«Не извлекающее урока из истории общество наказывалось»

Автор: Чолпон СУБАКОЖОЕВА
Кыргыз Туусу Кыргыз Туусу
Обратите внимание на дату публикации.

Остался 1 год до 100-летия Великого Уркуна (Великого Исхода). В этой связи мы повторно публикуем интервью ныне покойного общественного деятеля Ишенбая Абдуразакова, вышедшее в свет в нашей газете 26 июля 2013 года в рубрике «Уркун и будущее нации».

- Ишенбай Абдуразакович, сегодня осталось мало людей, знающих информацию об Уркуне. Ваша мать оказалась человеком, участвовавшим и видевшим это, как она вспоминала Уркун?

- Не осталось людей, видевших и переживших Уркун. Ничего существенного не остается в памяти тех, кто в то время были малыми детьми. Говорил мой отец: «Это слова твоего дедушки», - и я слышал от бабушки. Во время перехода через тесное ущелье Жууку карательный отряд истребил всех родственников моей матери, мать осталась одна. От страшного испуга она забыла даже свое имя. К сожалению, крайне мало материалов, опирающихся на документы. Больше информации, высказанной однобоко вместе со слухами в народе.

- Вы думаете, что явилось причиной Уркуна?

- Если мы хотим пойти в будущее прямой дорогой, то нам следует относиться честно к истории. Уркун произошел не случайно. Причина – Российская империя присоединилась без военной подготовки к первой мировой войне, связанной со столкновениями сильных государств. В то время в ее армии не было ничего надежного и крепкого, она призвала в армию кыргызов, которые впервые собирались стать гражданами России. Да и то призвала не на фронт, а на чернорабочие тыловые работы. Местные губернаторы обратились к болушам (волостным управителям), главам родов, и когда начали отбирать в армию по лимиту, начались непонимания. Большинство народа думало, что призывают на войну. Не было равного отношения ко всем, зажиточные люди давали то-сё, выкрутились, и в списки вошло большинство простых подданных. Они подняли скандал «не пойдем», тогдашние местные управители надавили силой, несмотря на волю народа, начали забирать в армию. Итак, в связи с имперской властью у местного народа усилились протесты и противостояние, что привело к таким событиям. С определенной стороны можем назвать их межнациональными. То, что привело к непониманию – тоже факт.

Мудрые люди нашего народа говорили: «Русское государство очень большое государство. Нельзя сравнивать его и нашу силу. Если действовать назло, будет вред только нашему народу. Поэтому пошлем способных служить людей, а остальные будем жить спокойно». Я слышал, что так говорили аке, иссык-кульские выходцы. Оказалось, мой отец Орузбай не пустил своих сыновей. Он сказал: «Если мы в панике побежим в Китай, то вы замучаетесь от незнания языка, религии, души чужой земли». Но некоторые из детей моего деда пошли в Учтурпак, Аксу, потом снова вернулись.

Если сказать о матери, то ее отец оказался человеком по имени Жаныбай бий. Он был из рода желден, чьей родиной была местность Жаргылчак Иссык-Куля. Мой дед по отцу жил поблизости от Джеты-Огуза, был в хороших отношениях с Жаныбай бием. Они договорились остаться с детьми-семьями, чтобы не будоражить народ, но когда народ в панике начал откочевывать: «Кокуй-караул, нам нельзя не уходить, иначе нас истребят», - тот человек тоже со своими родственниками ушел через ущелье Жууку. Когда приблизились к перевалу Бедел, перед кочевьем появился карательный отряд и расстрелял из пулеметов весь народ. Моя мать тогда была маленькой девочкой, она упала без чувств, ничего не знает, что случилось. Услышав, что произошло такое происшествие, мой дед по отцу пошел туда со знакомыми, стали выносить тела погибших, а среди них оказалась живой маленькая девочка – моя будущая мать. Мой дед ее удочерил, потом говаривал: «мой остаток от хорошего прошлого», так и осталось за ней имя Калдык – потомок, остаток. Она, конечно, не знает, как происходил Уркун.

А как проходил Уркун, я слышал от бабушки по отцу. Как говорится «половина правда, половина ложь, нет человека, который ходил там», -  так что это слова, передаваемые от одного человека другому. Мы попробовали проанализировать, но упираемся во многие вещи. С научной ли стороны, с идеологической ли стороны, Уркун – тогдашняя большая трагедия. Стоит большой вопрос: «Что надо сделать, чтобы такие трагедии больше не повторялись?» Конфликт между народами сам по себе просто так не возникает. Оказывается, неправильно понимающие проводимую властью политику люди неправильно выполняют приказы. Против этого поднимается народ.

- Остались ли невредимы и благополучны те, кто не бежали в страхе, не откочевали?

- Остались невредимы не бежавшие в панике. Их не тронули. Раз сами не приставали, не совершали насилия, их не трогали. На насилие не может не быть насилия. Если опираться на некоторые источники, бежал народ в большинстве с Иссык-Куля, немного с Чуя, немного с юга. Среди бежавших многие люди в той стороне подверглись унижениям, стали рабами, мучились голодом, болезнями, так говорят. Судя по словам видевших это, тела не дошедших туда людей до сего дня лежат на отрогах перевала Бедел. Есть информация, что в то время численность  кыргызского населения сократилась на треть. О достоверности могли сказать тогдашние демографы. Но после Уркуна не было переписи населения. Судя по услышанному мной, в действительности из бежавших, переселившихся вернулись лишь некоторые. Большинство осталось там. Некоторые умерли. Дошли до того, что от голода продавали своих детей - девочек, мальчиков за горсть толокна.

- Сможете назвать имена людей, слышавших объективные высказывания своими ушами?

- Справедливые вещи говорили три ныне покойных человека. Самый старший из них Кусейин Карасаев, после него Туголбай Сыдыкбеков, Абдулхай Алдашев. Ну а мой отец был простым человеком. Бабушка по отцу умерла в возрасте 94 лет.

- Как мы узнаем настоящую правду?

- Самая объективная история это – вещи, написанные в документальном виде или снятые фильмом. Мы называем настоящей историей на этом основании, не одностороннее, по оценкам различных специалистов, написанное с сопоставлением. Это само бывает связано с честностью написавшего человека.

С данной темой обнаружена косвенная связь при исследовании «Манаса», мы не обращаем внимания на хорошие идеи в его основном стержне, а склоняемся к второстепенным, третьестепенным вещам. Можем назвать «Манас» отдельной философией, закодированным шифром. Почему он идет с древности, с наших пращуров и предков? Мы попробовали поискать причину, очень интересно. Есть более важные вещи, чем «Чей сын, Кем был? Что он захватил?». Почему хан возвышал Манаса? Почему рядом с ним находившиеся аксакалы советники были мудрецами? Например, Бакай, Кан Кошой, Акбалта. Почему Манас издали видел высокую образованность Алмамбета, а Алмамбет видел честность, справедливость Манаса, и она оба сошлись в согласии? Затем Манас сказал: «Сделаю своим братом», приложил его к груди своей постаревшей матери Чыйырды и сделал братом? Почему так произошло? Это тоже само по себе большая тайна.

Почему мы называем жену Манаса Каныкей дочерью бухарского хана? Иногда мы говорим, что он взял в жены дочь простого таджика. Почему дочь таджика? Следовательно, это отражает философию «пусть смешается кровь, улучшим отношения между народами, будем жить хорошо во взаимном согласии. Если будем отдавать своих дочерей им в жены, брать их дочерей себе в жены, то тогда будет согласие». Такие мысли приходят. Народ сам возвеличил Манаса, советники рядом с ним дают умные советы,  Манас не заставляет их повторять дважды, делает, а сопровождавших их сорок витязей-чоро нам можно назвать «сорок родов». Главы живущих тогда народов советовались напрямую, приходили к одному результату, и вот тогда благополучие пришло к кыргызам. Тогда кыргызы доказали, что они – один народ, были одной нацией, не унижающейся  перед другими, иначе говоря, можем назвать государством. Затем Манас ушел, после Манаса разрушилось согласие, перестали слушать слова тех мудрых людей. Пришло время Абыке-Кобошей, после чего началась трагедия кыргызов. Вот это урок, это тоже предостережение истории для нас. Сегодня времена изменились, мы ищем новую дорогу. И если мы не станем рабами материальных богатств, имущества, послушаем хорошие бесценные заветы наших предков, пойдем по их пути, тогда мы будем народом. Самые древние из тюркоязычных народов – кыргызы. Столько проживший народ еще будет жить. Как жить? Наш народ давным-давно жил «рука об руку» с природой. Относился бережно. Говоря по-современному – экология.

- Перейдем снова к основной теме. Не остались свидетели Уркуна. Какие пути исследования вы предложили бы?

- Надо брать близкие к правде места о событии. Есть выражение ученых: «Человек никак не научится извлекать уроков из истории, брать примеры. Поэтому история всегда наказывает человека». Если извлечем урок из истории, не повторяя второй раз допущенные ошибки, а будем работать с умом и рассудочностью, тогда будут сдвиги. Сегодняшняя молодежь должна смотреть вперед. У моего друга, ныне покойного Салижана Жигитова было высказывание: «У наших некоторых интеллигентов глаза на затылке. Смотрят не вперед, а назад. Надеются, что будущее сзади». Повторюсь, такие люди есть среди нас, мы не должны отрицать это. Как говорится в нашем народе, нельзя искать врага с другой стороны. Мы можем разрушить самих себя.

Поднимая тему Уркуна, мы должны осторожно относиться к межнациональным взаимоотношениям. Например, если бы в то время окружение белого царя в русской империи относилось к простым подданным с нежностью и заботой, старалось взращивать общество, то не была бы совершена Октябрьская революция.

- Ишенбай Абдуразакович, какую оценку мы можем дать историческим взаимоотношениям с нашим стратегическим партнером Россией?

- Я с детства ходил с русскими, вместе работал. Среди них есть самые лучшие, чистые люди. В каждой нации есть хорошие, чистые, справедливые, совестливые люди, не идущие на плохое. Они друг с другом быстрей находят общий язык. Мы в советские времена видели многое, были и плохие стороны. Например, был терроризм. Было много людей, пострадавших от последствий сталинских репрессий, несправедливости, нечестности. Но мы, кыргызы в то советское время достигли очень многих ранее невиданных больших успехов. Если будем отрицать это, то получится несправедливо. Человек не должен забывать хорошее. Даже если бывает плохое, правильней проявить выдержку, простить. Однако, чтобы второй раз не повторялось, надо действовать совместно.

Мы маленький народ. Из них около 1 миллиона уезжает. Они уезжают не от счастья. Уезжают из-за отсутствия работы. Я объехал многие государства мира, крайне редко встречается такая страна как наша с удивительно прекрасной природой. Сможем ли мы осознать ценность этой природы, снова восстановить на место древние благородные качества своего народа? Например, мы кого-то очерняем, даже высказываются слова: пусть эти уезжают, если они уедут, мы улучшимся. Во многих странах государство состоит из многих наций. И без того специалисты уезжают, кто займет их места? Население нашей страны 4 млн, и если народ продолжит уезжать, то что с нами будет? Нам надо задуматься о будущем.

Источник: газета «Кыргыз туусу» №3 от 16.01.2015/стр. 5

  https://www.gezitter.org/interviews/36562/ Ссылка на материал: