Аскар Акаев, первый президент Кыргызской Республики, академик: "Кыргызстан в последние 10 лет как корабль, плывущий в океане без капитана, без руля" (Часть VII)

Автор: Бекен Назаралиев
Жаны Ордо Жаны Ордо
Обратите внимание на дату публикации.

(Начало в прошлых номерах)

- Наверняка вы даже не знали о том, что депутаты Жогорку Кенеша открыли в Белом доме мечеть?

- Это неправильно. Я не имею в виду, что они как мусульмане не должны читать намаз, но нельзя и излишне усердствовать. Наша молодежь поддается радикальным течениям и уезжает воевать в Сирию.

- Мы помним, как в Баткенскую землю проникла вооруженная группа боевиков из Исламского движения Узбекистана" (ИДУ). В нашей стране сравнительно с другими государствами есть свобода религии. Известно,  что ИДУ сформировалось из оппозиционно настроенных к власти президента Узбекистана Ислама Каримова религиозников. Они взяли в руки оружие и превратились в большую силу. Оппозиция Кыргызстана, слова богу, не вооружена. Но и у нас имеются силы, стремящиеся при помощи ислама достичь власти.

- Пусть отвратит нас бог от такого! Когда я был президентом, на оппозицию не оказывалось давления, вопросы решались переговорным путем. Какая бы ни создавалась ситуация, я всегда шел на диалог, не избегал встреч. Ислам Абдуганиевич навел очень строгий порядок, и оппозиция взяла в руки оружие. Это очень опасный шаг, таким образом оппозиция может уничтожить страну.

- Когда в Баткен ворвались вооруженные международные террористы, у президентов каких стран вы попросили помощи?

- Однажды к нам приехал с визитом президент Пакистана Первез Мушарраф. Он был прогрессивным пакистанским президентом. Всегда болел за Кыргызстан, исходя из того, что пакистанцы – потомки Бабура. Помню, что он пешком взошел на священную Сулайман-тоо, прочитал перед домиком Бабура коран в честь упокоившихся предков, сам заколол жертвенную овцу.

- Вы ездили с ним в Ош?

- Нет. В то время встречал другую иностранную делегацию в Бишкеке. Кажется, сопровождал премьер-министр. В баткенских событиях очень большую помощь оказал президент Мушарраф. Расскажу про одно хорошее дело президента Пакистана. Говорится, что при вызволении из плена японских геологов и генерала Шамкеева был заплачен выкуп в 5, 10 миллионов долларов. Никакие миллионы не были выданы. Даже на этой трагической истории спекулируют отдельные политики для повышения своего имиджа. Когда ситуация стала усложняться, я связался с президентом Мушаррафом и лично попросил содействия в вызволении японских геологов и генерала Шамкеева. Действительно Мушарраф оказал нам большую помощь.

- Аскар Акаевич, мне эту информацию представил депутат Баяман Эркинбаев, когда я получил задание поехать с ним и написать про те события. Он говорил, что деньги выделили не мы, а японская сторона. Тогда он вместе с деньгами уехал днем ранее, а я остался здесь.

- Тогда я не имел никакой связи с Баяманом Эркинбаевым.

- Но Баяман сам лично сказал мне, что деньги выделили японцы.

- Если бы японцы дали деньги для выкупа, то я как президент страны знал бы об этом. Я уверен, что там не присутствовали деньги. Проникшие к нам боевики прошли серьезную подготовку в военном лагере в Пакистане. Основные базы боевиков Джумы Намангани размещались в Пакистане. Они через Афганистан приникли в распложенную в Джергетальском районе военную базу боевиков в селе Хайит. Таджикские власти из-за гражданской войны не смогли контролировать ситуацию в Кара-Тегинской долине, и она осталась под контролем ИДУ. Вооруженные боевики проникли в Баткен через горы. Это произошло внезапно. Мы спасли землю, народ Кыргызстана, единство Узбекистана ценой жизни пятидесяти наших солдат, но не пропустили далее боевиков ИДУ,

- По этой теме можно привести в пример проникновение в баткенскую землю узбекских боевиков в то время, когда вы были президентом. Тогда 200-300 боевиков ИДУ привели в замешательство кыргызскую армию. Какими были ваши первые действия, когда в Баткен вошли международные террористы?

- Честно говоря, это стало для нас неожиданностью. Вначале мы не могли получить точную информацию. После уточнения обнаружилось, что это ИДУ. Именно они захватили геологов из Японии и генерала Шамкеева. Про пленение и вызволение японских геологов и генерала Шамкеева рассказывается разное. И всё неправда…

- Но ведь есть вклад тогдашних депутатов Жогорку Кенеша Турсунбая Бакир уулу, Турсунбека Акуна и других. Как можно это отрицать?

- Да, правда, что они ездили туда и встречались с полевыми командирами. Никто этого не опровергает. Кое-кто их них отправился туда с целью поднять свой имидж, я могу открыто это сказать. Отдельные народные дипломаты побывали в горах, потом провели различные пресс-конференции, заявляя, "мы переговорили с боевиками, встретились с Джумой Намангани, здоровье японских геологов и генерала Шамкеева благополучное, скоро их отпустят". Никто из них не принес результатов.

- Что вы предприняли для вызволения пленников? Высказывались слова, что японская сторона выделила для выкупа 5 млн долларов. Была шумиха, что и эти деньги не попали в руки главаря боевиков Джумы Намангани.

- Дело сдвинулось с места только после того, как я переговорил с президентом Пакистана Первезом Мушаррафом. Пришел сигнал: "Аскар Акаевич, пленники будут переданы!" после этого хорошего известия японское государство выразило нам глубокую признательность. Япония решила оказать помощь нашей республике. Организовала в Академии наук суперсовременный компьютерный центр, не имевший на то время аналогов в Центральной Азии.

- Наши солдаты не пощадили своих жизней, чтобы спасти не только Узбекистан, но и всю Центральную Азию от кровавой войны, от международного терроризма.

- Бекен иним, ты сказал очень правильно. Тогда узбекский президент Ислам Каримов выговаривал своим генералам: "Научитесь воевать у кыргызских солдат!" Правильная оценка, что мы спасли Центральную Азию от кровавой бойни. Никто этого не сможет опровергнуть, это исторический факт.

- Говорят, что Каримов ругал своих офицеров: "Вы отступаете, имея в руках оружие современного образца, в то время как кыргызы сражаются в горах со старыми автоматами, доставшимися от союзного времени!"

- Правильно сказал. Действительно так и было…

- Время, баткенские события показали, что надо было принять профилактические меры, перенаправить туда солдат, воинские части.

- Мы начали передислоцировать туда военные силы. Признаю, что не успели этого сделать вовремя. Боевики напали внезапно, среди ночи.

- Аскар Акаевич, в каком состоянии оказались вы как Верховный главнокомандующий страны, когда генерал Шамкеев попал в плен?

- В очень плохом состоянии. Ведь попал в плен наш высокопоставленный генерал. Мне о проникновении в Баткен боевиков и пленении японских геологов и генерала Шамкеева среди ночи сообщил заместитель главы Ошской пограничной службы. Боевики проникли на нашу территорию в три часа ночи, в семь часов утра я отдал приказ: "Собрать всех: КГБ, МВД, армию, Пограничную службу!"

- За несколько месяцев до кровавых баткенских событий я побывал в лагере Джумы Намангани в джергетальском селе Хайит…

- Очень интересно. Все боялись попадать в военный лагерь Джумы Намангани, а ты пошел туда сам….

- Вернувшись оттуда, я сообщил вашему тогдашнему пресс-секретарю Каныбеку Иманалиеву: "Каныбек, я вернулся из военного лагеря Джумы Намангани в Джерге-Тале. Боевики живут в казармах и проводят учения. Слышал новость, что боевики собираются напасть на Кыргызстан через Баткен. Доведи эту новость до президента".

- Он мне ничего такого не сообщал.

- Спустя 4 месяца боевики проникли в Баткен. Я встретился с Каныбеком и спросил: "Донес до президента ту информацию? Он ответил: "Я не думал, что начнется война…"

- Я и сам незадолго до тех событий вернулся из Баткена. Позже полушутя, полунамеком мне говорили: "Аскар Акаевич, вслед за вами вошли боевики". Но у нас имелась информация о нападении. Мы направили туда войска. Но мы тоже совершили ошибку. После нам стало понятно, что туда необходимо было направить мобильную вооруженную группу. При помощи Китая мы начали тогда укреплять те участки. Начали строить дома и проводить учения. Мы не успели завершить эти меры. Но мы вышли из Баткенской войны с честью.

- Какова была основная цель боевиков?

- Через своих людей Джума Намангани передал нашим военным руководителям: "Откройте нам коридор для проникновения в Узбекистан, в Ферганскую долину и пропустите нас туда. Мы пришли воевать не с Кыргызстаном! Наша главная цель – свалить режим Каримова!" Мы не пропустили боевиков в Ферганскую долину, и этим гордимся.

- Что было бы, если боевикам удалось бы проникнуть через наши заграждения в Ферганскую долину?

- Хаос. Тогда пожаром долгой войны была бы охвачена не только Ферганская долина, но и вся Центральная Азия. В Ферганской долине большая часть населения поддерживает ИДУ. Ситуация еще больше усложнилась бы. То, что Кыргызстан не позволил боевикам проникнуть в Ферганскую долину, делает честь нашему государству.

- Политический скандал вокруг вашей фигуры начался после парламентских выборов. Кажется, неправильное проведение парламентских выборов стало первой причиной. Много говорится, что начало первой революции ускорило прохождение в парламент с нарушениями закона вашего сына Айдара и дочери Бермет, а также большинства депутатов партии "Алга Кыргызстан".  

- У моих детей было право, как и у остальных граждан, принять участие в выборах. Где написано, что дети Акаева не имеют права быть депутатами? Корень народного восстания в другом. Мои дети имели право участия в выборах, и они воспользовались своим конституционным правом и прияли участие в парламентских выборах. Конечно, во время выборов всегда будут недовольства. Кто-то выигрывает, кто-то проигрывает, эти обстоятельства используют третьи.

- Разве не смог донести до вас тогдашний глава Службы нацбезопасности Калык Иманкулов, что 24 марта может смениться власть революционным путем, что в стране назрела революционная ситуация? Ведь настоящие чекисты называли его "таможенником" и сообщалось, что он не имеет никакого авторитета в КГБ…

- Я поздно об этом услышал… Я совершил большую ошибку, назначив Калыка Иманкулова руководить спецслужбами, и очень об этом жалею…

- Глава спецслужб Калык Иманкулов подобно генералу Асанкулову не смог держать руку на пульсе времени. Открыто говоря, сообщалось, что Иманкулов доносил до вас неверную информацию. Рассказывается, что когда на площадь Ала-Тоо шли потоки людей, вас увезли из Белого дома в госрезиденцию. Потом ситуация вышла из-под контроля, и когда возникла угроза безопасности вашей жизни и жизни вашей семьи, вас вертолетом доставили на Кантскую российскую авиабазу, откуда вы вылетели в Россию.

- В самом начале общественности представили информацию, что я сбежал за границу. Ко мне тогда пришла одна влиятельная персона и сказала: "Аскар Акаевич, сегодня ожидаются волнения. Людей выведут на площадь, хотите вы этого или нет, но прольется кровь. Организовывающие волнения политические лидеры ставят главной целью пролитие крови. Вам нельзя быть в Белом доме. Вас захватят в заложники и вынудят написать заявление об отставке". Вечером тоже получил по своим каналам еще информацию, еще более опасную. Мне надо было как можно скорее выехать из резиденции. Планировался силовой захват резиденции специально подготовленной группой. Поэтому я не желал пролития крови и как можно скорее покинул резиденцию. Я подумал о своей чести, о завтрашнем будущем народа и не допустил кровопролития. Я могу сказать, что принял правильное и волевое решение.

- Донес ли вышеуказанную информацию до вас Калык Иманкулов?

- Нет. Печально, что не только он, но и другие не донесли информацию… В самом начале я назначал профессионалов, но назначение главой КГБ Иманкулова было моей большой ошибкой. Я очень раскаивался. Не хочу сказать, что он плохой человек, но показал на посту свой непрофессионализм. Он не смог донести до меня сигнала как руководитель спецслужб о готовящемся государственном перевороте 24 марта. Если я как президент, как Верховный главнокомандующий не смог получить правду от Иманкулова, что говорить о простом народе? В те дни службы нацбезопасности сработали очень плохо. Калык Иманкулов остался в моем сердце, как один из людей, предавших меня. Он подумал не о судьбе главы государства, не о будущем страны, а поставил на первый план свои личные интересы, тайно примкнув к оппозиционным переворотчикам. Я поздно понял, что на эту должность нужно было назначать профессионала.

- Аскар Акаевич, много рассказывается, что сильные недовольства были вызваны действиями вашего зятя Адиля Тойгонбаева и вашего сына Айдара в связи с компанией "Аалам-Сервис", аэропортом "Манас", "Вечерним Бишкеком", Кантским цементным заводом, Кайындинским сахзаводом, лыжной базой "Нооруз" и другими объектами.

- По данной теме я, кажется, дал комментарии в самом начале нашего интервью. По этим делам мне намного облегчили задачу. Комиссия под началом Данияра Усенова ничего не нашла. Забрали машины, принадлежащие моей семье, мне. Моим домом завладел криминал.

- Что было бы, если бы в тот день вы не покинули Бишкек?

- Тогда в обязательном порядке ситуация бы усложнилась, в столице накалилась бы политическая ситуация и произошло кровопролитие. Ответственность за все жертвы возложили бы на меня. Я считаю, что поступил очень правильно, выехав до кровопролития. Говорили, что я уехал, испугавшись за свою жизнь. Главной причиной моего выезда было предотвращение кровопролития. В обратном случае Акаевы были бы прокляты народом до седьмого колена. Тогда до конца жизни я потерял бы возможность вернуться в Кыргызстан. В стране началась бы гражданская война. В то время на площади подавляющая часть людей была из южного региона. Когда после стали спорить при дележке портфелей, Баяман Эркинбаев сказал: "Эй, родичи, кто совершил революцию?! Я привел 5 тысяч человек, какое кресло мне отдадите?" Не прошло много времени после этих слов, как Баямана убили. Я не имел никаких связей с Баяманом. Услышав весть о его гибели, я скорбел, что бедного джигита использовали и затем устранили. Я молил бога, чтобы на площади не произошло столкновения между южанами и северянами. Если бы применил силу, сразу бы вскричали: "Расстреливают детей юга!".

- Но ведь там были не только поддерживающие Бакиева южане. Известно, что были Атамбаев и другие чуйцы, молодежь из Нарына, Таласа, Иссык-Куля.

- Все свои десять лет во власти я прилагал все усилия для объединения севера и юга страны, сделав единым народом. Сейчас по вине отдельных политиков народ снова раскалывается. Последующие руководители разделили народ на два лагеря. Ходят те же политики с юга, которых я поддерживал: Абдыганы ЭркебаевКурманбек ОсмоновКубанычбек ЖумалиевАкматек КелдибековОмурбек Текебаев и другие. После не появилось известных политиков с юга. После меня был тот экс-мэр Оша, который сейчас в оппозиции.

- Мелис Мырзакматов?

- Да, этот самый джигит, которому не дали работать, и подвергли гонениям, который сейчас лидер.

- После народных волнений 24 марта 2005 года вы были вынуждены выехать из Кыргызстана. С тех прошло достаточно времени. Были у вас случаи, когда оставаясь с собой наедине вы задавали себе вопросы, где допустили ошибку, находясь во власти, или возможно, раскаивались, что не ушли в отставку после двух сроков?

- Бекен иним, ты задал хороший вопрос. У работающего человек обязательно бывают ошибки. Я далек от заявления, что не допускал ошибок. Я хорошо знаю о своих недостатках. Конечно, ошибки были. Я начинал до переворота готовить себя к уходу с поста. После того как приехал и выразил свое недовольство помощник госсекретаря США, сердце мое почувствовало, что против меня начали вестись действия. Американцы не смогли простить мне того, что я не впустил их АВАКСы в аэропорт "Манас". Правда, что это весьма ускорило переворот. Когда начали активизироваться НПО и политики, возникла догадка, что они получили помощь из-за рубежа. Были сожаления, что мне стоило уйти в отставку немного раньше. Как бы ни сожалел, но случившегося не воротишь, что случилось – то случилось…

- Аскар Акаевич, самым трагическим событием времени вашего правления были кровавые аксыйские события. Когда вы услышали, что людей расстреляли? Можно было вести следствие по делу Азимбека Бекназаров, не арестовывая его? Ведь не посади за решетку Бекназарова, возможно и не произошли бы драматические события в Боспиеке…

- Возможно, так и было бы. Аксыйские события вызывают у меня вечное сожаление.

- Вы отдавали приказ стрелять в безоружных аксыйцев, вышедших поддержать депутата Жогорку Кенеша Азимбека Бекназаров?

- Нет. Как президент я не отдавал приказа: "Стреляйте в людей!" Даже не отдавал приказа: "Сажайте Бекназарова". Честно говоря, власть допустила серьезные ошибки. Это надо признать, иногда не получается контролировать своих подчиненных. Аксыйские события произошли, когда я находился за границей с официальным визитом. В тот день мы с Чингизом Айтматовым были на приеме у шведского короля.

- От кого и когда вы услышали о трагедии в Боспиеке?

- В аэропорту "Манас" меня встретил Танаев. "Добрый вечер, Николай Тимофеевич!"- поздоровался я, но Танаев ответил мне устало и сумрачно: "Не добрый Аскар Акаевич". Потом он сообщил, что в Аксы пролилась кровь, погибли и ранены люди. Мне стало плохо, когда я услышал эту трагическую новость. Передо мной стоял бледный Танаев. Спустя некоторое время я пришел в себя и спросил: "А где премьер-министр Курманбек Салиевич?" Николай Танаев ответил: "Два дня не можем найти Бакиева". Сразу после возвращения из зарубежной поездки я созвал всех руководителей и провел в Белом доме большое совещание. Оппозиция спровоцировала представителей органов.

- Аскар Акаевич, я как журналист много раз побывал в селе Боспиек, где произошло кровопролитие. События разворачивались в поле, там нет административных зданий, который надо было защищать. Возможно, если бы МВД в то время руководил не ваш фаворит Темирбек Акматалиев, являвшийся гражданским лицом, а не профессиональным милиционером, то выстрелы бы не раздались? Ведь Акматалиев в парламенте не смог ответить депутатам на элементарный вопрос по аксыйским событиям: "В каких случаях милиция может применить оружие?"

- Я назначил Темирбека Акматалиева на пост министра внутренних дел, рассчитывая, что он чист и сможет победить кадровые недостатки и коррупцию в милиции. Это была коррумпированная сфера, в которой царила круговая порука. У меня были хорошие намерения назначить гражданского человека и провести в МВД реформу, поэтому на пост главного милиционера я назначил Темирбека Акматалиева. Во многих странах мира практикуется, что гражданские лица назначаются министрами внутренних дел. В реальности он пробыл на посту очень краткий срок и не успел ничего сделать. Позже выяснилось, что во время аксыйских событие Бакиев поправлял свое здоровье на курорте в Джалал-Абаде. Ему надо было как премьер-министру встретиться со своими земляками на митинге и переговорить. Я тогда не обвинял Курманбека Салиевича. Но я как президент несу моральную ответственность за случившееся и никогда не избегал ответственности.

Аксыйские событие стали пятном на нашем государстве. Я отправил главу президентской администрации в отставку за допущенные недостатки в работе, потому что оказалось, что он внес вклад в ускорение кровавых событий. Когда провели расследование, оказалось, что именно Карыпкулов распорядился посадить депутата Бекназарова. После освободили от занимаемой должности Бакиева. "Курманбек Салиевич, я тебя не обвиняю, к этому привела сложившаяся ситуация. Нам надо выйти из этой тяжелой ситуации. Потерпи, снова дам тебе должность…", - сказал я. Как я отметил выше, стоит представителям кыргызской элиты потерять должность, как они начинают стучаться в двери оппозиции и примыкают к ней.

- Однажды вскоре после аксыйских событий меня пригласил тогдашний госсекретарь Осмонакун Ибраимов и сказал: "Напишите разгромную статую по аксыйским событиям о представителях оппозиции во главе с Топчубеком Тургуналиевым!" В то время я работал в газете "Кыргыз руху". Я ответил: "Вместо этого более правильным Аскару Акаевичу вместе с Чингизом Айтматовым поехать в Аксы, пока ситуация не усугубилась".

- Бекен иним, это было правильное предложение с твоей стороны.

- Тогда Осмонакун мырза осадил меня словами: "Чингизу Айтматову больше делать нечего, как ехать куда попало!" В реальности именно Осмонакун Ибраимов был лицом, который настраивал друг против друга власть и оппозицию и усложнил муссированием по КТР ситуацию в Аксы.

- Когда в 1990 году в Оше пролилась кровь, Горбачев отправил туда Чингиза Айтматова. Он взял меня с собой. Мы полетели в Ташкент, там Ислам Каримов присоединил к нам известных авторитетных писателей. Все: и кыргызы, и узбеки – внимали словам Чингиза агая и соглашались с его аргументами. В городе Узгене прошла новость, что приедет Масалиев. Мы стали его дожидаться, и Масалиев прибыл в Узген на БТРе. Это было с его стороны большой ошибкой. Кто бы ни посоветовал, но это была ошибка. Первой из БТР показалась голова Масалиева. Это зрелище сильно раздражило народ. Все люди начали бросать в БТР первым, что попалось им под руку. Масалиева вывези на БТР обратно из Узгена. Мы с Чингизом Айтматовым и народным депутатами Верховного Совета узбекской национальности до конца беседовали с гражданами. Это были очень тяжелые дни, в Узгене погибло очень много людей. Так что твоя идея отправиться мне в Аксы вместе с Чингизом Айтматовым очень правильная… Ты сам знаешь, что до аксыйских событий наша работа шла успешно. Аксыйские события связали нас по рукам и ногам. Сотрудники милиции, органов допустили очень большую ошибку. Зачем стрелять в людей, чтобы их успокоить?.. Сколько подобных митингов проходило в Бишкеке… Разве мы в них стреляли?

(Продолжение в следующем номере)

Источник: газета "Жаны ордо" № 18 от 22.04.2015/ стр. 3, 5, 9

  https://www.gezitter.org/interviews/40189/ Ссылка на материал: