Алмамбет Шыкмаматов: "Моя задача заключается в том, чтобы каждый кыргызстанец знал о своих правах"

Автор: Лейла Саралаева
Жаны Жуздор Жаны Жуздор
Обратите внимание на дату публикации.

Министерство юстиции Кыргызстана - одно из самых загадочных ведомств, здесь, в тишине, рождаются законопроекты, которые регулируют нашу жизнь. Общественность не выражает недовольство работой этого министерства, так как для простого человека непонятно, чем занимается ведомство.

Шумиха вокруг Министерства юстиции разгорелась после отставки генпрокурора Аиды Саляновой. Выяснилось, что обвиняемый в получении взятки ее муж был помощником министра юстиции. Чем занимается это министерство, причастен ли муж генпрокурора к получению взятки? Об этом мы побеседуем с министром юстиции Алмамбетом Шыкмаматовым.

 

О работе

- Алмамбет Насырканович, чем занимается Министерство юстиции?

- Вся власть ведет работу над строительством сильного, демократического, правового государства со справедливыми законами и судебной системой, гарантируя права и беспечную жизнь обществу. Это идеал страны, в которой нам бы хотелось жить. А что нужно сделать для того, чтобы общество было справедливым? Нужны справедливые законы, соответствующие международным стандартам. В некоторых странах люди живут беспечно, но там нет справедливости. Есть диктаторские режимы, где ущемляются права граждан. Поэтому хорошая жизнь и права граждан стоят на одной чаше весов, они бесценны. Чтобы это обеспечить, нужна справедливая, объективная судебная система. А граждане должны быть проинформированы о том, как они могут отстоять свои права через законы или суды. Только в таких условиях можно сказать, что строительство государства прошло успешно, что в такой стране можно хорошо жить. Это называют демократией. Любые сферы жизнедеятельности упираются в нормативно-правовые акты. И Министерство юстиции, и уполномоченный орган, определяющий политику в юридической сфере, делают все для того, чтобы в наших законах не было коллизий и противоречий.  

- А есть противоречия?

- Хватает. Может, для кого-то наши суды несправедливы, потому что выносят они свои решения на основании законов. Но есть парадокс - одни и те же общественные отношения регулируются несколькими законами. В нужный момент они используют один закон, а в другом случае - другой закон. Судьи всегда говорят, что они вынесли законное решение, потому что многие законы у нас утратили силу. Поэтому Министерство обязано устранить противоречия в законах.

В данное время при президенте работает рабочая группа по реформированию судебной системы. Они готовят новый Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовный кодекс, Уголовно-исполнительный кодекс. В данное время все кодексы пересматриваются, потому что не должно быть противоречий, судьи не должны выносить несправедливые решения, пользуясь лазейками в законе. Министерство юстиции активно вовлечено в этот процесс.

По статистике в Кыргызстане есть 405 базовых законов, 16 400 постановлений правительства, 8 150 указов президента, 5 078 постановлений Жогорку Кенеша. А общее количество нормативно-правовых актов достигает 42 тысяч.

К слову, самые молодые кадры, состоящие на государственной службе - сотрудники Министерства юстиции. У нас работают выпускники вузов, в среднем им 30-35 лет. Здесь они проходят хорошую школу. Затем уходят работать в судебный корпус, в правительство и т.д. Другими словами, они продолжат активно участвовать в законотворческом процессе. Можно сказать, что в какой-то степени Министерство юстиции является кузницей кадров.

- Как вы думаете, чего вы добились за 4 года с тех пор, как оказались на этой должности?

- Как министр юстиции я поставил перед собой приоритетную задачу - заняться правовым просвещением наших граждан, каждый кыргызстанец должен знать о методах защиты своих прав. Нам удалось укрепить свою работу в этом направлении путем переформирования нашего сектора правового обеспечения в управление. Мы информируем общественность о каждом важном законе. Мы сотрудничаем с международными донорами и в ОТРК запустили известную программу "Ой-Ордо". Эта программа позволяет гражданам узнать все новости и получить информацию о методах защиты своих прав. Второй момент, на сайте Министерства юстиции опубликованы пояснения для каждого закона, понятные для граждан.

В-третьих, начались активные реформы, связанные с адвокатами. Гражданское общество особо развито во всех развитых странах, где работают справедливые законы, а граждане чувствуют себя защищенными. А адвокаты - представители гражданского общества. Меня огорчает и беспокоит то, что в Кыргызстане не очень доверяют адвокатам. От граждан часто поступают жалобы на то, что адвокаты берут с них деньги, но не отстаивают их интересы, исполняют роль посредников по передаче взяток прокурорам и судьям. Одним словом, среди адвокатов есть непорядочные люди. Конечно не все такие. Но наблюдается такая тенденция. Мы провели научное исследование, ознакомились с практикой развитых стран. Выяснили, что наша проблема заключается в том, что государство у нас контролирует адвокатов. Приняли новый закон, по которому адвокаты будут независимыми. Государство должно перестать их контролировать. Им нужно выдавать разрешительные документы и не вмешиваться в их работу. Для того чтобы уровень адвокатов Кыргызстана соответствовал международным стандартам, институт адвокатов должен регулировать себя самостоятельно. Адвокаты должны научиться очищать свои ряды, действовать ради своей репутации.

- А как, в таком случае, будет регулироваться их работа?

- На основании закона об адвокатах. А Министерство юстиции на первых порах будет содействовать этому институту, пока он не встанет на ноги. Недавно прошел первый съезд адвокатов, был принят кодекс чести, основан правящий орган, проверяющая комиссия и комиссия по этике. Теперь начнется процесс формирования адвокатской деятельности. Цель этих реформ - когда-нибудь добиться того, чтобы адвокаты соответствовали международным стандартам.

- Другими словами, это ваша личная инициатива, как министра?

- Да, решение я принимал исходя из следующих соображений. Если взглянуть на развитые страны, где нет коррупции и отстаиваются права человека, то профессия адвоката там считается самой престижной. Порядочные адвокаты - один из методов борьбы с коррупцией. Частенько наши граждане для решения своих проблем вынуждены давать взятки всем, начиная с районной милиции, заканчивая айыл окмоту. Среди наших граждан появилось устойчивое понятие - для решения проблем следует отдать кому-то деньги. Мы должны разрушить этот стереотип. А на деле не нужно давать деньги, а следует нанять адвоката, как в развитых странах. Там, если возникают проблемы или противоречия с государственными органами, люди ни с кем не спорят, никому не дают деньги, а звонят своим адвокатам. Им доверяют, их ценят. Поэтому в развитых странах это почетная и хорошо оплачиваемая работа. Для них гордость быть адвокатом. А у нас адвокатами становятся люди, которых прогнали из следственных органов, бывшие судьи и те, кто не прошел аттестацию. Напоминает штрафбат. Это недопустимо. Поэтому адвокаты должны бороться за свою репутацию. Рано или поздно и у нас адвокаты станут уважаемыми и нужными людьми. Народ перестанет бегать за высокопоставленными чиновниками и предлагать деньги. Они доверят свою проблему адвокатам.

- А как эту инициативу восприняли сами адвокаты?

- Часть адвокатов не сразу приняли наше предложение. Речь идет об авторитетных адвокатах. Это им не понравилось. Но если взглянуть с точки зрения общественной пользы, то они придерживаются эгоистической позиции. Мы думаем, что реформирование адвокатской деятельности приведет к реформированию всех правоохранительных органов. Сильный адвокат поставит на место чиновника или милиционера, который злоупотребил своими полномочиями. Это часть реформирования правоохранительных органов.

Если ущемляются права граждан, то во всех государственных или частных учреждениях адвокат может законными методами отстоять его права, потому что не все граждане знают законы и нормативно-правовые акты. Для этого гражданам следует оказать доверие адвокатам. А чтобы оправдать возложенное доверие, адвокаты должны проявить себя как надежные партнеры. Кроме того, они должны приложить усилия для того, чтобы поддерживать позитивную репутацию.

 

О биометрии

- Сегодня отовсюду звучит критика, связанная со сбором биометрических данных. Насколько соответствует закону сбор биометрических данных?

- Все передовые страны перешли к биометрии. Простой пример. При поступлении в вуз простой абитуриент должен собрать многочисленные документы - справку с места жительства, с военкомата, со школы, с жилищного комитета, с паспортного стола, с МВД. Везде человек сталкивается с бюрократией - с очередями, с грубостью исполнителей низшего звена. Человек устает от такого отношения. А когда все пройдут через биометрику, то не нужно будет обходить все эти инстанции для получения справки. Из иностранных фильмов мы видим, что проверяя документы одного человека, можно за короткое время получить о нем подробные сведения. Биометрия - необходимость сегодняшних дней. Мы должны это поддержать. Здесь нет ничего плохого или незаконного.

- Большинство боится биометрии, так как считает, что это может быть применено против них самих.

- Этого не будет. Сегодня вся информация о гражданах хранится в картотеках паспортных столов. Они могут сгореть, быть испорченными или скопированы злоумышленниками. Если база биометрических данных будет храниться в компьютерах, то каждый вход в систему будет фиксироваться. А доступ к информационной базе будет только у отдельных сотрудников. За незаконный вход в базу люди будут привлекаться к ответственности.

- Биометрия гарантирует честные выборы?

- Конечно. Потому что больше не будет сброса бюллетеней через "карусели". Один гражданин - один голос. Нельзя обмануть или подкупить технику. Можно договориться с человеком, а с машиной не договоришься. Отличный пример применения биометрических данных на выборах был в Монголии. Они смогли добиться честных выборов только путем внедрения современного оборудования. Чтобы понять преимущества биометрии, достаточно сравнить печатную машинку с компьютером, оснащенным интернетом. Или сравните старый телефон с мобильным телефоном.

 

О международных разбирательствах

- Сегодня возникло немало вопросов, связанных с "Кумтором". Какие вопросы с канадцами не удалось решить?

- На сегодняшний день есть обстоятельства, которые их беспокоят. К примеру, по уголовному делу о переводе денег из Кыргызстана. По претензиям и искам, которые выдвигает кыргызская сторона. Они хотят, чтобы Кыргызстан меньше выражал недовольство. Хотят найти общий язык и продолжить работу. Парламент одобрил меморандум, на основании которого ведутся активные переговоры. Пока рано говорить о результатах.

- В интервью нашей газете Омурбек Текебаев говорил, что "Кумтор" можно национализировать, если они не примут наши условия. Возможно ли это с юридической точки зрения?

- С юридической стороны это возможно. Но нужно вести переговоры по справедливому распределению нашего национального богатства. Если нам так и не удастся договориться, то следует прибегнуть к национализации, как к крайней мере.

- 8 крупных компаний, национализированных на основании декретов Временного правительства, подали в суд на Кыргызстан на общую сумму в 1,5 млрд долларов. Мы уже проиграли в нескольких процессах. Почему?

- Ни для кого не секрет, что за этими компаниями стоял Максим Бакиев и его друзья - Елисеев, Гуревич. Это непростые люди. Они рассмотрели вопрос со всех сторон, сделали так, чтобы у нас возникли проблемы с юридической точки зрения. Так оно и происходит. Рассматривая дела, международный суд не придает значения тому, что Бакиев был кровопийцей или узурпатором. Они смотрят на то, как предыдущее правительство приняло одно решение, а следующее правительство отменило это решение. Вот под каким углом они рассматривают такие дела.

А какой у нас был выход, кроме национализации? Оставить компании, которые были проданы за гроши? Чтобы они и дальше работали в их интересах? Это было бы несправедливо. Поэтому решение о национализации было самым правильным. Мы будем судиться до конца, докажем свою правоту.

- Будут ли наши юристы привлечены к работе на таком уровне или воспользуетесь услугами международных юристов?

- Это международная практика. К таким судебным разбирательствам следует привлекать международные компании. Они накопили достаточно опыта в таких международных разбирательствах.

 

О спорных законопроектах

- На каком этапе находится законопроект о признании НПО иностранными агентами?

- Этот законопроект был инициирован депутатами. Министерство юстиции вынесло официальное заключение - законопроект, в предложенном виде недопустим. Таким образом, мы можем сделать шаг назад на фоне наших достижений в демократии. К примеру, НПО могут быть разными. Большинство из них сотрудничают с государством, помогают решать проблемы, касающиеся образования, миграции, здравоохранения, защиты прав человека. Конечно есть НПО, чья деятельность не соответствует интересам национальной безопасности, хотя они делают вид, что занимаются общественным делом. Таких НПО мало. Поэтому не нужно относиться ко всем НПО одинаково. Я считаю сырым законопроект, предложенный депутатами. Мы хотим, чтобы деятельность НПО была прозрачной и они отчитывались перед обществом. Мы должны достигнуть того, чтобы финансирование НПО было прозрачным.

- Кто разрабатывает соответствующий законопроект?

- Мы еще не подготовили его. Думаем над новой концепцией. Но отчетность точно будет.

- Оживленно обсуждается еще один законопроект депутатов, касающийся гей-пропаганды. Нужен ли нам такой закон?

- Это тяжелый вопрос. Мы должны ориентироваться на нашу историю, на наши культурные ценности, на наш менталитет. Если мы разрешим гей-пропаганду, то общественность негативно отреагирует на это. Поэтому нам не следует перенимать все западные ценности. Это касается и ислама. Не нужно все подряд копировать, кое-где нужно задуматься. Нам нужно брать только хорошее, то, что не противоречит нашему менталитету. А пропаганда гомосексуализма нам не подходит.

- А что вы думаете о прозрачности финансирования политических партий?

- Мы подготовили этот законопроект, он на стадии рассмотрения парламентом. Я думаю, что это необходимый законопроект. Конечно, в любом деле найдутся люди, которые найдут что-то негативное, обвинит нас в популизме. К этому уже привыкли. Но мы думаем, что источники финансирования политических партий должны быть прозрачными. Сегодня создается серьезная угроза национальной безопасности. Допустим, ИГИЛ решил попасть в кыргызский парламент путем финансирования какой-либо партии. По нынешнему закону они легко это сделают. Тогда создастся серьезная угроза для нашей национальной безопасности. Именно поэтому мы инициируем этот законопроект.

- Будет ли гуманность в уголовном кодексе?

- Как я уже говорил, в рамках судебной реформы разрабатывается новый Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс. А важный момент в этой работе касается гуманизации наказания за нетяжкие преступления. К примеру, в некоторых случаях государство может вынести решения, не связанные с лишением свободы, потребовав заплатить штраф или привлекая к общественным работам.

Как известно, преступность берет начало в колонии для несовершеннолетних. Пришло время отказаться от такой системы. Если дети в первый раз совершили преступление, то их нельзя изолировать от общества и сажать с настоящими уголовниками. Такая "школа жизни" их не исправит. Поэтому ювенальная политика предлагает другие методы воспитания.

В уголовный кодекс вводятся такие понятия, как "экстремизм", "терроризм", "коррупция", "наркотрафик", ужесточается наказание за насилие над детьми. Сами видите, сегодня в нашем обществе наблюдаются проявления дикости. С подобными вещами нужно бороться путем ужесточения наказания.

- Когда будут введены эти изменения?

- Изменения готовы и сейчас рассматриваются. Скоро будет отправлен пакет документов в парламент.

 

О скандале, связанном с Аидой Саляновой и ее мужем

- Я не могу не задать вопрос о вашем помощнике, Бакыте Абдыкапарове, муже бывшего генпрокурора Аиды Саляновой. Как он начал у вас работать?

- С 5 ноября он работает на должности моего помощника. К этому непричастна Аида Женишбековна. Он попросил меня взять его на работу, так как в то время начали появляться слухи о нем. Ранее он работал в ГКНБ. Он не хотел, чтобы связанные с ним слухи мешали работе его жены, решил перевестись на более простую работу.

- Вы его знали раньше?

- Да, мы знакомы с 2011 года.

- Как вы думаете, насколько обоснованны обвинения в том, что он получал взятки?

- Скажу как юрист. Такой вопрос нужно задать следователям. Сейчас тяжело что-либо сказать. В отличие от сталинского режима, в нашей Конституции есть три статьи: во-первых, никто не виновен, пока нет решения суда; во-вторых, не рассматриваются доказательства, полученные незаконным путем; в-третьих, все косвенные доказательства рассматриваются в пользу обвиняемого. Эти три статьи гарантируют защиту от репрессий. Поэтому, он невиновен, пока суд не вынесет решение. В соответствии с уголовно-процессуальным кодексом следователь может потребовать меня отстранить его от работы в связи с выдвинутыми обвинениями. Только в таком случае я могу его отстранить от работы, потому что понимаю, что занимаемое им положение может повлиять на ход следствия. Пока что мой помощник невиновен. Он работает у себя в кабинете.

- Как вы восприняли решение Аиды Женишбековны, которая сразу ушла в отставку, как только появилось это уголовное дело? Это бессилие, женские эмоции или решимость?

- Это сильное решение. Говорят же: "Жена Цезаря вне подозрений". Ее мужа обвинили, в то время как она занимала высокую и ответственную должность. По-моему, она приняла верное и смелое решение.

- В оппозиционных кругах отставку Саляновой начали политизировать, воспринимая как попытку создать препятствия для лидера партии "Ата Мекен". По их мнению, скоро возобновят дело по мародерству. Что вы думаете об обвинениях, касающихся мародерства?

- Следствие растянулось на два года. Общественность с интересом наблюдала за происходящим. Процесс был бы иным, если бы подтвердился хотя бы один факт по мародерству. К мародерству 7-8 апреля 2010 года были причастны около 100-200 тысяч человек. Говорить о том, что к этому были причастны только члены "Ата Мекена" - нонсенс.

Там были многие граждане. Подобные явления были и в других странах, откуда сбегали власти, а правоохранительные органы бездействовали. Я считаю, что в беспорядках приняли участие многие озлобленные граждане нашей страны. Но мы должны быть довольны тем, что эти беспорядки удалось пресечь за один день, а ситуация была взята под контроль в кратчайшие сроки. Взгляните, что происходит в Украине.

- Как на вашей работе отражается ваша принадлежность к определенной партии?

- Это никак не влияет. В своей работе я руководствуюсь Конституцией и законом "О правительстве". Мой прямой начальник - премьер-министр, избранный парламентом и утвержденный президентом человек.

Источник: газета "Жаны Жуздор" №3 от 29.01.15 / стр. 4 и 5

  https://www.gezitter.org/interviews/36917/ Ссылка на материал: