Токон Мамытов, экс-руководитель предприятия «Кыргызалтын»: «Если зная о чьих-то политических играх, мы допустим их, то как посмотрим в лицо следующему поколению?»

Автор: Ардакбек КААНЫБЕК уулу
De-facto De-facto
Обратите внимание на дату публикации.

Апрель для кыргызской политики, похоже, стал месяцем отставок. Дело в том, что в этом месяце с началом заявления об уходе председателя Фонда управления государственным имуществом месяц заканчивается прекращением работы еще ряда руководителей и министров. Известно, что и руководитель «Кыргызалтына» Токон Мамытов ушел с работы по заявлению по собственному желанию. Мы в этот раз побеседовали с Токоном Мамытовым мырзой с целью уточнения различных слухов о причинах его ухода в отставку.

- Токон Болотбекович, сейчас ряд руководителей бросили свою работу. В то же время, что стало толчком к вашему написанию заявления и уходу?

- Каждый человек должен знать не только как вступить в работу, но и как освободить то место. Одна из плохих привычек, впитавшихся в некоторых кыргызов – вот эта власть. Поэтому, во-первых, необходимо сначала посмотреть на дело, а потом делать выводы. А основная причина моего написания заявления и ухода по собственному желанию, могу точно и четко сказать, она связана с "Кумтором", считающимся большим стратегическим объектом Кыргызстана. В некоторых СМИ вышла информация, что были разные неподобающие слова с главой правительства. Поэтому расскажу все с самого начала, дело было так.

В начале апреля глава правительства направил предложение. Предложение было нижеследующим. Введение в совет директоров компании "Кумтор", считающегося единственным стратегическим объектом Кыргызстана, 10 иностранных граждан. Оказалось, что сам глава правительства в полной мере не знает о тех иностранных гражданах. Всего-то известно, что говоря «поможем Кыргызстану», направили электронное письмо британские предприниматели Мартин Грэхем и лорд Клэнвильям, которые руководили британской компанией Oracle Capital Group. А ответа нет совсем на вопрос «действительно ли они руководители крупных компаний или занимающиеся мошенничеством», и на подобные вопросы. В решении данного вопроса была необходима не только наша вдвоем с главой правительства поддержка, но и Фонда по управлению государственным имуществом.

Был разговор, давайте сначала проведем уточнения их,  прочитаем, какие у них есть программы, а потом предложим в совет директоров от имени Кыргызстана. В первом разговоре он сказал об этих 10 лицах, сказал «только мне пришло письмо». Во втором разговоре глава правительства сказал о 7 человек, сказал, что и лидерам коалиции большинства пришло письмо от Мартина Грэхема и лорда Клэнвильяма, открыто сказал, что предлагаются в совет директоров. В третий раз число предлагаемых людей стало 5. Здесь следует отметить одну вещь. Я задал вопрос: «Жоомарт Кайыпович, кем предлагаются эти люди? Министерством иностранных дел или парламентом?» Глава правительства еще раз подчеркнул: «На мой электронный адрес пришло только письмо. Предложение дали со списком 10 человек только Мартин Грэхем и Лорд Клэнвильям». Мы пришли к выводу, раз мы не знаем этих 10 предлагаемых человек, то надо проверить.

- Может быть, действительно эти 10 человек хотят внести вклад в будущее Кыргызстана, если бы вы поддержали, было бы по-другому?

- Конечно, я подумал и об этой стороне, но наверное, отдать этот стратегический объект, являющийся государственным богатством, пришедшим людям на основании электронного письма, это – предельная подлость. Поскольку могло быть поздно согласование с членами консультативного совета, рассматривающего этот вопрос при проведении встречи в понедельник, то уже в пятницу я стал говорить правительству, что надо провести в пятницу. Премьер-министр дал согласие и после проведения вышеуказанных переговоров глава правительства провел срочное рабочее собрание, там снова повторил ранее сказанные слова, каждому из нас показал список, проинформировал, что они проверяются правоохранительными органами.

Когда для решения вопроса члены консультативного совета спросили о личностях этих людей, он отметил что знаком только по этой информации. Итак, совет принял только как информацию. Предприятие «Кыргызалтын» дало задание «пришлите теперь этих 10 человек» в Центерру. Но в рамках закона я попросил направить документальное обращение в письменном виде Фонду госимущества. Потому что акционер «Кыргызалтына» - Фонд госимущества. Если  оттуда дадут приказ и согласие и скажут направляйте, тогда надо было отправить.

Во-вторых, я принял решение обратиться к международным экспертам, юристам для получения совета и еще раз уточнить личности тех людей. Потому что о некоторых людях в том списке имеются противоречивые мнения среди общественности. Глава правительства не был против и этого. Но международные эксперты и юристы сообщили, что нецелесообразно совершение такого захватничества в Кыргызстане. Потому что вместе с нарушением закона мы могли беспричинно потерять время и замучиться. К тому же в СМИ про них прошла различная противоречивая информация. Немного погодя вечером председатель Фонда госимущества Дуйшон Ирсалиев дал пресс-конференцию и сказал, что не подпишу, и оставил должность. На самом деле этот человек не направлял мне письма, потому что он знал, какая большая ответственность лежит на нем.

- Не стало ли причиной вашего ухода с должности, что председатель Фонда управления госимуществом Дуйшон Ирсалиев не направил вам официального письма?

- Дуйшон мырза не имеет никакого отношения к моему уходу с должности по собственному желанию. Потому что даже если бы Дуйшон Исмаилович подписал и направил мне, я бы не предложил "Центерре". Единственной причиной, как я выше сказал, мне не позволил бы и закон, и гражданская совесть довериться и отдать каким-то незнакомым людям не то что важную зону Кыргызстана, но даже маленькое предприятие. После ухода Дуйшона Исмаиловича с работы глава правительства дал пресс-конференцию, снова повторил вышесказанное, но число 10 человек сократилось до 7. В этот день в парламенте рассмотрели этот вопрос, со всех сторон были разные вопросы. Вечером 8 апреля позвонили из Фонда госимущества, сказали, что направили мне письмо. Немного погодя ко мне пришел человек в спортивной одежде, отдал письмо.

В письме оказалась бумага с предложением 7 иностранных граждан в совет директоров "Центерры" за подписью нового руководителя Фонда госимущества Абдыбекова. Но не было никакого регистрационного номера, входящего-исходящего, короче, не документ, а просто письмо. На мой вопрос: «Кто дал письмо? Ты работаешь в Фонде госимущества?» - он ответил: «Нет, меня просто попросили занести, я ничего не знаю, аксакал». Я остановил того джигита, в конце полученного письма я приписал, что это письмо незаконное, не принимаю его и вручил джигиту в руки, сказал, чтоб он отвез его назад отправителю.

Вечером около 21 часа глава правительство позвонил «пришло ли письмо и что случилось?» - я ему рассказал, как оно есть на самом деле. Я сказал «как я могу принять документ без всякого номера?» - он сказал «сейчас подъеду». Чуть погодя приехал Жоомарт Кайыпович, рядом с ним был его крестный сын, исполняющий обязанности председателя Фонда госимущества Абдыбеков Азамат. Они принесли законный экземпляр того же письма, зарегистрированный, заново написанный. Председатель просил меня «подпишите» и протянул мне то самое обновленное письмо. Я сказал, что оно противоречит закону и не выйдет результата, сказал, что подтверждающими это официальными бумагами международных аналитиков и с официальными бумагами направил письмо, мы потерпим чрезмерные затраты. Они уперлись «нет, направьте». Тогда отдал заранее написанное заявление. «Я не могу направить, простите, тогда поставьте другого подходящего человека и направьте», - сказал я, но на мое заявление даже не посмотрел. Глава правительства сказал: «Хорошо, каково ваше предложение?» Я сказал продуманный до этого план, он согласился, поддержал мое предложение. Но назавтра в парламенте сказал совсем другие слова, оказывается, мол, 18% акций купят за 200 млн, мы выгоним Яна Аткинсона. Такие слова прозвучали. Почувствовалось, что за кулисами этих событий что-то есть, я написал заявление и был вынужден уйти.

- Если не секрет, скажите, каким было ваше сказанное главе правительству предложение?

- Здесь нет никакого секрета. Я сказал главе правительства, что этот вопрос усложняется, давайте пойдем по другому пути, не будем пока предлагать этих 7 иностранцев. Во-первых, давайте пригласим в Кыргызстан тех желающих помочь Кыргызстану добросердечных людей с широкой душой. Проведем открытые и закрытые переговоры. Как они нарушат препятствующие законы Канады, каким путем хотят прийти, какие у них есть планы развития? Выслушаем. Во-вторых, вы говорите, что эти указанные люди хотят помочь. Если они действительно сочувствуют Кыргызстану то почему бы им, не входя в совет директоров, просто скупить акции? Ведь это открытые акционеры. Я сказал, что эти акции могут купить любые денежные люди, и он согласился. Но, к сожалению, на следующий день развернул разговор в другое русло.

- По вашему личному мнению, вы думаете, здесь есть какая-то махинация?

- Ну сразу же элементарная вещь, президент "Центерры Голд" Ян Аткинсон и без того уходит осенью, какая необходимость засучивать рукава и выгонять человека, который и так уходит? Во-вторых, раз говорят что купят 18% акций, тогда обязательно надо их пригласить. Это махинация. Конечно, факта нет. Но говоря предположительно, "Кумтор" закроется в 2026 году, и эти люди должны дать гарантии  «не продадим, не обманем», дать заверения. Не может не возникнуть вопрос «А что, если до этого продадут, обманут?»

В-третьих, самое интересное, они собираются купить акции на 200 млн, а наши акци на 4 млн долларов по скандалу с компанией Sistem Muhendislik, а также наши 47 млн акций по иску компании Stans Energy находятся под арестом. Когда мы только должны были решить этот вопрос, и меньше чем за неделю нашли неправильные деловые бумаги компании, и вот-вот собирались избавиться от исков, как выскочил некий Белоконь В., подал 6,5 млн акций на арест. И этот вопрос можно было решить, по этому делу готовились материалы, как вышел вопрос о сокращении золотого запаса на 50 тонн.

На встрече я говорил канадцам, «почему в недавно утвержденном плане меньше чем за 2 месяца должен уменьшиться запас золота» и мне пришлось надавить на них. Когда начал размышлять, что такого не будет, это нарушение закона, подумалось, они еще что-нибудь придумают. Так и вышло, теперь выискались те 10 человек. Ну теперь и этот вопрос можно решить, но явно после этого еще что-то вылезет. Об этих махинациях все знают, глава правительство тоже знает, что из совета директоров собираются уйти 3-4 человека. Но я почувствовал, что здесь есть какая-то другая тайна, о которой я не знаю, не захотел стать их жертвой и испачкать себя, иначе не смогу ответить перед народом, поэтому пошел на этот шаг. Это не такой простой вопрос для рассмотрения, за кулисами этих игр стоят большие влиятельные люди. Я почувствовал, что все эти вещи они специально пустили в игру, чувствую, знаю. Но конкретных фактов нет.

- Если это внешние силы, то кто они могут быть и кто из сегодняшней власти помогает им?

- Кстати, о внешних силах, трудно назвать человека раз не схватил за руку. Но в результате осознания и анализа каждым человеком можно вынести заключение в предположительном виде. За этим делом могут стоять и прежние семьи. Я слышал, что Максим Бакиев чужими руками дешево скупил, а потом дорого перепродал. Говоря очень упрощено, купил 1% акций за 4 млн долларов, а с течением времени за год можно повысить цену до 20 млн долларов, тогда за скупленный 1% акций поступить 16 млн долларов. Один бог знает, сколько процентов акций, и чьими руками купил. Поэтому сказать трудно. А сейчас видя, зная все это, и если мы допустим такое, то как мы завтра посмотрим в лицо следующему поколению, какой ответ дадим?

- Есть путь решения вопросов, вы сами так говорили, может, скажете?

- Говоря обобщенно, сейчас вот есть 3 вопроса. Как получилось бы, если б мы в 2014 году создали совместное предприятие? Второй – как надо решить вопрос с 50 тоннами золотого запаса? Третий – какими будут дальнейшие переговоры? В принципе некоторые из этих вопросом должны остаться государственной тайной. Поэтому я приведу короткий пример. Первое – если б в 2014 году мы создали совместное предприятие, то было не так плохо, как говорит правительство, а напротив, было бы хорошо. Потому что в совместном предприятии в совете директоров было бы 6 человек, трое кыргызстанцев, 3 канадцев, утвердили бы. Значит, канадцы сейчас не смогли бы уменьшить на 50 тонн золота. Потому что при голосовании 3 кыргызстанца не дали бы согласия.

Второе – в совместных исследованиях комиссии по государственным запасам и Института геологии и минеральных ресурсов были выводы исследований о наличии 208 тонн золота. И вот в результате тех нескольких исследований, из итогов состоящих из нескольких бумаг, говорить одним письмом, что золото уменьшилось – это пустые крики. Говоря иначе, признать то письмо недействительным, и если назвать отговоркой сказанное «осталось под той призмой», тогда ошибка в их самих. Потому что в декабре 2014 года принят план, невозможно его изменение за два месяца.

Третье – в ведении переговоров сначала надо восстановить 50 тонн сначала, а потом надо устранить лизинг, 200 млрд долларов. Потом надо поднять в экологическом фонде 16 млн до 56 млн. Также есть еще несколько не озвученных путей. Говоря  иначе, есть пути решения в пользу Кыргызстана, не без них.

Источник: газета «De факто» №14 от 24.04.2015/стр. 5 и 14

  https://www.gezitter.org/interviews/39468/ Ссылка на материал: