Анарбек Калматов, депутат фракции "Ар-Намыс": "За пять лет я заметил недовольство народа, так как партия ничего не делала"

Автор: Айбек Шамшыкеев
Фабула Фабула
Обратите внимание на дату публикации.

- Анарбек мырза, с самого начала вы были одним из депутатов, которые критикуют правительство. Каков потенциал нового правительства?

- У президента, у правительства и парламента есть первостепенная цель - добиваться развития экономики. Правительство должно вносить особый вклад в это. Если нынешнее правительство принесет ощутимый рост в экономику, то оно имеет право работать до и после выборов. Со дня обретения независимости работали около десяти глав правительств. Я критикую премьер-министров потому, что они не работают. Нужно говорить правду, нет никакого прогресса. Взгляните в отчеты, там в инвестициях пишут про миллионы и миллиарды. А когда вносятся уточнения, выясняется, что инвестиции привлекал президент.

Полномочия нынешнего правительства более существенны, потому что 2/3 полномочий президента были переданы правительству. Несмотря на это, правительство демонстрирует свою несостоятельность. Даже если умолчать об остальном, за два года им не удалось продвинуться по вопросу "Кумтора". К примеру, за два года были изъяты из бюджета и переданы специалистам 343 млн сомов. А эти специалисты не решили проблемы, насытились деньгами и ушли. В свое время я предлагал устроить проверку по этой проблеме, обращался в прокуратуру. Я говорил, что нужно тщательно все проверить, а не отмалчиваться после того, как отдали 343 млн сомов и не дождались результатов.

Что касается личности Темира Сариева, то он много лет был в политике и накопил опыт. Начал работу с лозунга: "Будем работать 24 часа". Как он будет работать - будет известно через 4-5 месяцев.

- Поддерживаете ли вы инициативу внесения изменения в Основной закон или выступаете против?

- Я с самого начала говорил о необходимости внесения ряда поправок в Основной закон. Потому что жизнь, политика не стоит на месте, она постоянно меняется. У нашей страны есть две функции - внутренняя и внешняя политика. В Основном законе нет четкого определения, касающегося человека, который будет вести внешнюю политику. По тому же Основному закону президенту не разрешается вносить законы на рассмотрение. Это тоже неправильно. Потому что президент напрямую участвует в этом процессе, потому что подписывает принятый парламентом закон или отклоняет. В Основном законе четко написано - главой государства является президент. Нелогично то, что глава государства не имеет права инициировать законопроекты. Вот таких проблем полно. Поэтому нужно вносить поправки. Когда информация о поправках будет у меня на руках, я выражу свое мнение как юрист.

- Вы уже достаточно времени возглавляете комитет по противодействию коррупции. Способствовал ли этот комитет хоть какому-то уменьшению коррупции в Кыргызстане? Или...

- Проблемой борьбы с коррупцией занялись мы все, во главе с президентом. Наш комитет проверяет все государственные органы, выявляет, какую работу они проделывают для уменьшения коррупции, выявляет ряд правонарушений. Начали со Счетной палаты, обнаружили там правонарушение на сумму в 1 млрд 450 млн сомов. Но там утаили информацию, но мы раскрыли факты. Дело касается Нарындгидроэнергокурулуша. Временное правительство выделило деньги на строительство ГЭС, но умники использовали деньги не для строительства, а выдали под проценты, чтобы подзаработать. Мы обратились в Генпрокуратуру, где возбудили уголовное дело. До сих пор ведется работа по привлечению к ответственности виновных, но до сих пор мы не дождались результатов.

Выявили незаконное дело - в Соцфонде основали два скрытых фонда. Из этих фондов были изъяты денежные средства, вложили их на различные цели. Когда мы это подтвердили, нынешний руководитель Абылгазиев (дело было при предыдущем руководителе) признал, что деньги использовались неправильно и начал их вкладывать для решения пенсионных проблем.

Мы выявили ряд правонарушений из Министерства финансов. Вот некоторые из них: фонд экономического развития при министерстве брал кредит под гарантию государства, выделял эти деньги в определенные места, возвращал их, когда придет срок. 7% из возвращенных средств они оставляли себе. Нет никакой пользы для государства, они наладили такое дело в собственных интересах. Я сказал, что такой фонд даже не нужен. В 2013 году были заработаны 40 млн сомов с помощью 7%. Из них 30% берет само министерство.

- Эти деньги берут за оказание услуг?

- Это дело нужно им самим. Министерство тратит деньги на своих сотрудников: на премии, на квартиру, на обед - 5 тысяч сомов в месяц. Короче говоря, большую сумму они тратили на собственные, незначительные нужды. Какой еще государственный орган выделяет деньги на обед? Я много лет работал руководителем на государственной службе. Даже в законе не указано выделение денег на обед. Чтобы пресечь это мы вынесли решение комитета, дали поручение правительству. Кроме того, Министерство финансов ведет работу по драгоценным камням. Оттуда тоже поступают приличные деньги и министерство само решает, как их использовать. Не нашелся человек, который взял бы это под контроль.

Проверили Государственную регистрационную службу. До этого паспорта изготавливались иностранными фирмами, но после решения комитета государство само начало изготавливать паспорта, поступают деньги государству. Возьмем Министерство здравоохранения. В этом министерстве есть департамент, который обеспечивает медикаментами и медицинским оборудованием. Этот департамент превратился в государство внутри государства. Потому что никому ничего не дает. Сами едят то, что зарабатывают. С лекарств не изымается 10% налог. Они самостоятельно повысили себе зарплату на 15%, получают по 25-30 тысяч сомов. Короче говоря, это тоже не приносит пользу государству. По этому поводу мы вынесли предложение комитета, но до сих пор растягивают решение вопроса под различными отговорками. Потому что департамент нужен самому министерству, в отчете указывают, что деньги уходят на ремонт машины министра и т. д. Вот она коррупция.

Хотя предыдущие премьер-министры говорили: "Рассмотрим, пресечем", этот вопрос до сих пор остается нерешенным. На прошлом заседании мы через Сарпашева передали свое решение новому премьер-министру. В Министерстве социального развития тоже есть факты самоуправства. Они внесли свои правила по продаже детей-сирот. Кыргызы во всем преуспели, докатались до продажи детей.

- Сколько детей и за какую сумму их продавали иностранным гражданам в течение года?

- Различным организациям, иностранным гражданам в течение года продали 17 детей по 10-15 тысяч долларов. А они увозят детей в свою страну и продают по еще более завышенным ценам. Желающим усыновить детей кыргызам дают детей с неохотой, потому что они не заплатят, как иностранцы. Поэтому желающих усыновить детей кыргызов более 250. Если в течение года продают 20 детей, дальнейшая судьба детей не контролируется. Берут деньги и прощаются с ребенком, их не интересует его дальнейшая судьба. Жив ли ребенок, не забрали ли у него внутренние органы. Как оказалось, ни у кого даже прав нет осуществлять дальнейший надзор за этими детьми. Бедные дети, их продают как скот. В связи с этим мы приглашали бывшего вице-премьера Талиеву, требовали изменить правила продажи детей. Сейчас есть некоторые изменения.

В Министерстве энергетики правонарушений полно. Есть соответствующее решение комитета. Короче говоря, остались 3-4 органа, которые мы не рассмотрели. Во многих остальных мы обнаружили упомянутые правонарушения. Все эти дела говорят о том, что наш комитет вносит достойный вклад в борьбу с коррупцией.

- Как вы оцениваете действия государственных органов, борющихся с коррупцией?

- Не скажу, что не стараются, что ничего не делают. До этого началась хорошая работа в отношении государственных чиновников, но борьба немного ослабла, начали ловить чебачков, а не китов. Есть и те, кто ведет борьбу ради должности и чина. По-моему, борьбой с коррупцией должен был заниматься один или два органа. Можно упразднить орган по противодействию экономическим преступлениям. К примеру, с тех пор, как этот орган изменил название и прошел переаттестацию, прошло 9 месяцев. Что изменилось за девять месяцев? Все как прежде. Проверяющих ведомств стало больше. Но результатов мало, почти нет.

- Через 20 дней вы уйдете на каникулы. Каждый депутат уже должен задавать себе следующие вопросы: "Что я сделал, сколько законов написал? Принес ли пользу народу? Позволит ли моя совесть еще раз побороться за должность депутата? Ну если хватит ума, чтобы задать такие вопросы...

- Вы поставили вопрос ребром. Действительно, каждый депутат должен задаваться такими вопросами и сделать обоснованные выводы. К сожалению, многие не сделали такие выводы, бьют себя в грудь и говорят, что хотят стать депутатами. Что касается меня, то в этом созыве я проработал как необходимо, но не скажу, что идеально. Я единственный депутат из Аксыйского района. Из района я получил 13-14 наказов, за 5 лет выполнил все наказы, кроме 1-2. Можете поехать в Аксы и поинтересоваться.

Скажу как человек, разбирающийся в законах. Если не ошибаюсь, лично написал около 30-40 законов. Кроме того, был соавтором многих законов. Могу сказать, что народ меня не осудит. Приму участие на предстоящих выборах. Поступают предложения от нескольких партий, но пока не решил, от какой партии буду участвовать.

Благодарю "Ар-Намыс", благодаря этой партии стал депутатом. Но за эти пять лет создавалось ощущение, будто партия не работала. Мы сами бегали. Было бы хорошо, если бы мы ездили в регионы и что-то делали от имени партии. Во многих местах заметил недовольство народа, люди говорили, что наш лидер к ним не ездит и т. д.

Источник: газета "Фабула" №41 от 12.06.15 / стр. 8

  https://www.gezitter.org/interviews/40810/ Ссылка на материал: