Иса Омуркулов, общественный деятель: «Я не отдалился от политики»

Автор: Амантур МУСАГУЛОВ
De-facto De-facto
Обратите внимание на дату публикации.

Многие интересуются сегодняшними политическими шагами бывшего мэра города Бишкека, авторитетного члена партии СДПК Исы Омуркулова. Сегодня мы побеседовали с Исой мырзой, который давно не показывался на глаза народу.

- Иса Шейшенкулович, вы помните первые впечатления от своего знакомства с сегодняшним Бишкеком, прежним городом Фрунзе?

- Конечно, у каждого молодого человека должны быть незабываемые моменты жизни. Я и сейчас помню первый день приезда в столицу. Тогдашний Фрунзе был одет в зеленый наряд, улицы чистые и светлые. Все на своем месте, был упорядоченный красивый город. Сама эпоха была другой. Эпоха социализма, государство по-настоящему опекало своих граждан, жители города были спокойны, несмотря на многонациональность, было высоко взаимное уважение друг к другу. Говоря одним словом, старый Фрунзе был городом, окутанным цветами.

- Наверное, тогдашний резвый молодой Иса не думал «когда-нибудь стану градоначальником» этого города?

- Может быть, о другом думал, но не думал и даже не мечтал стать мэром города Бишкека (смеется).

- Вы помните, как пришли мэром города в тяжелое время после 7 апреля 2010 года, когда стоял сильный хаос?

- Да, это было предложением Временного правительства того времени, когда обострилась политическая ситуация, в стране были опасные условия. Сама природа революции подразумевает разрушение и уничтожение того или иного общественного строя. Какая бы ни была революция, ее сопровождают определенные явления. Это – преступность, открытое посягательство на жизнь человека, грабежи, воровство, насилие. Словно этого мало, большая угроза это расположение в самом центре города больших тюрем. Лишь один неверный шаг, одно необдуманное слово сразу воспламеняют искру, мы столкнулись с таким положением, когда ситуация могла разгореться от одного дуновения. Совсем не было времени даже подумать, посидеть. В первую очередь подвергалась опасности жизнь человека, горожан. Если б это воспламенилось, то нам было бы нелегко остановить. В южном центре загорелось, вспыхнуло, началось кровопролитие. В других областях страны, в Чуе, по всей северной долине в соответствии с движениями в столице сложились условия для аналогичных ходов. Действительно, у нас было тяжелое положение.

- Усилились захваты пахотных земель в окрестностях Бишкека, начались перегибы, выходящие за рамки законов, так?

- Правильно говорите, сам Курманбек Бакиев в Оше, его сыновья и братья, сторонники  попрятались в Бишкеке, давали указания. Они обеспечивали точной информацией, свои люди работали до конца. Старые власти целенаправленно пользовались взволнованным народом, преследовали цель любым способом начать в Бишкеке гражданскую войну, продолжать кровопролитие. «Реваншисты» создавали специальные группы, в разных местах нападали на частную собственность, организовывали захваты земель, старались вызвать межнациональные конфликты. В Маевке, Чон-Арыке, Токмоке, в особенности в «Кудайбергене» организовывали беспорядки на больших и малых рынках, где собирались люди. Джигиты днем и ночью работали, как пожарные.

- Рассказывают разные предположения об отношении в тот момент наших соседних государств. Какого мнения вы об этом?

- С началом таких политических событий соседние государства поставили вперед вопрос безопасности, полностью закрыли границы, в два раза усилили контроль. Соседи сделали правильные мероприятия. Соответствуют международным протоколам. Мы тоже в подходящий момент обязательно поступили бы точно также. Нецелесообразно обижаться на это. Мы должны выразить лишь благодарность казахским и узбекским сородичам.

- Наверное, нельзя скрывать, что были государства, заинтересованные в разрушении и исчезновении Кыргызстана как государства, воспользовавшись моментом?

- Были. Не исчезли. И сейчас есть. Начали открыто объявлять политику экспансии государств мира об укрупнении, новом перераспределении земель, полезных ископаемых. В особенности, Соединенные Штаты Америки, некоторые страны Запада не скрывают свою такую политику. Тому доказательство арабские страны на Ближнем Востоке и Украина.

- Недавно большой аналитик России В. Соловьев раскритиковал действия мэра города Киева В. Кличко, сравнил с уроками народной второй революции 7 апреля в Кыргызстане. Он сказал, что в Кыргызстане Временное правительство приняло очень правильные решения, оправдывающие себя. Как одно из них назвал назначение мэром Бишкека Ису Омуркулова – опытного в производстве, политике человека, сильной личности. Он дал оценку «не говоря о другом, в целенаправленных организационных делах перед Исой Виталик мальчик». Это оказало на телезрителей огромное впечатление. С чего вы начали работу в те часы?

- Есть обстоятельства, которые следует отметить в подходящий момент. В многочисленном кыргызском народе, заранее чувствующем катастрофу, во время тяжких испытаний, не глядя на молодого-старого, мужчину-женщину, север-юг, сгустком сидело чувство устремленности к объединению, согласию и миру. Вдохновленные этой могучей силой джигиты бесстрашно проходили через вооруженные группы, организующие бунты, входили в их гущу.

Если это стержневое событие произошло 7 апреля 2010 года, то 8 апреля большинство работников мэрии  бросили свои рабочие места и ушли. Пришлось звать тех до кого мы смогли добраться. В здание мэрии добровольными потоками стекались патриотичные молодые люди, интеллигенты, учителя, врачи, представители всех наций для защиты безопасности города. Их число увеличивалось с каждым днем. Мы создали мобильные смешанные группы из сотрудников органов внутренних дел, безопасности, пожарных, военнослужащих, посылали их в опасные места. Учащиеся, студенты, служащие, торговцы, ветераны, НПО, представители всех слоев населения включались в группы. Мы организовали бесперебойные мероприятия по прославлению погибших на площади, проведению поминальных процессий. Если бы мы днем и ночью не проводили практическую организацию, оперативное идеологическое разъяснение, агитационно-пропагандистские работы, то я чувствовал, что мы проиграем сепаратистам-реваншистам. Не ошибусь, сказав, что в те дни раны еще не зажили, остались следы от них, не выветрились из памяти народа. Что тревожить их! Я исполнял взваленные на меня обязанности мэра. Я очень благодарен парням и девушкам, ходившим тогда вместе со мной.

- В принципе давайте разделим на два этапа момент вашего прихода мэром. Говоря точней, свяжем с революцией и последующим приведением города в порядок. Какой из этих моментов стал для вас самым тяжелым?

- Где бы я ни трудился, я никогда не отделял свою работу от общегосударственных интересов, не рассматривал в отдельности как легкую или тяжелую работу. Какой бы ни была работа, если есть вопрос, я привык ухватиться за его суть, решать его радикально, быстро и качественно. Город – лицо нации, уровень его истории и культуры, чистоты, благоустроенности, выставки научно-технических достижений, это живущий и дышащий в одном ритме как один живой сложный организм. Ты думаешь, просто так школа советских кадров делала членов партии горкомом, била-мяла, и если благополучно выходил, назначала на высшие должности управления государством? Это ответственность за миллионы человеческих жизней, безопасность, будущее. Эту должность поймут только те, кто работали на ней.

- Когда вас назначили мэром, вы пришли как другие со своей командой?

- Нет, я пришел только с Оморовым Кылычбеком. Он был моим помощником. Я не уволил ни одного сотрудника мэрии, ни одного руководителя учреждения при мэрии. Их профессионализм определили не Данияр Усенов или Нариман Тюлеев, их профессионализм определили вузы, в которых они получили образование. Они просто брали на должности. Поэтому и раньше и сейчас не было сотрудника, который бы обращался ко мне или в суд, говоря «меня неправильно сняли с должности».

- Обычно мы, люди познаем в сравнении. Как работает нынешний мэр, и как вы думаете, как бы ему вести работу?

- Оценку работе мэра дают горожане и депутаты. Мое оценивание не соответствует обычаю, приличию, воспитанности, порядку. Он старается.

- Как нам всем известно, на вас возбудили уголовное дело, оно дошло до суда. Но вы на каждом судебном заседании подчеркивали свою невиновность, наконец, справедливость всплыла и вы оправдались. Скажите, вы считаете себя жертвой политической борьбы?

- Нет. Я так не думаю. Будет правильным сказать, что стал жертвой противоречий в законах, беспорядка. Один мудрец сказал «Благородные цели разрушаются умничающей похвалой». Такое было до нас, будет и после нас, это правда жизни.

- Недавно группа депутатов в Жогорку Кенеше выступила с инициативой внесения  изменений в Основной закон путем референдума. Можно узнать ваше мнение по этому вопросу?

- В принципе невозможно перевязать, остановить природное или общественное развитие. Последствия могут дорого стоить. Поэтому необходимо своевременно и точно определиться с правильным порядком каждой вещи, направлять в русло. Например, как можно остановить текущую реку? Если эта река выйдет из берегов, то не принесет ничего кроме ущерба и убытков. Наш Основной закон это не застывшая догма. Сегодняшний Основной закон в соответствии с тогдашней ситуацией, условиям был ограничен с благородной старой надеждой достичь стабильности в течение 15 лет. Его не следует политизировать.

Таких же проблем много в экономике, сельском хозяйстве, строительстве, горнорудной отрасли. В эти законы, распоряжающиеся отраслями в зависимости от необходимости, для развития необходимо часто-часто вносить изменения. Закон должен быть локомотивом, двигающим вперед. У нас наоборот законы быстро устаревают, много случаев, когда бизнесмены, производители становятся заложниками законов. Есть прекращающие работу ради изменения одной буквы в бумаге, дающей право или разрешение. Я видел прокуроров-дилетантов, которые собирались остановить все строительство.

Либерализация законов или их упрощение должны пересматриваться время от времени. Из-за того, что это не принимается во внимание, сегодня оказывает негативное влияние на развитие экономики. Проще говоря, законы безжизненны, едва живы. Также закон это не догма, должен быть гибким, поэтому я так говорю.

- Через считанные дни мы вступим в Таможенный союз, далее в ЕврАзЭс. Однажды мы 70 лет были в таком союзе, да?

- Правильно. То был социалистический (СССР) общественный строй. Мы не должны забывать, что было общество, ненавидевшее капиталистическую буржуазию, равно делившее собственность рабочих и крестьян. Много говорилось, писалось о пользе и вреде его для кыргызов.

Сегодняшний союз возникает из жизненной геополитической необходимости. Но, мы ни в коем случае не должны забывать, что это союз в рыночных условиях. «Товар-деньги-товар» - это формула капитализма. Договор, торги, условия, своевременное исполнение. Всё. Не пройдет ака-ука. У нас есть самое основное, необходимое, наш выигрыш – есть гарантия, что не будет захвата, насилия. Поэтому я считаю, что должны быть точные условия и договора, соглашения – как мы войдем, как мы выйдем.

- Многие читатели спрашивают нас: «Где в данный момент Иса Омуркулов? Чем занимается? Он ушел с поля большой политики? Якобы уехал жить за границу, обиделся на партию СДПК, вышел из партии». Обращаются к нам с подобными слухами и вопросами. Расскажите о себе и целях впереди?

- В последнее время чувствуется, что в народе при упоминании о политике или политиках появляется чувство раздражения и ненависти. По моей личной мысли искажено глубинное значение слова «политика», «политик». Выходящие на улицу с громкими криками, пишущие заявления направо-налево, все рвущиеся смешать правду с ложью – всех стали называть политиками. У них есть названия. Когда слово обесценивается, смыслу наносится ущерб, в конце концов, приводит к недугу понимание, отношение, сознание. Это крайне опасный недуг. Поэтому наши предки крайне аккуратно относились к каждому слову, говорили уместно. В этом есть вина родичей-журналистов. Политика – разносторонняя, фундаментальная, общественная, политическая, экономическая наука. Специалист, занимающийся указанием направления пути развития или определяющий его – политик. Он должен быть чистым, образованным, грамотным, культурным. Уже давным-давно установлены свои формы, способы претворения в жизнь каждой мысли, предложения. Чтобы партию менять и выбрасывать, она не платье. Чтоб обижаться на партию, она не человек. Как будешь обижаться на среду, в которой живешь, на отношения, пройденный жизненный путь, наконец, на свою конечную благородную цель? Не могу понять легкомысленно относящихся к партии. Дам точный ответ на тот ваш вопрос. Сейчас я занят общественными работами, не отдалился от политики. Дожив до такого возраста, обходя народ, работая на разных должностях, думаю, я накопил определенный опыт. Пока есть опыт, силы, энергия, образование, знания, я должен их вернуть своему народу.

Источник: газета «De факто» №13 от 10.04.2015/стр. 5 и 14

  https://www.gezitter.org/interviews/39012/ Ссылка на материал: