видно, как уже сейчас начал страдать народ. Сейчас  в разгаре лета овощи-фрукты дешевые, к тому же не тратят свет на отопление. А как же придется простому народу в трескучие зимние холода. Я к тому, что тариф на свет дорогой для нашего народа. Ведь с приходом зимней стужи немало денег стоит отопление даже однокомнатного жилья. Не может не возникнуть вопрос: А было ли готово наше государство для вступления в Таможенный союз? Вот по данному вопросу мы побеседовали с академиком Жамином Акималиевым.

- Агай,  хотя говорили, что если вступим в Таможенный союз, то жизнь народа намного улучшится, но  видно, что уже сейчас начал мучиться. Мы были готовы к вступлению в ЕАЭС?

- То, что мы вошли в Таможенный союз, глубоко не продумав, не уточнив подсчеты, не посоветовавшись с народом – это сама по себе большая ошибка.  Получилось как в пословице «к спешке толкает шайтан», но основной причиной поспешности должен был быть экономический вопрос. Говоря иначе,  мы должны были поднять экономику, однако, это стало политическим решением. Ну, наверное, инициаторы знают какое это решение, но тем не менее они уперлись «в любом случае присоединимся к России».  Не знаю, опасались или боялись чего-то,  в принципе стало необходимо вступать. Но не надо было глотать не жуя, а дважды прожевав, проглотить. Почему из Средней Азии кроме нас не вошла ни одна другая страна? Ладно, у Узбекистана есть собственная политика, они могут и выйти и вступить. Назовем их большим государством. Туркменистан это нейтральное государство, они не войдут? Так ведь соседний с нами  похожий Таджикистан не входит?

- Однако, Таджикистан тоже сказал «войдем», но остановился?

- Да, они три года назад готовились «войдем», а потом сказали: «Понаблюдаем, пусть кыргызы попробуют вступить, что из этого выйдет. Посмотрим на его положение. Сделаем выводы из чужих ошибок»,- с тем не вошли. Они сделали умное дело. Например, Казахстан вступил, уже прошло 5 лет. Не только у нас, даже у большого государства Казахстан, на равных соревнующегося с русским, в последние дни говорят: «Мы не видим много пользы от Таможенного союза, нас затопили товары России и Белоруссии». Причина – они жалуются, что страдает свое отечественное производство. У Казахстана есть возможности конкурировать. Их положение не хуже, чем в России. Самое основное, жизнь народа хорошая.

- У них ведь и зарплаты гораздо выше наших?

- В настоящее время наша средняя зарплата в 2 раза ниже, чем в Белоруссии. Например, говорят , у нас средняя зарплата 12 тысяч сомов. Зарплата в Казахстане в 3 раза выше чем у нас. Ну а в России в 4 раза выше. При таких неравных, говоря точней, в неравных стартовых условиях вступление в Таможенный союз означает принижение, они нас задавят. Мы потеряем свои права. Наш вклад в общей сложности максимум 4-5%. Все это хорошо не подсчитали, не посоветовались с народом, точней, из десяти человек двое понимают, а восемь не понимают. Словно этого мало, они для скорейшего согласия народа агитировали: «Если мы не войдем, то умрем, нас растащат-разграбят, останемся в чистом поле. К кому нам входить, если не в Россию»,- для убеждения народа выступали с такими пустыми криками. «Вы будете счастливы, как только откроется, сразу весь народ начнет свободно ходить, никто не остановит»,- утверждали они.

- Говорили ведь, что основная причина вхождения – сельское хозяйство?

- Говоря по правде, основной целью вступления в Таможенный союз  было поднятие сельского хозяйства. Говорили: «За счет сельского хозяйства улучшим жизнь народа. Вытянем Кыргызстан вперед». В Кыргызстане больше ничего нет для продажи. Есть мясо, молоко, овощи, фрукты, мед, орехи, иссык-кульские яблоки. Они не говорили «мы входим для промышленности, или для строительства, производства». Тогда не было потребности. «Как только откроется Таможенный союз, так сразу откроются все ворота, встретят вас. Вы поедете и продадите свою продукцию в 2 раза дороже, разбогатеете». Так ведь убеждали. Более того, даже наш министр сельского хозяйства агитировал: «Отныне не засевайте пшеницей. В Казахстане пшеница дешевая, они обеспечат нас. Вместо нее сажайте овощи». Таким образом, зерновых засеяно мало, на юге сплошь посадили овощи, а теперь они не проходят, гниют, народ плачет. Оказывается, из Узбекистана, не имеющего к нам никакого отношения, поступает полным-полно овощей-фруктов. А от наших крестьян в том месте даже мышь не может проскочить. Следовательно, это коррупция.

- Например, нашей целью было развитие экономики?

- Это не экономическое решение, а стало политическим решением. Вкратце: «Если мы войдем в то место, то Россия, Казахстан оградят нас от внешних угроз, будет помощь от них. Мы будем жить свободно»,- это вымысел из головы высокопоставленных лиц. А нашей целью было развитие экономики.  Итак, народ поверил, произвел. Сейчас на юге не проходят фрукты, цены низкие, гниют. Вот в Араване цена картошки оказывается 5 сомов. Капуста по 1 сому, и то цена опустилась до 70 тыйынов. Люди говорят «мы брали кредиты», не могут выплатить. Говорят «нет никого, кто спросил бы о нашем положении».

- Соседние государства нуждаются в наших сельскохозяйственных товарах?

- Даже если откроются границы, не пропустят мясо, молоко. Причина – у нас с 2007 года у скота появился ящур и другие опасные заразные заболевания, Россия и Казахстан запретили экспортировать. И теперь это никто не отменил. Даже после отмены нас проверят. У нас нет ни одной ветеринарной, фитосанитарной лаборатории, отвечающей международным стандартам. И как мы провезем мясо, молоко?  Теперь в сельском хозяйстве основное это указанные вещи. Даже при открытии границ они не возьмут. Как они возьмут, не зная, больной или не больной продукт. Вкратце, не было никакой подготовки. А у Казахстана есть все сертификаты. По этой причине вся их продукция проходит. У нас лаборатории нет. По этой причине нашу продукцию не пропустят. Наше отечественное сельское хозяйство стоит перед исчезновением. Поэтому мы останемся сидеть, глядя в чьи-то глаза.

- Говорят, осенью придет системный кризис. Что скажете об этом?

- Может придти. Вот при вхождении в этот Таможенный союз мы вошли, не продумав, и вошли в неблагоприятных условиях. Тем, кто вошел раньше, им-то ничего. Говоря по правде, сейчас мы надеемся только на Россию. Россия погрузилась в сильный кризис, все зарубежные страны наложили санкции, ее экономика не растет. Деньги обесцениваются. Мы вошли в такой неблагоприятный момент, и все санкции против России воздействуют на нас. От обесценивания денег России обесцениваются наши деньги. Хотим мы или не хотим, но попали под этот кризис. Вошли и связались. Если бы, не входя в Таможенный союз, мы находились с другими странами мира в торгово-экономических отношениях, то не погрузились бы в столь глубокий кризис. Раз вошли, то  усложнилось, все санкции против России автоматически бьют по Кыргызстану. Мы связались с ними. Итак, положение России будет тяжелым. Вот русские говорят, что осенью кризис будет еще хуже, чем сейчас.  К тому же Россия воюет с Украиной, идет война. Только за один день уходят миллионы долларов. И в такой момент мы вошли в Таможенный союз – это стало для нас чрезвычайно большой ошибкой, неправильно. Сейчас для такого маленького государства как наше, было бы лучше не присоединяться к Таможенному союзу, а находиться в хороших отношениях со всеми государствами. Тому примером служит Туркменистан. Он в Организации Объединенных Наций взял статус нейтрального государства, строит отношения со всем миром, растет и развивается. Вот мы вывели базу Америки. Это  как в пословице «зачем бедняку еще и кашель», зачем надо было ссориться и ругаться такому маленькому государству как наше с громадной Америкой? Если выводить, то надо было выводить с базой Америки также базу России. Тогда ни от кого не было бы вредных последствий для нас.  Если надо, все бы уважали нас, весь мир охранял бы. Ну, теперь мы лишились их. Говоря «дали орден Азимжану Аскарову», теперь призывают конфликт просвещения. Это только начало, оказывается, Америка незаметно дала нам  2 миллиарда долларов помощи. Что нам делать, если она теперь возьмет за горло и потребует? И с Китаем могут пошатнуться отношения. Потому что говорят «не пропустим товары из Китая». Тогда как будет? Особенно европейские государства, потому что у  европейских государств с Россией плохо. Следовательно, мы вступили в большую войну конфликтов.

 

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №18 от 07.08.2015/стр. 7

  http://www.gezitter.org/interviews/42417/ Ссылка на материал: