Аскар Акаев, первый президент Кыргызской Республики, академик: «Кыргызстан в последние 10 лет как корабль, плывущий в океане без капитана, без руля» (часть II)

Автор: Бекен НАЗАРАЛИЕВ
Жаны Ордо Жаны Ордо
Обратите внимание на дату публикации.

Часть I
Часть II
Часть III

- Аскар Акаевич, кто вас вызвал сюда из Москвы как кандидата в президенты?

- Выяснилось, что меня поддержали депутаты нашего парламента, выбравшие демократическое направление нового взгляда. Когда сказали, что завтра в парламенте будут президентские выборы, они меня отыскали в Москве. Я со старшей дочерью Бермет был в гостях, пил чай в доме у ученого Самарского. Нас нашли в том месте и позвонили: «Вам завтра надо срочно приехать, без этого нельзя!» Со мной по телефону связался известный гитарист Назарматов, зять прославленного общественного и политического деятеля Торобая Кулатова. Поздней мы его избрали министром культуры. В то время был ректором Института искусств, депутатом парламента, вот он позвонил мне по телефону.

Назарматов позвонил мне по телефону и сказал: «Аскар Акаевич, мы выдвигаем вас кандидатом в президенты, срочно прилетайте», - сказал он и замер как бы в ожидании моего ответа. Он далее сказал, что выступает от имени демократической группы в парламенте. Я без настроения сказал: «У меня нет таких планов, к тому же уже самолет улетел, наверное, не успею…». Он мне: «Аскар Акаевич, оказывается, есть самолет до Оша, берите билет на него и летите, наши люди там встретят. Вы успеете прилететь и принять участие в сессии». Я ему: «Не смогу, наверное». Видимо, Назарматов рассердился: «Аскар Акаевич, если вы не приедете, когда решается судьба республики, это будет безответственностью. Тогда мы поставим на вас крест. Всё!» - резко сказал и загнал меня в угол. Я ему: «Дай мне немного времени, подумаю».  Нельзя же сразу соглашаться, не подумав, не взвесив, куда идешь.

Через 10 минут Назарматов снова позвонил по телефону. Я взял телефонную трубку и сказал: «Я постараюсь взять билет в Ош и вылететь». Он обрадовался: «Аскар Акаевич, мы вас ждем с нетерпением!» - положил телефонную трубку. Я про себя подумал: «Видимо, депутаты сильно взялись, нет, нельзя их опозорить, поеду в Кыргызстан», - и собрался решительно поставить свою кандидатуру. В то время депутаты жили в гостиницах. Я вошел в свой номер, взял сумку, отправился в аэропорт. Работавшие там в «депутатской», знающие меня женщины заторопили: «Аскар Акаевич, быстрей, самолет вот-вот взлетит!» Одна подхватила мое пальто, другая сумку, остановили отъезжающий трап. Повели меня, посадили в самолет. Смотри-ка на судьбу, я добежал до самолета, вошел с небольшим опозданием. Оказалось, улетающий в Бишкек самолет задерживался. Прилетел, пошел к себе домой, оделся и пришел в парламент.

Вошел в 10:10 часов в зал заседаний парламента. Выдвинувшие меня кандидатом в президенты и поддерживающие депутаты обрадовались, увидев меня. Итак, оживились депутаты, неожиданно выдвинувшие мою кандидатуру в президенты. Большинство сидевших в зале заседаний парламента депутатов поддержали мою кандидатуру, и я был избран главой страны, президентом. На второе место вышел Насирдин Исанов. И за него большинство депутатов хорошо проголосовали. Он стал первым премьер-министром нашей страны. Таким образом, для новоизбранных президента и премьер-министра страны настал момент оправдать доверие народа.

- Кто вас первым поздравил из лидеров других государств?

- Услышав, что я стал президентом, поздравил сам президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев. После этого начали поступать поздравления от других лидеров.

- В начале нашего интервью мы говорили о генерале Асанкулове. В какой мере он поддерживал ГКЧП?

- В моем приходе на эту должность была поддержка Асанкулова благодаря Крючкову. Наверняка будет неправильно говорить, что совсем не было поддержки. В то время все нуждались в его поддержке. Я тоже один-два раза бывал у руководителя КГБ СССР Крючкова. Генерал Асанкулов тоже проработал в центральном аппарате КГБ СССР, был человеком с большим авторитетом. С ним все считались. Но когда 19 августа произошел ГКЧП, Асанкулов зашел ко мне, принес шифрограмму главы КГБ СССР Крючкова. Там было написано: «Власть перешла к нам, будешь делать то, что мы скажем!» Я дочитал принесенную им шифрограмму Крючкова и как президент выступил против. Я сказал генералу Асанкулову: «Здесь президент Кыргызстана – я. Я вам не верю, выгоню с должности! Пишите заявление!» И там же на месте издал указ об увольнении генерала Асанкулова. Конечно, генерал Асанкулов был не тем человеком, который бы ушел просто так. Между нами произошла словесная перепалка. Я издал приказ, чтобы вместо него временно руководил КГБ Кузнецов. Тогда из союзных республик только одна наша республика выступила против ГКЧП.

- Тот момент стоит у меня перед глазами. Мы должны сказать о большом труде тогдашнего руководителя КТР Сатыбалды Жээнбекова, оказавшего вам большую поддержку. Только с одного нашего телевидения говорилась правда, был слышен его голос.

- Конечно. Ныне покойный Сатыбалды Жээнбеков смог пойти на решительные шаги, ничего не боясь. Кроме нас все остальные республики сидели тихо-тихо. Они открыто не выходили, ждали, что произойдет в Москве. Также открыто не поддерживали ГКЧП, держали паузу.

- А ведь кыргызское радио передавало имеющуюся правду.

- Совершенно верно. Информация распространялась через Кыргызстан. Организаторов  ГКЧП привлекли к судебной ответственности. Поздней в Москве прошло собрание, Горбачев предоставил мне третьим слово. Первым взял слово Хасбулатов из России. Вторым выступил Собчак. А потом дали слово мне.

- Вы в тот момент знали, какая судьба вас ждет в случае выигрыша путчистов?

- В случае победы ГКЧПистов меня бы выгнали с должности. Разумеется, меня бы посадили за то, что не выполнил их указание. Это было ожидаемым делом. Они затаили на меня месть за непослушание. Вкратце, никогда не простили бы мне упрямое непослушание. У меня тоже есть бог, не произошло так, как они ждали.

- Вы полагаете, почему руководители других союзных республик не подали голоса?

- Они всю жизнь работали в партийной номенклатуре, прошли все ступени, были крайне осторожными старыми волками. А я-то в отличие от них пришел на этот пост не по партийным ступенькам, а человеком из науки. По сравнению с ними я был руководителем свободных демократических взглядов и мышления. Если б я поддержал ГКЧП, то наше общество снова откатилось бы назад. Тогда не произошло бы никаких перемен.

- Какими были ваши личные взаимоотношения с Абсаматом Масалиевым после вашего становления президентом?

- Я всегда уважал Абсамата Масалиевича. И когда я стал президентом, мы были в хороших отношениях. Вначале я работал руководителем отдела в ЦК, у нас были небольшие недопонимания. Меня туда повел Карыбек Молдобаев. Тот человек был секретарем по идеологии. Оказалось, отношения между Абсаматом Масалиевичем и Молдобаевым были неважные. Дело в том, что Абсамат Масалиевич считал Молдобаева «хвостом» бывшего руководителя страны Турдакуна Усубалиева. Но поскольку предложение поступило из ЦК КПСС, он ничего не мог сделать. Абсамат Масалиевич показал свое отношение и к руководителю отдела Сааданбекову. Мы жили по соседству, тот отдел тоже относился к Карыбеку Молдобаеву.  Я чувствовал неважное отношение Абсамата Масалиева и к ним. Но делали сказанное им. Я держался своего сказанного мнения. Через полтора года после недолюбливания им меня я сам зашел к Абсамату Масалиевичу и попросил: «Абсамат Масалиевич, я не смог хорошо помочь вам, направьте меня снова в науку?»

- Выходит, вы проситесь пойти работать в Академию наук?

- Да. Абсамат Масалиевич тоже не противился моим словам. В то время президентом Академии наук приехал из Москвы Лавёров.

- Он был депутатом Верховного совета СССР?

- Нет. Поздней стал союзным депутатом, академиком. Этот человек тоже после приезда в Кыргызстан поднялся. Мы вдвоем с Лавёровым хорошо сотрудничали, я как вице-президент АН. Он уехал из Кыргызстана, предложив меня на свое место президента Национальной академии наук. Я всю жизнь признателен ему за столь решительный шаг. А ведь в то время тоже было много желающих пойти на мое место президента Академии наук.

- Став президентом, вы впоследствии не притесняли Масалиева?

- После того как стал президентом, я по-доброму поговорил с ним: «Абсамат Масалиевич, я вас уважаю, вы всегда будете в почете, у вас будет служебная машина, останется за вами дача на Иссык-Куле. Давайте вместе трудиться ради кыргызского государства. Ваш многолетний опыт нужен нашему народу», - сказал я. Абсамат Масалиев выразил благодарность. Более того, те же слова я высказал самому Турдакуну Усубалиеву, мы вернули ему ранее отобранную дачу. Я не сказал ни одного слова поперек руководителям, до этого руководившим страной, не бросил камнем в их сторону. Не тронул их детей-семьи. К двум нашим бывшим лидерам я в равной степени относился уважительно с почтением. Вручил орден «Манаса» Абсамату Масалиеву, он в парламенте руководил оппозицией. Сначала и Турдакун Усубалиев присоединился к оппозиции.

В то время все кадры были людьми этих двух наших лидеров. В те дни мне без своей команды было реально трудно управлять страной. В то время в парламенте было чрезвычайно тяжелое положение. Я с утра до вечера сидел в зале собраний, спорил в парламенте с оппозицией, выступавшей против меня самого, все время уходило на объяснение своих взглядов.

- Вкратце, депутаты делали, что хотели. Сейчас в парламенте решается судьба золоторудного месторождения «Кумтор», они спорят. Но мы еще не видели, чтобы наш президент приходил, участвовал в таких собраниях, наподобие вас ожесточенно спорил с депутатами, бился и болел за Кыргызстан.

- Так нельзя делать. Парламент и президент  должны тесно работать. Вы сами знаете, когда решался вопрос для страны, я мчался в парламент не глядя, зовут или не зовут. Ты сам знаешь, среди сидевших в зале депутатов не было моих депутатов, поддерживающих людей, изрядно замучился. Бывало, два лидера, Усубалиев и Масалиев встанут в центре, и что они скажут, то остальные депутаты поддерживают. Были большие превратности жизни. Я не обидел двух руководителей, управлявших республикой. Поздней Турдакун Усубалиев изменил свое отношение ко мне. Мне стало немного легче. Но Абсамат Масалиевич упёрто стоял на своем, совсем не смягчился. Раз о нем зашла речь, скажу одну вещь. Я старался одинаково уважить двух аксакалов. Не ставил одного выше другого, они оба совершили незыблемый труд для нашего государства.

- Аскар Акаевич, как вы думаете, из-за чего на вас обиделся Абсамат Масалиев?

- В связи с юбилеем Турдакуна Усубалиева, принимая во внимание его плодотворный труд в течение 25 лет в управлении республикой, я вручил ему высшее звание Героя Кыргызской Республики. А Абсамата Масалиева выдвинул на орден «Манаса», эту награду прикрепил на его грудь. Ну, Абсамат Масалиевич ведь тоже кадр Усубалиева. Я думал, может быть, он как простой смертный обиделся «почему мне не вручил Героя Кыргызской Республики?».

- Оказалось, Жогорку Кенеш направлял на ваше имя обращение из-за того, что Масалиеву не вручено высшее звание Героя Кыргызской Республики?

- Парламент выдвинул Абсамата Масалиева на звание Героя Кыргызской Республики? Ложь, никто не выдвигал. На 80-летие Усубалиева я сам написал ему рекомендацию. Я сам поднял инициативу, полагая, что у обоих аксакалов велики труды.

- Я сам читал. Вынесенное парламентом постановление было направлено на ваше имя. У меня есть его копия. Там написано следующее. (далее фрагмент текста на русском языке).

* Законодательное собрание Жогорку Кенеша Кыргызской Республики

Токтом

Постановление

Город Бишкек, ул.Абдымомунова, 207

«10» апреля 2003 года, 3 №1095-11

Об обращении депутатов Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики к президенту Кыргызской Республики

Законодательное собрание Жогорку Кенеша Кыргызской Республики постановляет:

Принять Обращение депутатов Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики к президенту Кыргызской Республики о награждении депутата Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Масалиева А.М. государственной наградой высшей степени отличия «Кыргыз Республикасынын Баатыры» с вручением особого знака «Ак шумкар» (прилагается).

Торага Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики А. Эркебаев

* Обращение депутатов Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики к президенту Кыргызской Республики А. Акаеву

Уважаемый Аскар Акаевич!

Депутат Законодательного собрания Жогорку Кенеша Масалиев Абсамат Масалиевич является одним из видных общественно-политических деятелей Кыргызской Республики.

На протяжении многолетней трудовой деятельности, которая началась в далеком 1956 году, Масалиев А. М. прошел путь от простого горного мастера до руководителя республики. В 1985-1991 годах он возглавлял Центральный комитет Компартии Киргизии, в последний период, по совместительству – и Верховный Совет Киргизской ССР.

Огромный опыт государственного деятеля, принципиальность, непоколебимое стремление отдать всего себя служению Родине, а также человеческая мудрость, высокие нравственные качества – все это вызывает к Масалиеву А. М. заслуженные авторитет и уважение кыргызского народа. Свидетельством тому является избрание его депутатом нескольких созывов парламента республики.

Масалиев А. М. ведет большую работу как Председатель Комитета по вопросам государственного устройства Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.

Полный сил и энергии, Масалиев А. М. прикладывает много усилий для улучшения социально-экономического развития Кыргызстана, находится в гуще общественно-политической жизни государства, возглавляя ЦИК Партии коммунистов Кыргызстана.

Учитывая огромный вклад Масалиева А. М. в становление и развитие кыргызской государственности, исключительные личные заслуги перед государством и народом, а также в честь его 70-летнего юбилея просим Вас отметить его заслуги государственной наградой высшей степени отличия «Кыргыз Республикасынын Баатыры» с вручением особого знака «Ак шумкар».

Принято на пленарном заседании Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики

10 апреля 2003 года

(далее вопрос на кыргызском языке)

- Аскар Акаевич, как вы сами говорите, хотя вам в руки не попало, но ваш тогдашний Государственный секретарь Осмонакун Ибраимов дал такой ответ… (далее снова фрагмент текста на русском языке).

* Государственный секретарь Кыргызской Республики

«18» июля 2003 года

Торага Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Эркебаеву А. Э.

Уважаемый Абдыганы Эркебаевич!

Комиссия по государственным наградам при Президенте Кыргызской Республики, рассмотрев представление Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики о присвоении высшей степени отличия «Кыргыз Республикасынын Баатыры» Масалиеву Абсамату Масалиевичу, постановила:

Отклонить ходатайство о присвоении высшей степени отличия «Кыргыз Республикасынын Баатыры» Масалиеву Абсамату Масалиевичу – председателю Комитета по вопросам государственного устройства Законодательного собрания Жогорку Кенеша Кыргызской Республики – в связи с тем, что:

1. Указанные в представлении заслуги Масалиева А. М. не соответствуют положению о высшей степени отличия «Кыргыз Республикасынын Баатыры»;

2. В соответствии со статьей 13 Закона о государственных наградах Кыргызской Республики награждение государственными наградами граждан в связи с их юбилеями не производится.

Председатель комиссии О. Ибраимов (конец фрагмента текста на русском языке).

- Хотя направили, наверное, ко мне не донесли…

- Наверняка невозможно, чтобы к вам не дошел материал, направленный парламентом?

- Я тоже говорил в сравнительной форме. Турдакун Усубалиевич получил в 80 лет. Ну, через небольшое время самая высшая награда была бы выдана и Абсамату ага. Похоже, я не успел вручить Абсамату Масалиевичу высшую награду Героя Кыргызской Республики. Сожалею, что не смог ему дать при его жизни.

- Много говорится, что Аскар Акаевич на последующих президентских выборах украл голоса Абсамата Масалиева. Есть также информация, что акимы и губернаторы для угождения вам подделали бюллетени. Вы думаете, сколько правды в этих словах, сказанных в ваш адрес?

- На этот вопрос расскажу одну историю. Много писали, что на президентских выборах Акаев украл голоса Абсамата Масалиева. Вы хорошо задали этот вопрос, он в народе снова и снова поднимается. Становится необходимым поставить точку на этих словах, я отвечу на это. Такого вопроса не возникало. Абсамат Масалиевич как мой тогдашний соперник действительно получил больше голосов во многих районах Южного Кыргызстана по сравнению со мной. Это правда, у меня даже мысли нет отрицать это. Это закономерное явление. Думаю, ему много голосов отдали свои земляки, работавшие с ним в тех местах.

На севере Кыргызстана получил много голосов я. По совокупности голосов на президентских выборах выиграл я. Абсамат Масалиевич сам позвонил мне по телефону, поздравил: «Аскар Акаевич, поздравляю вас с победой. Давайте хорошенько поработаем для будущего всего Кыргызстана». Я ему: «Абсамат Масалиевич, вы знаете о моем уважении к вам, я уважаю вас как авторитетного аксакала нашей страны. Как вы сами говорите, давайте поработаем вместе для Кыргызстана? Мне нужна ваша поддержка».

После выборов я прочитал в газетах, что мама Абсамата Масалиева проголосовала за меня, и пошел к ней домой выразить благодарность. Несмотря на позднее время, я вошел в дом Абсамата Масалиевича. Пил чай из рук его матери, вручил ей лично от себя подарок, высказал свою чрезвычайную благодарность. Она оказалась очень простой байбиче с открытым лицом, излучающим свет и благополучие. Апа сказала мне: «Аскар, сынок, я проголосовала за тебя. В советские времена каждый приходящий руководитель донимал и говорил плохие слова в адрес предыдущего руководителя. Вот с тех пор как ты сам пришел падишахом, еще не говорил плохих слов моему сыну Абсамату, не подвергал гонениям. Прошло время моего сына Абсамата, ушло время его правления. Мой сын Абсамат тоже честно служил государству. Народ благодарен, я благодарна. Теперь надо дать дорогу молодым», - сказала она и поцеловала меня в щеку.

Я тоже обнял апа, сказал свои слова благодарности. А слова, что я украл голоса, это придумала оппозиция. Это уличные слова, далекие от правды. Мало того, вокруг Абсамата  Масалиева ходили провокаторы с уговорами: «В этих выборах выиграли только вы, давайте  поднимем народ!» Но я знаю истинный патриотизм Абсамата Масалиевича, сказавшего: «Для меня согласие своего народа, мир Кыргызстана превыше президентского кресла. Я не хочу проливать кровь народа и прийти во власть кровавым путем». За это великое качество я уважаю Абсамата Масалиевича.

- Аскар Акаевич, я сам свидетель сказанного вами. Мы с главным редактором газеты «Кыргыз руху» Султаном Раевым пошли домой к Абсамату Масалиевичу и взяли интервью у его матери, задали ей вопрос: «Апа, недавно прошли президентские выборы, за кого вы проголосовали?» А она возьми и скажи: «Я отдала свой голос за Аскара Акаева»! Мы тоже этого не ожидали. Оказалось, как мама, она заранее сказала своему сыну Абсамату Масалиевичу: «Сынок, из твоих рук вылетела птица власти, не выдвигайся в президенты».

- Правильно. Мудрая мама Абсамата Масалиевича сказала мне свои аргументы. Радуешься, когда по сравнению с такими политиками как мы, наши незамутненные матери придерживаются демократических взглядов. Я много думаю над этим шагом мудрой мамы Абсамата Масалиевича. Я удивился, что чистый, незамутненный ум наших  простых матерей без высшего образования гораздо гибче, мудрее нас. Иногда думаю, было бы больше в нашем обществе таких мам.

- Аскар Акаевич, близко знающие люди расценивают вас как врожденного отличного дипломата. Говорят, Каримов сильно обиделся на вас, когда мы первыми ввели наш национальный сом. Мало того, мы знаем, что вы сразу полетели в Ташкент. Как вам удалось смягчить настрой Ислама Абдуганиевича? Также мы знаем, сколько раз приезжал Каримов в Кыргызстан, когда вы были во власти. Вы тоже несколько раз бывали в Ташкенте, есть теплые отношения как двух соседних государств.

- Мой отец бывало всегда говорил «не сможешь выбрать соседа и родителей».  Действительно так. И здесь не можешь выбирать соседние государства. Наверняка не напрасно кыргызы говорят «чем дальний родственник, лучше ближний сосед».

- А сейчас, со времени прихода Атамбаева к власти, он еще не был с официальным визитом в соседнем Узбекистане. И Каримов к нам не приезжал. Границы закрыты, не открываются. Может быть, необдуманные слова Атамбаева: «Скоро Каримов умрет, тогда решится пограничный вопрос», - вбили клин между двумя государствами. Из-за отсутствия отношений между нашим президентом и официальным Ташкентом в Оше горожане 8 месяцев вынужденно жили без природного газа. Как вы смотрите на такие холодные отношения с близкими к нам родичами-соседями, с которыми наши заборы домов соприкасаются, пьем одну воду из одного арыка, близки язык, религия, базары?

- Наших соседей: Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Китай тоже дал бог. Куда мы переселимся, говоря «эти соседи неважные»? Мой второй принцип – высоко поднять отношения с соседями, улучшить их с течением времени. Много времени я посвятил сближению дружеских, родственных отношений с соседями. Наши сегодняшние власти тоже должны были в первую очередь быть в хороших отношениях с соседями. А чтобы сказать «эти соседи плохие», махнуть рукой и переехать в другое место, то государство это же не дом, который можно продать и переехать. Самое главное, будь в согласии с соседом, тогда и в твоем доме будет мир и согласие.

- Аскар Акаевич, вы пришли к власти в тяжелый переходный период, когда союзная казна была пуста, и СССР начал разваливаться. В особенности вы смогли, пусть с ошибками, но вывести из тупика наш народ, не умевший жить без Москвы, с которым был одним организмом.

- На самом деле так и было. Некогда называемый «неизвестной республикой» Кыргызстан в короткий срок начал становиться известным в международном масштабе, это я могу назвать правдой. Для зарождения тех успехов мы со своей командой работали днем и ночью. Мы смогли  разговаривать на равных с большими государствами мира.

- Представляется, что на сегодняшний день Кыргызстан уперся в тупик, стоит, мнется, не зная, в каком направлении пойти, не может найти свой путь. Как вы думаете в качестве  ученого, какие есть пути выхода Кыргызстана из экономического кризиса?

- Ну, 1990-ые годы были богаты на разные события. После распада Советского Союза Кыргызстан тоже, как другие союзные республики, получил возможность строить свою независимость. По-моему, это стало историческим событием. Ты сам знаешь, кыргызский народ из древних народов. Ведет начало от древних гуннов. По данным древнейшей истории Китая, прошло 2200 лет. Геродот китайского народа Сыма Цянь в первый раз написал о кыргызах. Опираясь на ту информацию, мы принимали решение, чтобы 2200-летие кыргызской государственности отмечалось в Организации Объединенных Наций. Считаю большим достижением, что после стольких лет мы снова возродили свою государственность. Это безусловно останется в истории. Каждый кыргыз участвовал, когда отмечали это. Мы не остались позади соседей, напротив, находились впереди. В те годы кыргызская элита в принципе совершила достойные дела.

- Сегодняшняя власть осталась сидеть, отдав в руки Москвы наиболее видные значимые отрасли как «Кыргызгаз», энергетическую отрасль. Как вы смотрите на критику, что сегодня Кыргызстан превращается в «анклав» России наподобие Калининградской области, в губернию, которая не может выйти из-под руководства России?

- Мы должны строить отношения со всеми государствами. Россия это путь, мудро выбранный нашими предками. Мы не сможем сойти с того пути. Но как самостоятельное независимое государство и с ними должны быть на равных. Мы добились основания кыргызской государственности в новом веке. Считаю, это очень большой вопрос. Поэтому вот, когда я был избран президентом, посчитал правильным работу по трем принципам. Я говорил «при любых трудностях мы не должны отходить от демократического пути». У каждого народа есть выбранное им направление, свой путь. И в древности в кочевые времена у кыргызов были элементы демократии. Известно, что об этом говорили, писали русские историки. Писали знаменитые ученые Бартольд, Худяков и другие. Поэтому я могу сказать, подытоживая, что за 14 лет мы добились построения нового настоящего демократического кыргызского государства. По демократическому устройству Кыргызская Республика обладала очень большим международным уважением и авторитетом.

- В те годы развевался наш флаг свободы в ООН как независимой суверенной страны, мы приняли свой гимн, герб, национальную валюту – сом. Как независимое государство впервые без Москвы мы получили право разговаривать на равных с множеством государств мира.

- Мировое сообщество начало называть Кыргызстан «островком демократии» среди республик Средней Азии. Это было большой гордостью для нас, нашего государства. Наша Кыргызская Республика в 1998 году первой из Содружества Независимых Государств (СНГ) стала членом Всемирной Торговой Организации (ВТО). Нас критиковали, мол, перегибают палку, терпят ущерб. Но с вступлением в эту международную торговую организацию мы не потерпели никакого ущерба. Напротив, российские ученые эксперты писали, что Кыргызстан, вступив членом в ВТО, создал миллионы рабочих мест. В те годы встали на ноги рынки Дордой, Кара-Суу, сколько тысяч наших людей встали на ноги благодаря торговле, улучшили свою жизнь. Поступали налоги в казну государства.

Благодаря тем рынкам мы сохранили легкую промышленность Кыргызстана. Сейчас выпускаемая нашей легкой промышленностью продукция имеет хорошую репутацию. Некоторые критики говорят, что не смог даже заложить основы государственности, но я бы сказал, что все это - неприязненная зависть. Мировое сообщество нас признало, уже в самой ООН мы приняли три решения. По 1000-летию нашего Манаса ата мы показали, что древняя культура кыргызского народа стоит на самом высшем уровне. Мы показали наличие своей древней государственности, смогли на высоком уровне провести свое 2200-летие.

Также третье, мы получили мандат ООН о проведении в 2000 году саммита «Бишкек, Декларация горных государств», отмечая Год гор. Итак, была принята Бишкекская декларация. Сближение нашего Кыргызстана с Россией это хорошо, там работают миллионы кыргызской молодежи, переводят нашему государству 2,5 млрд долларов денег. Но мы должны сохранить основанную нами независимость. К сожалению, последующие власти не смогли хорошо воспользоваться этими вещами. Были возможности для хорошего использования. В первую десятилетку мы сделали хорошие работы. Думаю, произошедший в 2005 году переворот нанес очень большой урон демократическому росту и развитию Кыргызстана, народа.

- Некогда попавшее в тупик наше государство вроде снова наталкивается на него. Чувствуется, что не можем собраться, словно у нас нет поставленной цели. Скажите как ученый, прежний руководитель республики – в какую сторону нам взять направление?

- Ты в своем вопросе очень хорошо сказал, что Кыргызстан будто уперся в тупик. Очень правильно. Сравнительно очень верно, знаю, что эта оценка - это мнение, сказанное некогда. Как ученый я проанализировал события последних 10 лет по формуле «Революционная власть». Когда Бакиев пришел к власти, то потом быстро ставшая временным президентом Отунбаева и сегодняшний Атамбаев – они же были его правой и левой рукой, одновременно пришли к власти. Поэтому я смотрю на них, не деля, за время их нахождения в этой революционной власти в течение 10 лет они не разработали ни одной программы по социальной, экономической сфере. И за это же время политики делят и раскалывают нашу нацию, но против этого не подняли ни одну национальную идею. Свои национальные интересы мы должны ставить превыше всего, это требование сегодняшнего дня…

(продолжение следует)

Источник: газета «Жаны ордо» №13 от 10.04.2015/стр. 3,5,9

  https://www.gezitter.org/interviews/39284/ Ссылка на материал: