Дуйшенбек Зилалиев, глава Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам: "Мы перечислили около 400 млн. Такого не было в истории"

Автор: Эрнис Балбаков
Фабула Фабула
29 декабря 2014
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

- Дуйшенбек Текшербекович, какими были новости в вашем агентстве в этом году? Давайте начнем разговор с ваших достижений...

-  Этот год был плодотворным для нашего агентства. Самое главное - в этом году мы выставили лицензии на продажу через аукционы. На основании этого в бюджет поступили 400 млн сомов. Такого вклада не было в истории Кыргызстана. Это плоды нашего стремления к прозрачной, открытой, честной работе. Президент еще в 2012 году поручил подобным образом продавать лицензии. Но почему-то до этого работа откладывалась. Выведение лицензий на аукционы стало ударом по коррупционным делам. Предыдущее руководство напрямую связывалось с инвесторами, многие деньги шли мимо казны.

Мы проследили за тем, как работает этот метод. Как вы видите, результаты неплохие. В следующем году мы планируем вынести на аукцион 5 объектов. Это: цемент Курмонту, месторождение угля в Тегене, месторождение мрамора в Токтогуле, месторождения угля Бел-Алма в Кадамджае. Мы надеемся, что нам будет оказана полноценная помощь из бюджета страны в проведении аукциона по этим месторождениям. Хочу подчеркнуть, что не все деньги попадут в центральный бюджет. 85% попадут в казну страны, 7% - в местный бюджет. Это очень хорошая помощь для местного бюджета в отдаленных регионах. Этот метод хорошо помогает улучшению отношению между инвесторами и народом.

- Расскажите о проблеме поподробнее. Как вы устраняете противоречия между инвесторами и местным населением?

- В основном проблема возникает из-за непонимания закона. Постепенно мы начали пожинать плоды того, что проводим аукционы и разъяснительные работы среди народа. Если мы будем вести подобную работу на системной основе, народ готов поддержать государственную политику. В свое время народ относился с недоверием к правительству. Некоторые государственные органы непосредственно были виновны в этом. Крупные месторождения отдавали за 300 сомов. Большие деньги попадали в левые карманы. Сейчас постепенно появляется доверие. Потому что мы открыто вели работу.

Да и мы не отсиживаемся в теплых креслах, организовали около 60 поездок, начиная с Ак-Суу на Иссык-Куле, заканчивая Сулюткой в Баткене. Проводим содержательные встречи. Народу нравится, что месторождения продаются на основании аукционов. Они поддерживают. Но здесь есть вина и инвесторов. Хотят начать работу, не проводя разъяснительные работы среди населения. К слову, в этом году на Иссык-Куле впервые состоялась национальная конференция между народом и инвесторами. Народ просит, чтобы мы и дальше проводили конференции. Мы планируем в следующем году провести их на юге.

- Как вы думаете, когда вся проделанная работа принесет плоды?

- Есть надежда, что в течение 1-2 лет народ нас поддержит. Все страны сталкивались с таким переходным периодом. К примеру, в той же Турции, Монголии ситуация между народом и инвесторами стояла столь же остро, как у нас. Мы тоже преодолеваем такой же этап. К примеру, экология играет значительную роль в горнодобывающей отрасли. С нами связываются международные компании, сообщают о существовании безвредных способов золотодобычи и предлагают их применять. Мы уделяем этому большое значение.

- В нашей стране актуальна проблема газа. Появился ли прогресс в разведке и разработке месторождений газа и нефти?

- Нет чего-то революционного, касающегося газа. Несколько компаний над этим работают. В основном работа ведется на юге страны. В данное время были выданы 56 лицензий, касающихся месторождений нефти и газа. Работа ведется на трех участках. Все они относятся к "Кыргызнефтегазу". Все остальные месторождения на уровне разведки. "Баткеннефтегаз" занимается разведкой газа на северном и южном Сохе. Недавно они сдали геологический отчет, сообщив, что там 508 млн кубометров газа. Но мы еще не утвердили эти данные. Более точную информацию мы официально сообщим народу.

- Каким образом идут судебные разбирательства с компаниями, чьи лицензии была аннулированы?

- В данное время ведутся более 40 судебных процессов. 90% из них с теми, чьи лицензии были аннулированы. По воле Божьей, успех на нашей стороне. Предупрежу, что речь идет о внутренних судах. Международные суды не в нашей компетенции. Ими занимается специальный центр при правительстве.

- В этом году по вашей инициативе были внесены изменения в закон "О недрах". Расскажите, о каких изменениях идет речь.

- Основное значение изменений заключается в том, что мы облегчили работу бизнесменов, которые занимаются горнодобывающей деятельностью. Потому что в прошлом году, когда я оказался на этой должности, около 300 компаниям грозила отмена лицензий. В законе был указан жесткий порядок. К примеру, если ты хоть на день опоздаешь с выплатой 1, 100, 1 млн сомов, то твою лицензию сразу отменяли. Были и другие мелкие препятствия, которые мешали работе. Мы все это устранили. Если бы мы сразу отменили все 300 лицензий, то завтра это могло привести к социальному взрыву. Правительство поддержало наше подобное решение. Я благодарен Жогорку Кенешу, который правильно нас понял и поддержал. Кроме того, мы ввели нормы, которые призывали к порядку наших сотрудников. Наши сотрудники будут привлекаться к административной ответственности, если не сделают свою работу вовремя. К примеру, заявки мы должны рассмотреть в течение 60 дней, продления - в течение 30 дней. Вот такие сроки были выставлены.

К примеру, есть дела, которые не рассматриваются и даже спустя 3 месяца, 6 месяцев или года. Наши сотрудники боятся ответственности и более четко выполняют свои обязанности. В свое время были явления, когда они говорили: "У меня много дел, очень занят", - но сразу же брались за работу, когда им давали деньги. Нужно открыто это признать.

- Наверное, такие методы встречаются во всех министерствах...

- Не нужно чего-то бояться, нужно вводить такие нормы. Если мы не начнем с себя, то от кого будем требовать? Бывают те, кто ждет у дверей неделями, месяцами. Я специально обхаживаю коридоры агентства. Если вижу, как человек устал чего-то ждать, я подхожу и спрашиваю: "К кому вы пришли, по какому делу?" Мне отвечают: "Пришел к нему, из Баткена, Таласа". Я сразу захожу к сотруднику и спрашиваю: "Почему ты заставил этого аксакала так долго ждать?" Как я говорил выше, я вынудил сотрудников встать со своего уютного места и объехать регионы. Они говорят: "Мы теперь поняли, где расположен Чаткал и Баткен". Теперь они не будут заставлять ждать тех, кто приехал к ним издалека. Если они будут необоснованно затягивать работу, то за свой счет оплатят транспортные расходы и гостиницу человеку, который будет ждать. Вот такие жесткие требования я выдвинул. Слава Богу, сейчас работа выполняется очень быстро. Но бывают случаи, когда некоторым приходится ждать. Бывают различные люди, разные обстоятельства. Но в общем, сотрудники прочувствовали на себе ответственность, многое начали понимать.

- Все предыдущие руководители агентства попадали за решетку один за другим. Когда вы оказались на этой должности, говорили о 13 коррупционных схемах. Борьба с коррупцией все еще в силе? Какой прогресс намечается?

- Прошел год и 5 месяцев с тех пор, как я стал руководителем. Не скажу, что лично сам раскрыл 13 коррупционных схем. Хорошую помощь оказали сотрудники ГКНБ. Много работали при Совете безопасности. Я лишь был исполнителем политической воли. Потому что до этого 4-5 руководителей попали за решетку по коррупционным делам. Я обратился к коллективу и сказал: "Давайте вместе вести работу, если хотим очиститься". Мы раскрыли упомянутые 13 схем. Есть и другие подсхемы. Мы ничего не испугались, открыто сказав: "Вот такие у нас недостатки". Составили план, секретарь Совета безопасности Жунусов и глава АКС Сыдыгалиев приняли участие в утверждении рабочего плана. До сих пор ведется работа по борьбе с коррупцией на основании упомянутого рабочего плана. По итогам уходящего года из 12 государственных органов мы выполнили свои планы на 81%. У нас самый высокий показатель. Но ситуация у нас не такая, чтобы хвастаться. Я везде говорю, что это лишь показатель, цифры. Но эти цифры говорят о том, что мы движемся в правильном направлении. Это лишь первый шаг. Мы обратились в Совет безопасности с другими хорошими предложениями.

Я далек от того, чтобы сказать, что мы полностью искоренили коррупцию. Самое главное находится в человеческом сознании. Коррупция никуда не денется, пока не изменится сознание. Есть еще одна проблема, которая касается зарплат. Люди все равно пойдут по неправильному пути, если полученной зарплаты не хватает на жизнь. Мы ведем работу в этом направлении. Ввели систему стимулирования. 5% прибыли с аукциона остается у нас. На основании этого мы выдадим премии лучшим сотрудникам. Тогда у людей появится мысль о том, что можно работать честно. Есть позитивные изменения. Думаю, что через год или два все придет в норму. Кроме того, есть недостатки, связанные с законами, которые способствуют коррупции. Нужно искоренить ситуацию, при которой решить вопрос деньгами будет проще, чем на основании закона. Мы подготовили второй пакет изменений в закон "О недрах" и намереваемся отправить его в Жогорку Кенеш. Намерены отправить наших сотрудников в Финляндию, Турцию, Монголию, чтобы они проанализировали успех в горнодобывающей отрасли в этих странах. Они подведут их опыт под наши реалии, чтобы подготовить законопроекты.

- В Кыргызстане полно состоятельных людей. Появляются ли среди них желающие разрабатывать те или иные месторождения?

- Появляются внутренние инвесторы. Я думаю, что это хорошее явление. Есть те, кто хочет разрабатывать угольные месторождения. Кто-то интересуется мелкими или средними золотыми месторождениями. Многих интересуют месторождения строительных материалов. В основном это наши местные бизнесмены. Но от наших не поступали предложения по крупным месторождениям. В основном западные страны интересуются нашими месторождениями золота, урана, мрамора, железа.

- Проделываемая вами работа очень важна для страны. Что вы думаете о том, чтобы поднять агентство до уровня министерства?

- Об этом я задумался уже после прошлогоднего назначения на эту должность. Были многочисленные дискуссии. Мы беседовали на эту тему с аппаратом президента и парламентом. В свое время было логично решение о том, чтобы создать агентство. Агентство - государственный орган, который исполняет какую-то политику. А Министерство - орган, который разрабатывает политику. Тут есть свои плюсы и минусы. Нам предоставили достаточный объем полномочий. К примеру, у нас не было функций по организацию проверок, но их нам дали. Мы не ставим перед собой цель стать министерством. Но если горнодобывающая отрасль является локомотивом экономики, то и орган должен быть соответствующим, могущественным. Хотим постепенно, поэтапно вести работу. Пока мы намерены показать себя как сильное агентство. Потом посмотрим. Но я думаю, что постепенно мы перерастем в министерство.

Источник: газета "Фабула" №99 от 26.12.14 / стр. 7

  https://www.gezitter.org/interviews/36209/ Ссылка на материал: