Сабыр Муканбетов, член наблюдательного совета ОТРК: "Любая власть будет подбирать кадры среди своих, не деля людей на "акаевцев" и "бакиевцев""

Автор: Аэлита Сатындиева
Майдан.kg Майдан.kg
25 февраля 2015
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

- Сабыр агай, различные партии готовятся к предстоящим осенним выборам, объединяются и расходятся. Недавно торага Жогорку Кенеша Асылбек Жээнбеков заявил, что будут внесены изменения в избирательный кодекс, в марте вопрос будет рассмотрен в трех чтениях. Общественность раскритиковала желание внести изменения в кодекс ближе к выборам, считает, что верхушка власти пытается подогнать законы под себя. Расскажите об этом подробнее.

- С обретения независимости кыргызское государство провело немало выборов. В самом начале выборы были более-менее справедливыми. Постепенно у представителей власти разыгрался аппетит, они начали пытаться удержаться во власти. Воровали голоса, подкупали, запугивали, избивали, сажали, в общем, применялись грязные технологии, из-за которых пропало доверие к выборам. Были времена, когда протокол заполняли на 7-м этаже Белого дома, вне зависимости от результатов выборов. Усилилось недовольство. Именно искажение результатов выборов было одной из причин двух революций.

Пришедшие во власть после 2010 года люди обещали провести честные выборы. Нынешняя власть вроде бы и не отказалась от своих обещаний, начался сбор биометрических данных, вносятся изменения в закон. С прошлого года были разговоры о внесении изменений и дополнений в избирательный кодекс, но только сейчас начали действовать. Конечно, внесение изменений перед выборами вызывает подозрения. Но закон не запрещает вносить изменения в кодекс перед выборами. Поэтому, я считаю, не нужно препятствовать изменениям, которые были подготовлены с учетом недостатков предыдущих выборов.

- Что вы думаете об изменениях, которые планируется ввести в избирательный кодекс? Насколько эти изменения способствуют честности, прозрачности избирательного процесса? Или все будет наоборот?

- По-моему, правящая коалиция нашла общий язык только по некоторым вопросам - по порогу в 10% (раньше порог составлял 5% от общего числа избирателей, сейчас составляет 10% от проголосовавших), по двукратному увеличению суммы залога, по внедрению урн, ведущих автоматический подсчет, по использованию биометрических данных. Но есть и те, кто не хочет вносить следующий пункт: "Результаты подсчитывающей урны будут проверены членами комиссии, наблюдателями после вскрытия. Подсчет комиссии и ее протокол считаются основными". Складывается ощущение, что за ними "торчат ушки" аппарата президента. Если действительно это предложение будет отклонено, а счетчик урны будет считаться основополагающим, то судьба народа будет в руках программистов, хакеров, прохвостов с седьмого этажа. Никто не гарантирует, что в таком случае не усилится недовольство со стороны народа. В таком случае результаты могут оказаться не такими, какие мы ожидали.

Кроме того, огорчает, что в избирательный кодекс не были внесены изменения по поводу региональных списков в партийных списках, предложенных партией "Ата Мекен". Если бы было внесено это изменение, то удалось бы оживить внутри партий настоящую конкуренцию, борьбу, что обусловило бы проведение справедливых выборов. К сожалению, власть не смогла пойти на это. Наверное подумала, что в открытой борьбе она может проиграть.

- Руководитель аппарата президента Д. Нарымбаев, Д. Ошурахунова и т. д. не дали даже слово сказать, заявив: "Вы собираетесь раздробить кыргызов, разделить на 9 округов". Почему они проявили принципиальность по этому вопросу? Действительно ли был риск раскола Кыргызстана?

- Даже если Д. Нарымбаев выступил против предложения, он не подкрепил свою позицию аргументами, просто выразил недовольство отсутствием в инициативе регионального порога в 0,5%. А инициаторы не имели никаких претензий к региональному порогу. Вопрос решился бы, если бы они сказали, что не будут менять пункт о региональном пороге. Короче говоря, Данияр просто отнял у нас время. Но не озвучил стоящие аргументы. Другими словами, он выступал против только потому, что это противоречило его интересам.

А Динара Ошурахунова известна как лидер НПО и, скорее всего, выполняла чей-то заказ. Образ Динары, которая переживала о том, что Кыргызстан может разделиться на девять частей, не вызвал у меня доверия. Наоборот, многие с недоверием посмотрели на нее со словами: "Разве не осталось других людей, помимо этой НПОшницы, которым небезразличен Кыргызстан?"

По-моему, власть побоялась пойти на такие изменения. Потому что активизировались бы региональные лидеры, выборы прошли бы прозрачно, голоса подсчитывались бы открыто, что усложнило бы задачу по фальсификации голосов из столицы. В последнее время серди народа, особенно среди жителей юга усиливается недовольство, шансы нашей власти падают, поэтому они не могли пойти на такой риск. Власть постаралась заткнуть депутатов ЖК. Депутаты и лидеры фракций подчинились со словами: "Лучше синица в руках, чем журавль в небе". Теперь повторится история "Ата Журта" и "Республики" из предыдущих выборов, когда по-настоящему достойные люди, заслужившие поддержку электората, не смогли стать депутатами.

Честно говоря, изменения, о которых говорила Д. Ошурахунова, не привели бы к развалу страны. Наоборот, это активизировало бы тесное сотрудничество среди регионов, укрепило бы сплоченность народа, уменьшило бы деление людей на север и юг, что осталось у нас с советских времен. Потому что вы бы развивали бы свою партию во всех уголках Кыргызстана, повсеместно собирали бы сторонников уставно-программных целей своей партии. А упомянутые однопартийцы в один день приехали бы из всех регионов в столицу, провели бы съезд, а за чашкой чая они объединились бы ради достижения общей цели, укрепили бы дружбу. Если бы каждая партия собирала бы людей со всех регионов, то и народ перестал бы делиться на север и юг, понимая, что нужно сплотиться. Народ понимал бы, что им нечего делать в партии юга, где нет представителей северян, или в партии севера, где нет южан. А представители власти разоблачили себя, запугивая нас тем, чего и быть не должно.

В Турции партии выносят свои списки по каждому округу. Страна не развалилась. Кроме того, по упомянутой инициативе никто и не собирался делить Кыргызстан на девять округов. В Кыргызстане остался бы один округ, да и у партий был бы один список. Простой партийный список был бы разделен на 9 параграфов. По итогам выборов, в зависимости от количества голосов с определенных регионов, партия распределяла бы квоты по девяти регионам. В итоге, было бы неважно, какая партия победит в определенном регионе, потому что этот регион обязательно будет представлен в парламенте. Не сложилась бы нынешняя ситуация, в которой некоторые районы представлены десятком депутатов, а многолюдный Сокулук остался без представителя. Все было бы справедливо и недовольства стало бы меньше.

Мы перешли к парламентской системе, хотим мы того или нет, нам нужно поддерживать партийное строительство. Уже видим, как все это отражается на нынешней ситуации. Хотя есть недовольство, почему не становится больше людей, которые хотят совершить революцию? Потому что большинство политических сил доверяют парламентской системе и надеются на выборы. Разве нам нужно разрушать эту веру?

- В заключение. Хотелось бы задать вам вопрос как к члену Наблюдательного совета ОТРК. Когда вы назначали Султана Жумагулова на пост гендиректора ОТРК, общественность выразила недовольство властью и вами. Люди задавались вопросом: "Зачем тогда судили Малеваную, если собирались назначить на высокопоставленную должность ее прихвостня С. Жумагулова (Ак торпок)"? Наверное, вы слушали и недавние разговоры: "Выкинула Ак торпока и назначили другого прихвостня Малеваной Илима Карыпбекова. И Белый дом и Наблюдательный совет стайка псов". Что вы скажете об этом?

- Наверное, и сам недавно вешал на людей ярлыки: "акаевец", "бакиевец", "малеваная". Сейчас я перестал так делать. Хочу признать, что изменился под влиянием Ак торпока. Незадолго до окончания конкурса и назначения С. Жумагулов позвонил мне и пригласил на встречу. Мы встретились в одном ресторане, познакомились (раньше были малознакомы). Тогда Султан сказал: "Сабыр, не прошу голосовать тебя за то, что я тебя угостил, напоил водкой. Голосуй за кого хочешь. Просто хотел заранее познакомиться, а не во время конкурса". Тогда я удивился тому, что он оказался кыргызом, ведущим себя как подобает мужчине. "Мужик! Дай и я тебе тогда налью", - сказал я и потом мы мирно разошлись. Позднее я проголосовал за другого, но это не испортило наши приятельские отношения. К сожалению, он ушел в отставку после того "происшествия". Но никто не может предъявлять претензии к его профессиональным навыкам и к человеческим качествам.

После того случая я перестал называть людей чьими-то прихвостнями. Какой бы не была власть, после нее остаются кадры. Если некоторых берут на работу по знакомству, то другие заслуживают это право за счет таланта и умений. Какой бы ни была власть, она старается при подборе кадров отобрать лучших людей, которые облегчат работу. Даже в прогнившей, коррумпированной власти кадровая политика не может быть разрушена на 100%, потому что продолжат привлекать людей на работу. Оказывается, неправильно подгонять всю верхушку власти под одну мерку, будучи незнакомым с анатомией власти, поголовно критиковать всех, в том числе тех, кто действительно попал во власть для служения народу. Эти мысли касаются и исполняющего обязанности руководителя ОТРК Илима Карыпбекова. Илим полноценный юрист, медиаэксперт, топ-менеджер (аэропорт "Манас") и подходит для этой работы. Верю в то, что он поднимет ОТРК на новый уровень.

Источник: газета "Майдан.kg" №7 от 25.02.15 / стр. 3

  https://www.gezitter.org/interviews/37609/ Ссылка на материал: