Рыскелди Момбеков, гендиректор ОАО "Учкун": "Одно я знаю точно - Жаныш не побоится отдать приказ стрелять"

Автор: Дилбар Алимова
Фабула Фабула
Обратите внимание на дату публикации.

- Рыскелди Чыныбекович, правительство планирует по-особому отметить 5-летие апрельской революции. Вы были на передовой тогдашней оппозиции, добились победы и заслужили звание героя апрельской революции. Скажите как человек, который боролся с режимом Бакиева от начала до конца, надежды оправдались?

- Чтобы ответить на этот вопрос не нужно быть гением или оратором. На сегодняшний день власть работает над тем, чтобы эти надежды оправдались. Только с течением времени можно получить точный ответ - насколько были оправданы требования оппозиции. Что касается лично моего мнения, несмотря на многочисленные противодействия, мы постепенно достигаем своих целей. Это факт и его нельзя отрицать.

- Но ведь ваши же соратники намекают, что почти ничего и не изменилось.

- В то время кыргызскую оппозицию объединяло движение БЭК (объединенное народное движение). Кто возглавлял его? Правильно. Алмазбек Шаршенович. Кто был в составе БЭК? Роза Отунбаева, Омурбек Текебаев, Иса Омуркулов, Азимбек Бекназаров, Эмильбек Каптагаев, Исмаил Исаков, Болот Шер, Топчубек Тургуналиев, Дуйшенкул Чотонов, Алмамбет Шыкмаматов и Бодош Мамырова. Основным органом БЭК был политсовет. Упомянутые лица состояли в политсовете, так же как я и Оморбай Нарбеков. А при политсовете работал национальный совет, в котором состояли политики, общественные деятели и журналисты.

На основании решения политсовета 17 марта 2010 года у "Форума" был проведен курултай. На курултае мы решили, что 7 апреля 2010 года в нескольких местах по республике мы должны были провести мирные митинги по неповиновению власти Бакиева. Сами знаете, что случилось дальше. Это я к тому, что озвученные вами слова имеют право говорить те, кого я упомянул. Но так высказываются другие люди, поэтому я воспринимаю это как проявление неприязни.

- Были ли в составе движения Темир Сариев и Бакыт Бешимов.

- Когда только появился БЭК, упомянутые политики были в движении. На президентских выборах 2009 года БЭК выдвинул единого кандидата - Алмазбека Шаршеновича, а партия "Ак Шумкар", состоящая в БЭК, выдвинула своего кандидата - Темира Аргембаевича. Короче говоря, в БЭК были изменения. После президентских выборов Бакыт Жолчубекович уехал в Америку и перестал участвовать в работе движения. А Темике позднее вернулся к нам. Знаю, что Темике способствовал присоединению к движению Эльмиры Ибраимовой и Кенешбека Дуйшебаева, которых он представил Алмазбеку Шаршеновичу. Но стоит отметить, что они присоединились к нам в последний момент.

- Вы хорошо знаете, что было немало разговоров о Бакыте Жолчубековиче, который уехал в Америку. Расскажите как человек, который был вовлечен в эти события, насколько правдивы те разговоры?

- Честно говоря, я не верю слухам о том, что он предал всех. Кто знает, что и где бы мы сегодня делали, если бы тогда Бакыт Жолчубекович не принял решение. В последний раз я беседовал с Бакытом Жолчубековичем в его кабинете в Жогорку Кенеше, где и попрощался. Он многое рассказал. К сожалению, Бакиевы не оставили Бакыту байке выбора. Ему оставалось только выехать из Кыргызстана.

- Слышали, что перед апрельскими событиями Алмазбек Шаршенович через вас приглашал присоединиться к движению Аликбека Джекшенкулова, Омурбека Суваналиева и Омурбека Бабанова.

- Точно не помню, было 3 или 4 апреля. Тогда я был главным редактором газеты "Форум" и сидел на третьем этаже предприятия "Форум". Асланбек Сартбаев, руководитель газеты "Учур" сидел на четвертом этаже. Как обычно, зашел Алмазбек Шаршенович, завел разговор об упомянутых политиках. Он мне сказал: "Рыскелди, поговори с братьями, скажи, если они не присоединятся к нам сейчас, то в будущем пожалеют". Отмечу, что разговор тогда был только об Омурбеке Суваналиеве и Аликбеке Джекшенкулове. Об Омурбеке Бабанове мы беседовали в другой день.

Вечером с Асланбеком Сартбаевым отправились к дому Аликбека Джекшенкулова. Хорошо встретил, накормил. Даже открыл бутылку виски. Хорошо поговорили. Передали ему привет от шефа, он же нас немного расстроил, сказав: "До вас я поговорил с Пан Ги Муном, сами знаете, он сейчас в резиденции. Два дня назад разговаривал с Лавровым. По-моему, ваша затея неудачная". Долго разговаривали, думаю, нет смысла все пересказывать. Но суть разговора будет ясна исходя из его следующих слов: "Передайте привет Алмазбеку Шаршеновичу, я пока не могу открыто выступать и поддерживать. Но я на вашей стороне".

- А что с Омурбеком байке?

- После него мы сразу отправились к Омурбеку байке. В отличие от Аликбека байке, Омурбек байке встретил нас снаружи, опер как-никак. Ходили вверх и вниз по аллее, долго разговаривали. Задавал нам много вопросов, мы отвечали как могли. В конце он сказал: "Кто знает, что может произойти. Но Жаныша я хорошо знаю. Эта сволочь не побоится отдать приказ стрелять. Передайте привет Алмазу Шаршеновичу, я буду в нужное время в нужном месте". Мы передали их ответ на следующий день.

- Как он отреагировал?

- "Думал мои братишки смелые, но они струсили".

- Мы забежали вперед, вернемся назад. 17 марта 2010 года вы провели народный курултай у здания "Форума". Какая часть тогдашних требований была выполнена?

- Вы правы. В тот день на курултае мы приняли резолюцию, выдвинули власти Бакиева семь требований, которые должны были быть исполнены в течение 7 дней.

По-моему, эти требования нам удалось выполнить в первый же месяц, когда мы оказались во власти. Основное требование касалось отмены повышения тарифов на электроэнергию и отопление. Второе требование касалось прекращения приватизации стратегических предприятий - "Кыргызтелекома" и "Северэлектро". Кроме того, мы требовали освободить оппозиционеров, которые сидели за решеткой, расформировать ЦАРИИ, которым руководил Максим Бакиев, отправить в отставку братьев Курманбека Бакиева, расследование деятельности международных аферистов во главе с Евгением Гуревичем, прекращение гонений по отношению к СМИ. Видите! Все эти требования своевременно выполнило Временное правительство.

- Незаметно прошли пять лет. Признайтесь, вы верили в то, что власть Бакиева будет свергнута?

- Конечно, 7 апреля я был убежден, что мы победим. Предполагал, что события будут развиваться по сценарию 24 марта 2005 года. Даже в последнем номере моей газеты написал: "...пришел с шумом и уйдет с шумом". В голову не приходило, что может быть пролита кровь. Продолжал бродить по площади "Ала-Тоо" до вечера, ждал, когда они сбегут, оставив Белый дом.

- Не боялись, что вас посадят?

- В то время во мне не было такого чувства. Шестого апреля я и мой заместитель Жылдыз Мусабекова не заметили, как прошел день, потому что весь день звонили всем, рассказывали, что происходит в Таласе. Когда ехал к себе домой в Сокулук, мне позвонила Жылдыз, сказала: "Где ты, шефа хотят забрать из дома". Когда возвращался, милиционеры не пускали людей у "Вефы", я же проскочил, показав удостоверение журналиста. Там мы и узнали, что посадили Текебаева, Дуйшебаева, Эльмиру Ибраимову. Позвонил в Талас, услышал, что на голову Болота Шера накинули мешок и увезли. Позвонил в Нарын, оттуда Азике и Алмамбет Шыкмаматов самоуверенно заявили: "В нас не сомневайтесь, завтра с утра захватим "Белый дом" в Нарыне". Я состоял в политсовете БЭК, поэтому думал, что и меня посадят. Но этого не произошло. Потом же подумал, что это связано с моей журналисткой деятельностью.

- Вроде же вас посадили, вместе с вашими газетами?

- Это было чуть раньше. 17 марта готовил специальный номер к курултаю. Тогда к нам поступила весть: "Собираются арестовать "Форум"". Из штаба нам сказали: "Если собираются арестовывать, зачем выпускать газету?" Я же сказал всем журналистам: "Газету выпустим, все отправимся в типографию, если посадят - то нас всех". Как и было сказано, у выхода из типографии стояли 6-7 машин, сотрудники спецслужб начали сажать в машину моих ребят. Я же оказывал законное сопротивление, говорил: "Где санкция на арест? Кто приказал арестовывать мою частную газету?"

У меня были хорошие отношения с тогдашним генпрокурором Нурланом Турсункуловым, которому я сразу позвонил. Сказал, что сотрудники милиции не только арестовывают без оснований мою частную газету, но и журналистов, которые работают на меня. Сотрудник ГУУР задал мне вопрос: "Какому Нурлану звоните?" Я ему крикнул: "Генпрокурору Нурлану Турсункулову", после чего он окаменел. Нас отвезли в Бишкекское ГУВД, мы начали писать объяснительные. Я не успокоился, позвонил Алмазбеку Шаршеновичу, он сказал, что отправит к нам Азимбека Бекназарова и Галину Скрипкину. Там нас продержали 2-3 часа, потом перевели в Октябрьское РОВД. К нашему приезду там уже собрались Топчубек Тургуналиев, правозащитники, тогдашние депутаты фракции СДПК, журналисты. Я сразу с криками зашел к начальнику районной милиции Мадияру Кулуеву и районному прокурору Гульзаре Суталиновой: "Или сажайте меня в камеру, или отпустите моих ребят". Как оказалось, генпрокурор Нурлан Турсункулов сказал им: "Эта частная газета, вы не имеете права их сажать. Отпустите!" Несмотря на это, нас продержали до утра и только потом отпустили. А газеты мои конфисковали.

- Затем подали на них в суд?

- Обращался в суд, когда Байболов был генпрокурором. Вроде Бишкекская прокуратура вела следствие, но я не заметил, когда и на каком основании они закрыли дело. Ущерб тогда составил 106 тысяч сомов, так как газета не вышла на продажу, а за типографию я расплатился. Посадил меня Мадияр Кулуев, он и должен был выступить в качестве ответчика. По всей видимости, скоро я возобновлю это дело и привлеку к ответственности Кулуева.

- В последнее время некоторые люди отказываются от звания герой апрельской революции. Наверное это не оставило вас равнодушным?

- По-моему, это признак бессилия и глупости. Понимающий человек знает - отказ от звания героя не есть смелый поступок. От этого никто не пострадает и не извлечет пользу. Меня больше огорчает не это, а организации, которые прикрываются апрельскими событиями. Сегодня появляются какие-то люди, которых в тот день там не было. Общественность должна отстраниться от таких людей. Подобные организации-самозванки дискредитируют апрельскую революцию.

- Пользуясь случаем, задам похожий вопрос. Вы состоите в партии СДПК. Не думаете ли вы, что некоторые ваши депутаты и чиновники дискредитируют вашу партию? К примеру, мэр города Бишкека.

- Честно говоря, это правда. Мало кого не критикует общественность, это закономерное явление. Хочу открыто сказать, предыдущий мэр работал более продуктивно, нежели нынешний. Работу Исы Шейшенкуловича не замечали только его ненавистники.

- Такие ненавистники были и среди вас.

- Кто?

- Однопартиец, к примеру, депутат Данияр Тербишалиев.

- Я не могу назвать его однопартийцем. Честно говоря, я его не знал до апрельской революции. Если сравнить его вклад в партию и вклад Исы Омуркулова, то мы будем сравнивать каплю с океаном. Пускай народ сам рассудит Ису Шейшенкуловича, я же могу лишь приклониться перед его смелостью. В Маевке были десятки тысяч озлобленных и вооруженных молодых людей, которых сумел остановить Омуркулов, сохранив Бишкек от хаоса. Спросите об этом у тогдашнего начальника Бишкекской милиции Зарылбека Рысалиева, который более подробно расскажет.

- Вроде в прошлом месяце вы побывали на приеме у главы государства. О чем беседовали, получили разрешение на участие в парламентских выборах?

- Наверное нет смысла рассказывать о чем мы беседовали. Еще с прошедших выборов я говорил, что приму участие в предстоящих парламентских выборах. Это ни для кого не секрет. Алмазбек Шаршенович при каждой встрече мне говорит: "Тебе нужно пойти на выборы".

- Спасибо за беседу.

Источник: газета "Фабула" №23 от 03.04.15 / стр. 8

  https://www.gezitter.org/interviews/38784/ Ссылка на материал: