Сайдулла Нышанов, председатель комитета ЖК по аграрной политике, водным ресурсам, экологии и региональному развитию: «Продовольственные продукты начали выходить в мир»

Автор: Бактыгуль КУЛАТАЕВА
Эркин Тоо Эркин Тоо
16 декабря 2014
Версия для печати
Обратите внимание на дату публикации.

Сейчас часто стали говорить слова: Таможенный союз, логистический центр, современные лаборатории для экспорта мясной продукции из страны, экологически чистые продукты питания. После проведения реформ в сельском хозяйстве невозможно все сразу улучшить. В принципе, имеются постепенные сдвиги в указанной отрасли, отмечает управляющий аграрным сектором в Жогорку Кенеше наш депутат Сайдулла Нышанов. Мы побеседовали об этом с народным представителем.

- Сайдулла Канболотович, после недавней поездки с делегацией Жогорку Кенеша в Японию вы говорите о необходимости снова возродить тонкорунное овцеводство…

- Японский народ ценит экологически чистые продукты питания. Мы там видели продажу милых глазу национальных вещей кыргызов из войлока. Японцы сильно интересуются их природной естественностью, отличным качеством. В принципе, несмотря на высокую цену, там велик спрос на вещи, одежду, сделанную из тонкого овечьего руна.

Кыргызстан может войти в ряд стран мира, производящих экологически чистые продукты питания и натуральные вещи. Насколько красива наша природа, настолько качественны и вкусны произведенные у нас ягоды-фрукты и мясо-молоко, и вообще наша еда.

В Кыргызстане в последние 23-24 года ухудшилось качество овечьей шерсти, ее обрабатывают, а нет, так нет. Мы интересуемся курдюком, мясом, жирностью овец, а шерсти не придаем значения, порода испортилась. Утрачено качество шерсти. Известно, мы интересуемся и едим мясо, курдюк, но в курдюке, жире много холестерина. Например, в союзные времена в наших колхозах, совхозах были белошерстные овцы. Япония требует у нас шерсть таких овец. Сейчас в комитете Жогорку Кенеша поднимается вопрос возрождения белошерстных тонкорунных овец. Дело в том, что с развитием шерстяной отрасли мы получим большие доходы. Можем селекционным путем, искусственным осеменением снова возродить породистых овец. Мы исследуем, сколько на все это требуется денежных средств. Если правительство поддержит, то мы сможем в будущем найти свое место на мировых рынках своей качественной и экологически чистой продукцией. В принципе японцы интересуются всей нашей продукцией, начиная от меда до фасоли. Например, на днях полномочный представитель в Нарынской области сообщил о предстоящей продаже нарынского меда в Японию. Это хороший почин, который поможет аграрному сектору.

- При вступлении в Таможенный союз, как выяснилось, в выигрыше окажутся крестьяне и фермеры в сельскохозяйственной отрасли, а как будет с живущими только на зарплату людьми?

- Мы должны открыто сказать. Для сидящих на зарплатах в первое время будет чрезвычайно тяжело. Повысятся цены на продовольствие. А крестьяне, пахавшие с ранней весны до поздней осени, проливая трудовой пот, не вернули себе вложенные труды и затраты, отдали продукцию за ничтожные деньги. Им очень трудно продать и сдать. Когда вступим в Таможенный союз, оправдаются труды работяг-крестьян, за их счет поднимется наш бюджет, повысятся также зарплаты. Мы должны признать одну вещь, крайне сложно создать во всех отношениях благоприятные условия.

- Каковы наши возможности в развитии органического сельского хозяйства?

- Недавно мы побывали на выставке-ярмарке под эгидой международного форума, проведенного Искендербеком Айдаралиевым, вложившем огромные труды в производство экологически чистых ягод-фруктов и овощей. Там выставлены экологически чистые сельскохозяйственные продукты, начиная от курута до меда, поступившие со всех мест нашей республики. На мировых рынках силен спрос и требование на такие продукты питания. У дела, совершаемого Искендербеком мырзой, большое будущее. Есть намерение в следующем году при поддержке парламента, правительства провести в широком формате такое мероприятие, пригласить делегации стран, требующих органически чистую продукцию.

Высказываются мнения, что такие страны, как Япония, Южная Корея, намерены профинансировать у нас производство, в особенности органически чистой продукции. Например, цена органического хлопка в 2-3 раза выше, чем у простого хлопка. Его подкармливают не минеральными, а органическими удобрениями. Они заблаговременно дают задание, решают с ценами, финансируют расходы на основе проекта. Начались  работы, соответствующие намерениям крестьян в сельском хозяйстве. Будь то Таможенный союз или отрасль органического сельского хозяйства, в принципе, мы потихоньку начали двигаться с места.

- Мы вступаем в Таможенный союз. Но когда у нас построят лаборатории, отвечающие требованиям?

- Правильно говорите. Хотя у нас есть вкусное, чистое мясо и молоко, но при экспорте мы хромаем в одной вещи. У нас нет лабораторий, известных ближнему и дальнему зарубежью, выдающих  сертификаты, заключения. Иран, арабские страны готовы вывозить от нас скот в живом весе. Мы могли бы построить у себя мясокомбинаты, даже маленькие, сами зарезать скот согласно нормам, подготовить и отправлять. Создались бы и рабочие места. Есть предложение проводить через казахстанские лаборатории и вывозить за границу. Но лучше чтоб было у нас самих. Дело в том, что при проведении там, у нас потребуют чрезмерные деньги.

У строительства современных лабораторий есть только один вопрос. Это – денежные средства. Сейчас правительство проводит большую работу над этим. Если Южная Корея даст 40 млн долларов инвестиций, то построят на севере и юге по одной логистической лаборатории. Будет помощь и от России. Как только решится денежный вопрос, строительные работы закончатся за 3-4 месяца.

Источник: газета «Эркин тоо» №97 от 16.12.2014/стр. 4

  https://www.gezitter.org/interviews/35844/ Ссылка на материал: