Курмантай Абдиев, депутат фракции "Ата Журт": "Наша партия постепенно отдаляется от нашей фракции"

Автор: Айбек Шамшыкеев
Фабула Фабула
Обратите внимание на дату публикации.

- Курмантай Абдиевич, в последнее время часто затрагивается вопрос о введении смертной казни. Что вы думаете об этом? Вы же хорошо знаете эту процедуру...

- Если задуматься, то реальность такова, что мы нуждаемся во введении смертной казни. Сказать легко, а вот узаконить этот вопрос - тяжелее. Потому что есть барьеры, которые мы в свое время установили. Убрать их будет непросто. Будучи министром юстиции, в конце 2009 или в начале 2010 года я выступил как докладчик по отмене смертной казни в нашей стране. Честно говоря, изнутри я был против. Президент Бакиев подписал 4 протокола, и мы возложили на себя некоторые важные обязательства. Сейчас нельзя отказаться от этих обязательств. Потому что в таком случае, нам следует отказаться от всех международных протоколов. Кроме того, это муторное дело. Кроме того, в нашей Конституции нет ни слова о смертной казни. Мало того, у нас инициируется вопрос об уменьшении максимального срока тюремного заключения с 25 лет до 15 лет. Конечно это очень мало. Но когда начнут рассматриваться эти вопросы, представители рабочей группы могут выступить со своими аргументами и склонить всех в свою пользу.

- Говорят, что в последние четыре года ведутся реформы в судебной отрасли. Но на данный момент не произошли изменения, которые бросились бы в глаза. Почему?

- Конечно, я не скажу, что у нас вовсе не ведется судебная реформа. Много это или мало, но судебная реформа ведется. В основном многое связано с ситуацией в обществе. Начинают навязывать обществу модель судебной системы другой страны, а в итоге получается, что такая система нам не подходит. Каково наше общество - таковы наши реформы, наши действия, работа.

Во-вторых, остро стоит кадровая проблема. Я не скажу, что плохи кадры, которые работают в судебной системе. К примеру, я могу утверждать, что люди моего возраста обладают должным образованием, чтят идеалы законности. В 1988-1990 гг. произошли некоторые изменения в кадровой политике. Я не скажу, что этот процесс потом прекратился, к сожалению, он до сих пор продолжается. В итоге вопрос законности отошел на второй план. Было много случаев, когда растаптывался закон. Одним словом, мы начали жить по понятиям. Но в последние три года мы начали приходить в себя, обращать внимание на вопросы законности и кадров. Теперь же нам нельзя откланяться от заданного курса.

- Что вы расскажете о качестве состава Совета по отбору судей...

- Только недавно избраны члены совета, они приступили к работе. Время покажет, как они будут работать. Но иногда я с некоторой долей иронии говорю: "Возможно я бы лучше отобрал судей, если бы мне дали всего 3 оперативников". Потому что появились различные разговоры о деятельности кандидатов. Мы бы всех изучили и сказали бы, кто годится для ответственной работы, а кто нет. Честно говоря, у этого состава есть свои недостатки. Пока рано говорить, что все хорошо.

- Довольны ли вы работой правительства? В какой сфере оно хромает?

- По-моему, правительство хромает во многих отраслях. Но я бы отметил одну вещь. Каждый год, обсуждая государственный бюджет, мы выясняем у себя в кабинетах, сколько денег удалось собрать и приглашаем на большие и небольшие заседания министра финансов. Но министр не несет ответственность за пополнение бюджета. Она отвечает лишь за распределение собранных средств. Поэтому я всегда предлагаю спрашивать не с министра, а с руководителей бюджетообразующих отраслей, когда нам не удается собрать достаточно средств в бюджет. Пока мы не займемся производством, о росте или пополнении казны можно и не говорить. Поэтому правительству следует сделать акцент на производстве.

 В 2012 году мы побывали в Туркменистане. Численность населения на 180 тысяч человек больше, чем у нас. Годовой бюджет у них составляет 21 млрд долларов. А у нас тогда бюджет составлял 1 млрд 400 тысяч долларов. Не спорю, Всевышний наделил их "черным золотом" под землей, но ведь в Литве нет таких богатств. Но там годовой бюджет составляет  9 млрд долларов при численности населения в 2 млн 600 тысяч человек. Это в 6-7 раз больше, чем у нас. Потому что в этой стране развито производство. Коррупция не развита, как у нас. Мы бы достигли больших успехов, если бы правительство акцентировало внимание на производстве и на борьбе с коррупцией. В последнее время представители нашей власти увлеклись накоплением богатства. А общество предпочитает материальное богатство духовному богатству. Конечно это не хорошо. Пока мы не избавимся от этого, жизнь не наладится. В молодости, когда мы собирались со своими сверстниками, мы обсуждали прочитанную книгу, просмотренный фильм, говорили о государственных интересах. А нынешняя молодежь обсуждает чужие деньги, политику, способы обогащения. Я надеюсь, что это временное явление.

- Вы хорошо разбираетесь в вопросах, касающихся этики и регламента в Жогорку Кенеше. Недавно некоторые депутаты лишились мандатов. Могут ли в ближайшее время лишиться мандатов такие депутаты, как Обдунов, Торобеков, Келдибеков?

- Нужно сказать правду. В некоторых случаях в отношении депутатов возбуждали уголовные дела по тяжким статьям, чтобы лишить их мандатов. Приведу в пример дело одного депутата. Формально кажется, что в деле Торобекова Нурлана есть состав преступления, но сумма ущерба составляет около 15 тысяч сомов. А на 15 тысяч сомов могут пообедать два человека в ресторане. А мы довели этот вопрос до возбуждения уголовного дела и создания депутатской комиссии.

Такие явления были и ранее. Потому что я много работал в этой сфере и хорошо все знаю. Нужно было озвучить для общественности обстоятельства дела, не доводить ситуацию до возбуждения уголовного дела, вынести человеку предупреждение, напомнив о моральной ответственности. Это послужило бы примером, уроком для общественности.

В свое время мы применяли такую практику. Честно говоря, Нурлан учился в университете, но его отчислили. Поэтому я не могу сказать, каким образом он получил диплом. Он не нанес какой-то ущерб государству или обществу своими действиями. Если мы хотим возбудить уголовное дело из-за 15 тысяч сомов, то нужно возбудить уголовное дело в отношении министра финансов, который летает бизнес-классом и тратит 300 тысяч сомов. Таких примеров полно.

Что касается дела Обдунова, то тут ситуация немного иная. Поэтому весь парламент будет выносить решение. Но я пока не знаю, каким может быть решение.

- Что вы думаете о книге однопартийца Садыра Жапарова?

- Я для начала выскажусь о нем, прежде чем перейти к книге. Отношусь к нему положительно. Своевременно поднял тему "Кумтора". Мы все видели. Возглавлял комиссию, хорошо поработал. Если бы Жапаров инициировал бы в парламенте вопрос денонсации соглашения, а не национализации, то он без труда заручился бы поддержкой. Но Садыр настоял на национализации. Именно поэтому мы прекратили работу его комиссию и основали правительственную комиссию. Но эта комиссия, потратившая внушительную сумму, не продемонстрировала продуктивную работу, в конце концов, вынесла решение: "Соглашение нельзя изменить". Короче говоря, мы оказались в тупике. Я думаю, что вопрос "Кумтора" решился бы иначе, если бы Садыр в свое время вынес бы в парламент инициативу денонсации соглашения.

Что касается фактов из книги, то я пока не могу сказать что-то конкретное. Кроме того, не беседовал с ним о фактах из книги. Мне кажется, что он писал книгу, ориентируясь на правду, факты.

- Объединение "Ата Журта" и "Республики" расстроило многих представителей "Ата Журта". Вы тоже в их числе?

- Этот вопрос не рассматривался на специальном заседании депутатов "Ата Журта", этот вопрос даже не поднимался. Мы не причастны к этому решению. У меня нет полноценной информации о совместной деятельности двух партий. Если бы Ташиев в свое время предупредил бы нас об этом, возможно, мы бы его поддержали. Даже сейчас я не скажу, что против такого решения. Если бы я был против, что решит мой один голос?

Пока рано говорить, что будет дальше. Буду ли я участвовать на предстоящих выборах или нет, если да - с какой партией? Этот вопрос остается для меня открытым. Пока что я связан с "Ата Журтом" тем, что являюсь депутатом этой партии. Но я не скажу, что сохранилась тесная связь между партией и фракцией, что отношения между ними развиваются. Если вы заметили, наша партия постепенно отдаляется от нашей фракции.

Источник: газета "Фабула" №4 от 27.01.15 / стр. 8

  https://www.gezitter.org/interviews/36841/ Ссылка на материал: