Аскар Акаев, первый президент Кыргызской Республики, академик: «Кыргызстан в последние 10 лет как корабль, плывущий в океане без капитана, без руля» (Часть I)

Автор: Бекен НАЗАРАЛИЕВ
Жаны Ордо Жаны Ордо
Обратите внимание на дату публикации.

Часть I
Часть II
Часть III


Вместо предисловия

Я встретился с первым президентом Кыргызской Республики Аскаром Акаевым в Москве. Наверное, и читательскому сообществу интересно, каким образом с ним встретился журналист оппозиционного характера Бекен Назаралиев, некогда жестоко критиковавший на страницах газеты экс-президента Акаева. Мы беседовали с ним в старинном особняке, пережившем много исторических событий Москвы, имеющем богатую историю, восхищающем красотой взоры человека, по внутреннему убранству напоминающем музей. Там встретился и с Майрам Акаевой, она приветливо поздоровалась со мной. Первые слова Майрам эже: «Бекен баатыр, ходили в Бишкеке, не встречались, а встретились в Москве. Посидите с Аскаром Акаевичем, вволю говорите…». Как бы не желая нам мешать, Майрам эже немного погодя вышла.

Сидели с Аскаром Акаевым 6-7 часов, свободно секретничали, беседовали, говорили о прошлых моментах, раскрывающих как ключик внутренний душевный мир экс-президента, о будущем кыргызского народа. В разговоре наш первый президент Аскар Акаев вставлял выражения: «Если бы сделали вот так, то наше государство продвинулось бы вперед». Мне обогрели душу его переживания, что хотя он ушел с должности, но не стал равнодушным к завтрашнему дню нашей страны, все еще думает о своем народе. О чем мы говорили, вы прочитаете здесь на газетных страницах. Не буду мелко дробить. Он отвечал на мои горькие вопросы без искажений, не избегая, не переменившись в лице. Акаев и в этот раз показал себя настоящим демократом. По завершению беседы Аскар Акаев, Майрам Акаева и я вместе посидели за ужином, говорили о Кыргызстане, современниках, Чингизе ага. Наверняка не было более хлестко критиковавшего Акаева журналиста в бытность его президентом, чем я. Даже не сомневаюсь, что после выхода этого интервью в печать, подхалимы власти в Белом доме дадут приказ своим «подручным журналистам»: «Фас!».

Я не раскаиваюсь, что взял у него интервью в то время, как мои пишущие коллеги сидят молча, будто воды в рот набрали. А ведь когда Акаев был президентом, они получали из его рук «золотые авторучки», ключи от многокомнатных квартир, были заботливо обласканы им. Конечно, руководящие службой печати молчат. Некоторые из них готовы душу отдать, работая поздней в окружении президента Бакиева, Отунбаевой, а сегодня Атамбаева. Завтра Атамбаев уйдет из власти – они будут служить и следующим после него. Я посчитал правильным только донести имеющуюся правду до читателей. Не забудем, что и у Акаева как первого президента есть право говорить свою правду, свои мысли. Тогда представляю читательскому сообществу интервью с Акаевым…

- Здравствуйте, Аскар Акаевич! Я Бекен Назаралиев, главный редактор газеты «Жаны ордо». Я журналист оппозиционного характера, который во время вашего руководства Кыргызстаном всегда критиковал проводимую вами политику, недостатки, допущенные властью. В то время были закрыты руководимые мной газеты «Криминал», «Ордо», Кыргыз ордо». Но ведь говорят, нет лучшего критика и лекаря чем время. Любим мы вас или ненавидим, но у вас есть свое место в истории как у первого президента, заложившего фундамент нашего государства со дня получения независимости. Это горькая правда. Никто не может отрицать или опровергнуть. Наверное, мне правильней заранее поблагодарить вас за то, что соглашаетесь и находите время для подробного интервью нашей газете. Если заданные вопросы во время беседы больно ударят по вам, то ведь воспримете их как критику, мнение в народе в адрес Акаевых?

- Бекен, братишка, услышав, что ты специально приехал в Москву для получения интервью, я искренне признателен тебе. Ты сам знаешь, я не особенно много даю интервью. Меня радует, что в Кыргызстане самое главное есть мир. Бекен, братишка, до начала нашей с тобой беседы я считаю правильным вручить тебе мою книгу «От эпохи великой дивергенции к эпохе великой конвергенции», подписанную лично мной «Уважаемому Бекену Назаралиеву с наилучшими пожеланиями А. Акаев. 28.03.2015 год». Желаю тебе оставаться журналистом, всегда придерживающимся правды, называющим белое белым, черное черным, отстаивающим интересы народа. Президенты приходят, уходят, а наш народ ведь вечен. Не забывайте, что журналисты это большая сила, способная изменить общество. Большое оружие в ваших руках – это ваши авторучки.

- Во-первых, большое спасибо за вашу книгу. Аскар Акаевич, вы знаете, ваш авторитет по сравнению с первоначальным временем постепенно повышается.

- Удивительно… Отчего так?

- Все в сравнении. Когда вы были президентом, вы сплошь обходили Кыргызстан. Говоря иначе, в вашу бытность президентом не осталось села, куда бы вы не пошли.

- Действительно, наверное, не осталось деревни, куда бы я не добрался. Больше правды узнаешь, обходя народ, чем от подчиненных чиновников. Министры и губернаторы иногда, глядя на твое настроение, скрывают некоторые серьезные вещи. А народ возьмет и скажет имеющуюся правду.

- Конечно, я тоже далек от выражений подхалимства к вам. Хочу сказать только правду. Я изрядно критиковал вас, когда вы были президентом. Да вы знаете об этом.

- Знаю, Бекен иним.

- Разумеется, по выходе этого интервью могут выйти люди, которым не понравятся эти мои слова. Наш народ начал постоянно сравнивать ваше время, последующее время, сегодняшнее время. Кыргызский народ стал различать белое и черное. Сейчас кыргызы называют Атамбаева «лежащим президентом». Ведь он разве что иногда приходит в Белый дом, а так по несколько месяцев не вылезает из резиденции. Только иногда принимает единичных министров, показывается по КТР, как бы говоря «я есть». Слава богу, сейчас ходит в Европе. В то время когда вы были президентом, свет в окне вашего кабинета горел до 10 часов вечера, а в кабинете в Белом доме у сегодняшнего президента свет не горит.

- Я засиживался надолго. Много было случаев, когда уходил из Белого дома самым последним. Изо всех сил старался работать, чтоб оправдать доверие народа к себе.

- Если бы он боялся греха перед погибшими 90 ребятами, то мог бы хоть лежа работать в своем кабинете. Он не боится бога, которого постоянно упоминает, духов погибших. Раз он стал президентом, сидит на троне, то должен был бояться духов ушедших в иной мир ребят. Он должен был изо всех сил работать в два-три раза больше, засучив рукава. Президент США Рузвельт с парализованной ногой, сидя в инвалидной коляске, руководил страной 4 раза. Скажу открыто, Атамбаев лежит в резиденции, управляет Кыргызстаном наподобие Кудаяр хана Кокандским ханством. Когда приезжают из зарубежья важные руководители, он принимает их в своем кабинете в Белом доме, только это иногда видим по телевидению. По праздникам поздравляет кыргызский народ только по телевидению. Вот сейчас вопрос «Кумтора» депутаты в жарком споре рассматривают в Жогорку Кенеше, а он как президент даже не пришел и не поучаствовал.

- Ну, этого президента избрал народ. Пусть сам народ даст оценку. Иначе, скажу что-нибудь, может сказать, мол, Акаев специально из ненависти говорит.

- Мы сидим молча, полагая, раз наш народ выбрал такого президента как Атамбаев, мы должны терпеть. Мы должны уважать желание народа и выбранного им президента, наш огонь внутри тлеет, не может разгореться.

- Бекен, братишка, говорят же, время само – весы и критик. Правильно. Думаю, это ваше мнение очень правильное. Я поддерживаю такую мысль, думая о революции, что мы сделали с государством! Третью революцию наша страна не выдержит. Боюсь, как бы наш народ не поддержал третью революцию. Что сделала третья революция с Украиной? Разгромила в пух и прах. Говоря открыто, сейчас нет бывшей цветущей Украины времен Союза, с развитой экономикой. Разрушена, разграблена, уничтожена. Их олигархи не думают о народе, думают только о себе. В украинской трагедии виновата лишь ее сегодняшняя элита. Они думали о собственных интересах, довели Украину до нынешнего положения. А между тем страдает только простой народ.

Знакомым кыргызским политикам я всегда говорю «держитесь дальше от третьей революции». Если пойдем по украинскому пути, то мы тоже можем уничтожить свое государство. Какими бы ни были ваши сегодняшние президенты, вы должны дотерпеть до следующих президентских выборов. А если изберете другой опасный путь, то ждет положение как на Украине. Раньше я по научным делам постоянно бывал в Украине, Белоруссии, Грузии. У них наука, техника, жизнь, все росло и развивалось, приходила мысль, что они приблизились к коммунизму. В союзные времена был в Киеве, восхищался, видя их научную сферу, заводы, фабрики, «когда же мы дойдем до такого?». Олигархи разрушили  государство, которым я восхищался. Посмотрите, что стало с некогда цветущей Украиной? Грузия тоже не стала счастлива.

- Аскар Акаевич, когда был жив Азамат Алтай, я был в гостях у него дома в городе Нью-Йорке, брал у него интервью. С тех пор прошло много лет.  Тогда сидя за дасторконом, постаревший Азамат Алтай говорил: «Цену и значение Отечества, его пахнущего цветами воздуха, священной родной земли может знать только такой человек как я, живущий далеко от своей родины».  Вы тоже как кыргызский сын вспоминаете родную кеминскую землю, наш священный Иссык-Куль, поднебесные горы Ала-Тоо, как говорится, скучаете по воздуху, сейчас живете в Москве, работаете, наверное, сердцем в Кыргызстане?

- Правильно. Очень хорошо. Бекен братишка, это очень правильный вопрос. У русских есть хорошая песня «С чего начинается родина?». Моя родина начинается с Кемина. Для меня это чрезвычайно святая земля, ибо там покоятся мои родители. Как кыргызским  гражданам нам хочется увидеть родной край, скучаем по Отечеству, своей родине. Думаю, сегодня сложившееся к нам отношение временное. Считаю, что родная земля это одна из негаснущих святынь в сердце каждого человека. Я тоже как кыргызский сын скучаю по родной земле, хочется побродить по следам своего детства, пообщаться с земляками, которые видели моих родителей, прочитать Коран над могилой родителей. Как вы сами знаете, к сожалению, по различным причинам я не могу вернуться. Сам я оптимист.

Мне хочется открыто сказать, что кончаются дни революционной власти, ставящей мне подножки, ее дни подходят к концу. При смене власти для меня тоже откроется дорога поехать к своему священному кыргызскому народу, которым я как президент руководил 14 лет, у меня есть такая благородная мечта. Бог даст, эти дни уже близко. У меня все еще есть хорошие мечты послужить кыргызскому народу, насколько хватит сил. Большое спасибо моему мудрому кыргызскому народу. Верно, я тоже встречался с аксакалом Азаматом Алтаем. Я сам с почетом и уважением приглашал его побывать в Кыргызстане. Вы и сами знаете об этом.

- Наверное, он приезжал на первый всемирный курултай кыргызов?

- Да, в курултае участвовал и он тоже. Со всего мира приезжали представители живущих во многих странах мира кыргызов. Я тоже до этого был с официальным визитом в Соединенных Штатах Америки. После выступления в Организации Объединенных Наций пошел к этому человеку, дважды встречался с ним. Хочу сказать об одном отличии между мной и тем человеком. Мы в течение двух веков растем, развиваемся в составе России. Я сам с 1960 до 1970 года учился, жил в городе Ленинграде, начиная со студенчества и до профессора, прожил здесь почти 20 лет, сделал научную карьеру. Они создали хорошие условия для моего роста и развития. И в сегодняшние дни поддерживают видные русские ученые. По сравнению с условиями Азамата Алтая у меня условия другие, могу сказать, живу в комфорте. Поддерживает академическая, интеллигентская среда России. Сразу по приезду меня взяли в первый университет имени Ломоносова профессором, членом академии. Будет правильней сказать, что это оказало мне моральную поддержку, дало силу и дух.

- Вы связываетесь с русской властью?

- После ухода из политики прервались мои связи с той сферой, русскими политиками. Я тесно связан с научной интеллигенцией. Поэтому могу сказать, что у нас с Азаматом Алтаем различная судьба. Его судьба действительно крайне тяжелая, он жил за океаном среди чужой нации, была такая судьба у человека. Нельзя сравнивать Россию и США. Азамату Алтаю было крайне тяжело. В любом случае твой вопрос очень правильный. Я тоже мечтаю, что в урочный час поеду в свое Отечество, прочитаю Коран, посвятив духам родителей. Мы только и ждем, чтоб поехать в Ала-Тоо. Мы ждем в надежде, что настанет этот день и час. Слава богу, здоровье хорошее.

- Насколько я знаю, приходилось слышать, что депутата СССР, большого ученого Акаева назвал достойным президентом Кыргызской Республики первый и последний президент СССР М. Горбачев тогдашнему советнику Чингизу Айтматову, о чем говорил генерал Асанкулов, гуляя по Красной площади. А почему-то наш великий писатель назвал не вашу, а кандидатуру Апаса Жумагулова, в чем был секрет его поддержки? Асанкулов говорил руководителю КГБ Крючкову о вашей кандидатуре, убеждал «только он достойный».  Мало того, младший брат нашего великого писателя Ильгиз Айтматов поднимал кандидатуру Апаса Жумагулова в легендарном парламенте. Но Асанкулова убрали с руководства КГБ как причастного к путчу. Правда ли, что вы раскаивались в увольнении такого авторитетного чекиста, и говорили об этом при вручении ордена? Также президент России и генерал Асанкулов умерли в одно время. Во время проводов Ельцина в последний путь вас показывали телеканалы России. Вы смогли бросить горсть земли на могилу генерала Асанкулова, одного из приведших вас к президентству?

- Рассказывается много мифов о том, как я стал президентом. Я и до этого был в хороших отношениях с президентом СССР Михаилом Сергеевичем. А с первым президентом России Борисом Николаевичем был в замечательных отношениях. Сами знаете, самый последний визит Горбачева как президента СССР был в октябре 1991 года в Кыргызстан. Он слышал о нашем  успешном проведении земельной реформы и приезжал в Кыргызстан: «Метод Кыргызстана надо распространить и в других союзных республиках, в других регионах». После этого Горбачев из Москвы не выезжал, в другие государства не ездил. К тому времени Советский Союз распался, превратился в СНГ. Хоть редко, но с Горбачевым мы и сейчас встречаемся. Я его уважаю как реформатора двадцатого века, известного политика. Он с большими целями начал свои реформы, но не смог довести до конца. Такова судьба, его политика привела к развалу СССР. По-моему, в этом нет вины указанного человека. В то время наш Чингиз ага был одним из близких советников Михаила Сергеевича. Ну а генерала Асанкулова я в то время близко не знал. После того как я стал президентом Кыргызстана, познакомился вблизи с Жумабеком Асанкуловичем.

- Аскар Акаевич, генерал Асанкулов мне говорил такое. Однажды он сидел у себя на работе, из Москвы с ним связался советник президента СССР Горбачева Чингиз Айтматов и коротко сказал: «Жумабек Асанкулович, через свою контору прилети в Москву, есть о чем поговорить». Генерал Асанкулов побывал на приеме у тогдашнего руководителя Кыргызстана Абсамата Масалиева и сказал ему: «Меня вызывают в Москву в КГБ. Разрешите мне съездить?» Масалиев без всяких подозрений дал разрешение Асанкулову лететь в Москву. Жумабек Асанкулов и Чингиз Айтматов встретились в гостинице «Россия». Поскольку Чингиз ага был крайне осторожным человеком, чтобы сказанные слова не подслушали, сказал: «Жумаке, может быть, походим по Красной площади, поговорим?» Наверное, думал, что в помещении гостиницы установлены подслушивающие устройства. Вы сами знаете, он много пострадал и стал крайне осторожным из-за своего отца Торокула Айтматова.

- Да. Чингиз Торокулович был чрезвычайно осторожным.

- Гуляя по Красной площади, Чингиз Торокулович сказал: «Жумабек Асанкулович, речь идет о смене Первого (говорит об Абасамате Масалиеве). Ты же догадался, от чьего имени говорю?» Асанкулов говорит: «Да». Немного погодя Чыке ему: «Кого считаешь достойным?» Асанкулов, глядя на него: «В таком случае, Чингиз Торокулович, за вами вслед пойдет народ. Давайте вас поддержим», - говорит генерал. Чингиз ага: «Жумаке, у меня больное сердце, думая о политике, я не могу довести до конца начатое произведение», - не согласился. Потом спросил: «А что, если кандидатура Апаса Жумагулова?» Жумабек Асанкулов ему: «Чингиз Торокулович, так совсем не пойдет, Апас Жумагулов никогда не сможет стать Первым страны. Этот хмурый всю жизнь человек родился, чтобы быть отличным заместителем», - воспротивился.

- Оказывается, он дал правильную оценку Апасу Жумагулову, он действительно такой человек.

- Айтматов: «Тогда кого думаешь? А сам?» Генерал Асанкулов: «За КГБ сейчас народ не пойдет. Вылезают грязные выходки НКВД. Мне нельзя. Я бы назвал кандидатуру академика Аскара Акаева. Он как союзный депутат поднимает много проблемных вопросов для Кыргызстана», - так он выдвинул вашу кандидатуру.

- Ну, правда ведь такова. Я вначале сказал, с генералом Асанкуловым познакомился близко, когда стал президентом. Никто не имеет отношения: ни Чингиз ага, ни Михаил Сергеевич, ни генерал Асанкулов. Но это правда, Чингиз Айтматов и генерал Асанкулов проводили работу по отбору президента, вели переговоры. Это правильно, было на  первом этапе. Ведь через первый тур не прошли как кандидаты в президенты Абсамат Масалиев, Апас Жумагулов, Жумгалбек Аманбаев. В то время Михаил Сергеевич уже не мог управлять союзными республиками. Горбачев не вылезал из внутрикремлевской политической борьбы. На самом деле перестал интересоваться политическим играми в республике. Одним из первых Ислам Каримов, никому не говоря, стал президентом Узбекистана. Большинство сказали Михаилу Сергеевичу: «Это же самый открытый сепаратизм!». Горбачев не был заинтересован в удержании союзной власти. Он начал постепенно терять власть в Средней Азии. Я стал президентом. Но большая роль Чингиза ага заключалась в следующем.

Мы собрались, приехали на съезд народных депутатов СССР. До Горбачева мы записывали на бумаге свои предстоящие выступления и относили в ЦК. Там читали, редактировали, исправляли, вычеркивали места, противоречащие партии, возвращали в руки и говорили: «Прочитаете так». Вначале мы неукоснительно зачитывали как они говорили. Ну а Михаил Сергеевич сказал: «Каждый свободно высказывайте свои мысли, надо прекращать такое». Думаю, это он сделал очень правильно. Подняли вопрос: «Кого сделаем руководителем группы народных депутатов от Кыргызстана?» Апас Жумагулов вскочил и сказал: «Нет другого более авторитетного человека, чем Чингиз Айтматов!» Раз назвали Айтматова, то никто не стал спорить. Чингиз агай поднялся с места, и как ты сам сказал выше, сказал: «Спасибо вам. Я должен только помогать Михаилу Сергеевичу. У меня полно работы. Очень часто езжу за границу. Я не смогу участвовать в собраниях, могу не быть здесь. Правильно поймите. Я буду помогать Михаилу Сергеевичу, а благодаря этому буду помогать Кыргызстану. Вот среди нас есть только один Акаев, который может одинаково свободно говорить на кыргызском и русском языках». Абсамат Масалиев не очень охотно одобрил мою кандидатуру. Но другие поддержали меня. По-моему, большую роль сыграла поддержка меня Чингизом агаем в парламенте. Остальное миф, это хочу сказать. Через телевидение меня начали узнавать и в Кыргызстане.

- Я тоже досконально прочитал стенограмму хода президентских выборов в парламенте. Вы же говорите «Чингиз Айтматов поддержал меня», но там имеется, что кандидатуру Апаса Жумагулова поддержал Ильгиз Айтматов. Стенограмма это же документ. На бумаге написано, что Айтматовы работали на Жумагулова, как и говорили на Красной площади с генералом Асанкуловым.

- Ну, у Айтматовых были хорошие связи с Апасом Жумагуловым. Когда Жумагулов сам объявил кандидатуру Масалиева,  и при выдвижении своей кандидатуры он же стоял молча. По-моему, в твоих словах есть правда. Если б за спиной Жумагулова не стояла большая сила, то он не смог бы выставить свою кандидатуру против Масалиева. Не смог бы выступить против него, открыто выступать. Ты выше правильно сказал, Жумагулов подходящий человек, чтобы всегда быть второй политической фигурой. Раз он осмелился выступить против Масалиева, то наверное потому что за ним стоял КГБ, Чингиз ага.

- Какими были отношения между Чингизом Торокуловичем и Горбачевым?

- В то время на мировом литературном пространстве авторитет Чингиза Айтматова поднялся до своего апогея. Михаил Горбачев прекрасно относился к нашему выдающемуся писателю. Я тогда был руководителем другого отдела ЦК. Тогда я впервые познакомился с Чингизом ага.

- Были моменты раскаяния «не надо было приближаться к политике, лучше бы ушел в науку»?

- Ну, иногда бывает такое. Ведь я сам профессиональный ученый. Я стал ученым не посредством должности. А в политику я пришел благодаря политике перестройки Михаила Сергеевича. Без этого я бы занимался только наукой. В сорок лет стал академиком, президентом Национальной академии наук. В то время я был самым молодым президентом Национальных академий наук по Советскому Союзу. Я пришел в политику в те годы, когда самый большой вклад и новые успехи надо было вложить в науку, ушел из науки в политику. Легко говорить 15 лет. В то время когда я мог вложить безграничные силы в науку, я потратил их на политику. Но даже если положить на чаши весов, у меня нет сожалений. Народ оказал мне огромное доверие, избрал меня первым президентом Кыргызской Республики. Конечно, это было большое доверие. Я честно служил Кыргызстану, вложил все свои посильные силы, знания, действия. Я горжусь, что трудился над воссозданием государства, строительством нового независимого кыргызского государства, заложением его фундамента.

(продолжение следует)

Источник: газета «Жаны ордо» №12 от 03.04.2015/стр. 3, 5, 9

  https://www.gezitter.org/interviews/38768/ Ссылка на материал: