Жамин Акималиев, специалист по сельскому хозяйству, общественный деятель: «Министерство сельского хозяйства ежегодно тратит на свой аппарат 2 млрд сомов»

Автор: Алтынбек ДАВЛЕТОВ
Ачык Саясат плюс Ачык Саясат плюс
Обратите внимание на дату публикации.

Один весенний день кормит весь год. Вот и началась весна. В этом году мы вошли в Таможенный союз, какими же будут доходы крестьян? Мы поинтересовались этим направлением, побеседовали со специалистом по сельскому хозяйству, общественным деятелем Жамином аксакалом.

- Жамин ага, все-таки Кыргызстан вошел в Таможенный союз. Не будем углубляться в положительные и отрицательные стороны этого. И без того в данном отношении высказываются различные мнения. Вот идет весна, скажите как специалист, хорошо знающий эту сферу, какую продукцию выгодней заготавливать крестьянам-фермерам для экспорта в страны указанного союза?

- До вступления в Таможенный союз надо было подумать: «Какую продукцию мы вывезем?» Теперь будет трудно такому маленькому государству как наше сравняться с большими-большими государствами-акулами, как Казахстан, Россия, Белоруссия. Ведь усилится ожесточенная конкуренция. Тем не менее мы вроде сможем сделать упор на овощах. Например, на наши огурцы, лук со времен Союза в России есть хороший спрос. Также русские хорошо ценят нашу морковь, в особенности поразительную морковь из Нарына и Иссык-Куля. Еще они хорошо ценят нашу капусту. Кроме этого, баткенский абрикос называется «сам по себе абрикос мирового стандарта». Можно сушить виноград, продавать. Выгоду от него сейчас получают таджикские родичи. Как-нибудь можем сдавать вышеуказанное. Но ведь русские открыто говорят: «Чтобы мы брали вашу продукцию, ее объем должен быть большим». Значит, каждое крестьянское хозяйство должно производить продукцию тысячами тонн. А есть ли у нас условия для этого? Нет же. Так, должна быть известная инфраструктура. Она была во времена Союза. И ее мы вывезли за границу, распродали. Так, были специализированные кооперации, заготконторы, готовившие произведенную в колхозах и совхозах продукцию. Были также холодильные склады для заморозки и хранения на комбинатах мясной, молочной продукции. Даже тогда мы мучились «прокисло, загнило». Затем нам надо получать сертификаты международного уровня. Вчера министр экономики Темир Сариев хвастливо раздувая рот, сказал: «Мы уже взяли, приготовили около 40-50 сертификатов, как только войдем в союз, они заработают».

- Простите, для получения этих сертификатов должны были быть лаборатории международного уровня?

- Да, вошедшие в союз страны должны принять общий стандарт. И на его основе должны быть лаборатории, способные устоять на международном уровне. Не говоря о другом, у нас не оказалось ветеринарной лаборатории, отвечающей мировым требованиям. Из-за этого мы в течение 4-5 лет не можем провести даже в соседний Казахстан мясо, молоко. Причина в том, что у нас стоит остро эпизоотическая заболеваемость скота. Соседи видят это, запретили. И как наше правительство обманывает народ: «Мы будем продавать свою продукцию по высокой цене и осчастливимся»? Власти не следовало прикрываться только одной сельскохозяйственной продукцией, а подумать о животноводстве, о мясе, молоке. Если надо, то животноводческое хозяйство у нас должно стать основным источником производительности.

- По-моему, наше Министерство сельского хозяйства официально отмечало о прохождении мяса и молока?

- Проходящее – контрабанда. А ведь мы вступаем в союз с целью устранения этой вещи. Поэтому надо идентифицировать скот. Заполняется ведь книжка на больного человека – «история болезни», так и здесь у каждой скотины должна быть своя история. Заполняется учет: откуда эта скотина, кто отец и мать, высокопородистый или низкопородный, какими болезнями переболел. Если в союзные времена зоотехники карандашом записывали в журнал, начиная от рождения конкретной скотины и далее, то ветеринарные врачи в этот же журнал записывали болезни животного. Глядя на этот журнал, было известно без выдачи паспорта, какая скотина пригодна для употребления в пищу, а какая непригодна. Теперь по нынешним условиям, оказывается, в ухо животного крепится бирка, а домашней птице вставляется чип. Об этом говорило Министерство сельского хозяйства, торопило, но прошло больше года, а движений нет.

- Тогда каким образом мы собираемся поставлять Ирану вон ту баранину? В этом году министр сельского хозяйства как будто говорил, что составил соглашение на экспорт сколько-то тонн мяса…

- Все это пустые слова. Этим министрам стоит выехать за границу, выясняется, только и говорят такие слова. Еще до Ирана Узакбаев говорил, что в Турции составил соглашение на поставку мяса на 2 млн долларов, и при внесении постановления в ЖК депутаты же его поддержали. И где теперь? Ни слуха ни духа от него. Поздней и Айдаралиев говорил, что арабские страны возьмут один миллион ягнят. Он ведь потом не смог рассказать, как повезет, как сдаст, правильно? И еще они уже 2 года хвастливо говорят, что построят Логистический центр в Оше и Бишкеке. Из этого ничего еще не началось. Теперь даже в самом благоприятном случае с вышеуказанными странами у нас нет общей границы, придется переходить через Казахстан. А казахи в свою очередь говорят «составляйте соглашения через нас», ставят свои требования, задерживают товары как идущие к нам, так и уходящие от нас.

- Есть понятие, что обычно, чтобы что-то брать, сначала надо что-то дать. Тем самым я не хочу сказать, что наша власть умеет только брать и больше ничего другого не знает. Напротив, в последние годы начала давать кредиты под низкие проценты. Будут ли результаты от этого?

- Вот в прошлом году объявили, что дадут кредитов на 5 млрд 300 млн. В этом году радовали: «Дадим 6 млрд». Но вот началась весна, на юге идут посевные работы. Не только там, а здесь в нижней части Чуя начались посевные работы. До сего времени нет вестей об объявленных ими деньгах. Будет ли польза от выдачи денег потом, когда все закончится? В прошлом году на аналогичный период выдали примерно 600-700 тысяч сомов. Тем не менее не было ни одного крестьянина-фермера, видевшего результаты выданных в том году более 5 млрд денежных средств. Правильно, это непростые деньги. Но эти средства оказались поступившими за один год налогами только от одного «Кумтора». Канадцы платят такую сумму налогов. Я к тому, что, во-первых, этого объема выданных кредитов даже при справедливом распределении между богатыми и бедными хватает лишь на 5% крестьян. А остальным 95% не достается. Уже из этого можно сделать вывод, в каком темпе развивается сельское хозяйство. Так еще распределение этих средств идет неправильно.

Как выяснилось, отдают банкам. А ведь основная обязанность банка – делать деньги. Поэтому они раздают, во-первых, денежным людям и знакомым, родственникам. Также надо сказать открыто, работники банка регистрируют (кредиты) на других людей, а получают сами. Дают клиентам, которые брали ранее. Потому что они знакомые, совершенно готовы документы. Если вошедший в доверие воспользуется один год, то в следующем году сможет вернуть с процентами. А по-настоящему нуждающиеся в средствах  крестьяне остаются, не получая кредиты. Также не решен вопрос с залогом. Банк не берет ничего другого, кроме недвижимого имущества. То, что меня огорчает, у нас есть Министерство сельского хозяйства. Оно каждый год тратит на содержание своего аппарата 2 млрд сомов. Я им говорю: «Почему не вносите предложение, не берете в руки распределение?» Они говорят: «Нет, нас банки близко не подпускают». Ладно, в таком случае есть же кыргызское правительство под началом Оторбаева. Ему специалисты должны были внести целевое предложение. По моему мнению, этот низкопроцентный кредит превратился в эпицентр коррупции.

- Нужно ли такое министерство, от которого нет пользы нашим крестьянам-фермерам, более того, не имеющего отношения к распределению имеющихся денег?

- Правильно говоришь. Но, во-первых, у них мало прав. Практически 95% сельского хозяйства в частной собственности. Я вносил предложение – хотя бы возьмите в свое ведение 4 научных института, готовящих сельскохозяйственных специалистов. И это упустили из рук Министерству образования и науки. Таким образом, у них не осталось ничего для полноценной или целевой работы. Поэтому этот орган надо заново пересмотреть, чтобы привести его деятельность в соответствие с требованиями времени. В противном случае действительно, кому нужно такое лишнее министерство.

- Жамин ага, как бы там ни было, наверняка есть пути выхода из ситуации? Есть ли пути выхода из вышесказанных вопросов? Какое предложение можете сказать?

- По моему мнению, мы испытываем жажду в политике «Честность». Один путь выхода – правительство должно помочь по справедливости материально или техникой крестьянам-фермерам без посредников. Я хорошо знаю, еще 24 года назад, не говоря о другом, мы свое государство обеспечивали на 90% своей же произведенной продукцией. А сейчас? Сейчас 70% импортируется извне. Произведенные нами самими, не превышающие по объему потребности собственного населения такие зерновые, как пшеница, не должны вывозиться из страны, они должны остаться у нас. Это нестоящие слова: «Вывезем из страны и продадим дорого». Для этого, чтобы выжить, правительство должно обеспечить равномерно крестьян беспроцентными или под малый процент кредитами. Если на то пошло, необходимо на известный определенный срок на несколько лет освободить от налогов. Также взять на себя организационные работы по продаже произведенной продукции, надо контролировать. По мере сил увеличить подготовку сельскохозяйственных специалистов, было бы хорошо объединить мелкие хозяйства, перейти к укрупнению. Говорят «даже перепелку пусть разделывает мясник», сельским хозяйством должен руководить специалист, понимающий сельское хозяйство.

Источник: газета «Ачык саясат плюс» №4 от 06.03.2015/стр. 6

  https://www.gezitter.org/interviews/37939/ Ссылка на материал: